Церковная и светская политика смешивается и взбалтывается

Немецкие католические епископы идут в Центральную и Восточную Европу. Об этом шел разговор в ходе совещания Конференции немецкого епископата (DBK) в баварском городе Ингольштадт. По итогам его было опубликовано заявление, представленное главой DBK, кардиналом Рейнхардом Марксом. В нем говорится, что «углубление диалога» со странами ЦВЕ «должно стать центром международной деятельности нашего епископата в ближайшие годы». Детальную программу поручено разработать комиссии Конференции по делам вселенской Церкви под руководством архиепископа Бамберга Людвига Шика.

Интерес к этому решению проявили европейские СМИ, причем не только религиозные, но и светские. И вот почему. Сделанные со стороны кардинала Маркса и архиепископа Шика разъяснения дают основания считать, что Католическая церковь в Германии будет работать на грани духовной и мирской политики. Немецкие епископы считают, что в таких странах, как Польша, Чехия, Венгрия, «церковные лидеры время от времени пытаются бороться с правыми популистами и антиевропейскими политиками», некоторые из которых занимают высокие посты в правительствах этих государств. Здесь политические вопросы, связанные с беженцами и миграцией, переплетаются с внутренними церковными вопросами.

Хотя немецкие епископы рассматривают европейскую интеграцию как «проект надежды», в среде верующих и духовенства Центральной и Восточной Европы его часто интерпретируют как угрозу национальной и христианской идентичности, добавляет кардинал Маркс. При этом он считает необходимым, чтобы диалог Католической церкви в Германии и, например, Католической церкви в Польше не ограничивался встречами лишь между иерархами, он должен охватывать все уровни церковной жизни. В частности, важно обсуждение на академическом уровне и стимулирование молодежных организаций и приходов углублять взаимные контакты.

Но вот что происходит. Как стало известно, в конце августа сего года глава Конференции немецкого епископата посетит Гданьск по приглашению президента этого города Павла Адамовича. Это уже политика, которая в ситуации ныне обостренных польско-немецких отношений будет заставлять правящую в Польше партию «Право и Справедливость» (PiS) с определенной настороженностью относиться к инициативам немецкого епископата. Ведь тот же Адамович является представителем оппозиционной «Гражданской платформы», которая в глазах PiS и ее электората имеет устойчивый имидж прогерманской партии.

Подобное характерно не только для Польши. Участвовавший в работе совещания DBK чешский богослов Томас Халик выступил против понимания популизма как явления исключительно Центральной и Восточной Европы. Халик включает в этот контекст и президента США Дональда Трампа, и Brexit, и настроения в Восточной Германии. По его мнению, это «реакция на мир, который стал сложным благодаря либерализму и глобализации». Отсюда подъем популистов, которые ищут «врага», и если раньше «врагом» были «евреи, теперь уже мигранты». При этом сам чешский богослов открыто выступает против переизбравшегося на второй срок президента Чехии Милоша Земана.

В промежутке между первым и вторым туром Халик призывал избирателей отвернуться от Земана, который вместе с премьером Андреем Бабишем хотят повернуть «нас от Европы в сторону дикого Востока». Такая позиция делает уязвимой аргументацию тех сил в европейских католических Церквях, которые критикуют Чехию, Польшу и Венгрию за рост национализма и ксенофобии, поскольку правительства в этих странах могут свести все к политической борьбе, нивелировав духовное измерение. Что, в свою очередь, создает сложности для епископата. Может быть, князи Церкви различных государств и согласились бы между собой в оценках сложившейся ситуации, но они не могут не учитывать настроения паствы, которая склонна больше поддерживать по спорным вопросам светских политиков, а не пастырей.

Ведь исторический опыт показывает, что сплочение европейских верующих происходит тогда, когда у них появляется общий враг. Скажем, для польских и немецких католиков это было характерно даже во время раздела Речи Посполитой. Поход канцлера Отто фон Бисмарка против Католической церкви в Германии привел к тому, что немецкое крестьянство в выборе между светской властью и Церковью встало на сторону епископата. Враждебность к канцлеру выросла не только среди немецких католиков, но и в польских епархиях в зоне раздела, дав дополнительный импульс росту национального сознания. У Костела появился и влиятельный политический союзник в Рейхстаге — католическая партия Центра, выступившая в защиту меньшинств. Второй раз немецкие и польские епископы объединились во времена Польской Народной Республики, когда 18 ноября 1965 года польский епископат, враждовавший с коммунистическими властями ПНР, подписал письмо, адресованное немецким епископам, со словами «прощаем и просим прощения».

Сегодня общего врага нет. Складывается впечатление, что иерархов Католической церкви в Германии и в Польше мало что разделяет. Сложности есть с паствой. Подталкивает католиков общаться друг с другом в основном Святой престол. Однако Ватикан далеко не всемогущ. Отсюда намерение Конференции немецкого епископата начать работу на низовом уровне — приходах, молодежных организациях, образовательном и исследовательском уровне. Но здесь они могут столкнуться с саботированием диалога со стороны самих верующих, а также сопротивлением правительств соответствующих стран. Это первое. Второе. Обсуждение политических проблем способно негативно отразиться на церковной дискуссии в ситуации, когда для части тех же консервативных польских католиков их немецкие единоверцы выглядят слишком либеральными в вопросах брака и семьи. И третье. Откуда все-таки исходит импульс, вдохновивший немецкий епископат начать активно работать в Центральной и Восточной Европе, — из Берлина или Ватикана? Время должно дать ответ.

Станислав Стремидловский, ИА REGNUM