Статьи с таким заголовком неоднократно появляются в печатных и интернет-СМИ. Ранее в конце фразы всегда ставили вопросительный знак. Теперь в конце фразы можно ставить точку

Решение Стокгольмского суда

Газовая война между Украиной и Россией началась в тот момент, когда на некогда условной административной границе между республиками появился первый пограничный шлагбаум и деньги стали у каждого свои. За последние годы у каждой стороны накопился просто мешок претензий друг к другу и стороны решили обратиться в третейский суд – Стокгольмский арбитраж.

Сам собой напрашивался вывод, что произойдет взаимозачёт претензий. Однако суд счел, что Россия Украине должна, а вот Украина России – нет, и причину указал предельно «вескую»: у Украины тяжёлое экономическое положение.

Говоря по-простому, высокий суд своей волей

а) разрешил Украине не платить долги России;

б) обязал Россию профинансировать украинский режим на 2,6 млрд. долларов.

В Стокгольме просто ухахатывались от восторга, какую хитрую комбинацию они провернули, а в Киеве начали срочно искать сейф, в который сложат тонны резанной зелёной бумаги и готовить новый иск к России – на 20 млрд. долларов. (Попрошайничество и вымогательство – главные статьи дохода украинского бюджета.)

«Ответка»

В «Газпроме», узнав о вердикте суда, не стали рыдать в подушку, а заявили, что «Газпром» в одностороннем порядке с 1 марта: а) разрывает контракт с Украиной на транзит газа; б) разрывает контракт с Украиной на поставку газа. Кто сомневается, что такое решение было принято без предварительной консультации с Кремлём? Вот европейцы тоже не сомневаются.

И поплохело всем: и Европе, и Украине.

Украина, которая уже «два года как скинула российскую энергетическую удавку» вдруг ощутила дефицит газа. А Европа почувствовала зимний холодок, и мысль, что газовая труба, тянущаяся через всю Украину, с завтрашнего дня может оказаться бесполезным куском железа, показалась ей не такой уж безумной.

Ошпаренные тараканы

Европейцы повисли на телефоне: «Вы что там в Кремле, офигели? Мы же замёрзнем!» Но им вежливо объяснили, что во-первых, есть «Северный поток», так что совсем без газа они не останутся, ещё есть российский сжиженный газ. А на будущее лучшей гарантией бесперебойной подачи голубого топлива является «Северный поток-2» и чем скорее он будет запущен, тем для Европы будет лучше: ну зачем вам эта беспокойная транзитная Украина, от которой одни проблемы?

А во-вторых, «Газпром» подал в Стокгольмский суд апелляцию и если Высокий суд отменит своё решение, то «Газпром» изменит своё, и газа в Европе будет просто завались. В общем, думайте, ребята!

Вам ничего не кажется необычным? Ранее Москва всегда искала компромисс, дипломаты вели многочасовые переговоры, после которых валились с ног и жменями глотали таблетки. Но в этот раз Кремль пошёл на сознательное обострение, на лобовое столкновение.

Отступление кончилось

Последние несколько лет Россия придерживалась тактики маневрирования. Неоднократно Россию пытались повалить и растоптать. Не сдаваясь, Москва, тем не менее, не вступала в драку: сил не было, не готова была наша страна к открытому вооружённому противостоянию.

1 марта в послании Федеральному собранию Путин сказал: «Мы готовы к войне, если кто попытается перевести решение проблемы в военную плоскость – мы не станем увиливать, у нас есть чем ответить, мы примем бой». И в мир замер. С 1 марта политика России изменилась: Россия переходит в наступление.

Клим Подкова