Прежде чем давать достойный ответ американцам в стиле запорожцев «свиняча ти морда, кобиляча срака», хорошо бы понять, что мы сами имеем в виду, когда уверенно отвечаем на вопрос «А нужно ли России быть сверхдержавой?».

Американские дипломаты отправились в турне по Ближнему Востоку, чтобы намекнуть арабам и туркам: покупка оружия у России будет воспринята как враждебные по отношению к Вашингтону действия.

«Белый дом отправляет Кремлю сигнал о том, что Россия не сможет вернуть себе статус сверхдержавы», – комментирует National Interest.

С одной стороны, действия Вашингтона немного запоздали: Россия пусть и не обладает военной и политической мощью СССР, но может себе позволить на международной арене куда больше, чем любая другая страна, за исключением США.

И даже если продажи С-400 снизятся, а отечественные олигархи смогут ездить на отдых не дальше Израиля, это принципиально не поменяет ситуацию.

С другой стороны, как писали запорожцы турецкому султану, «Який ти в чорта лицар, коли голою сракою їжака не вб’єш?»

Ежом в данном случае является Украина и другие враждебные приграничные страны, которых сверхдержава у себя под боком не потерпела бы.

С третьей стороны – терпели же (и продолжают терпеть) США у себя в подбрюшье Кубу. Саддама свергли, а Кастро – нет (ключевые слова тут «нефть» и «неприемлемый ущерб»).

Украина в ее нынешнем неприглядном виде – это лучшая прививка от желающих устроить в России революцию и евроинтеграцию. Смотрите и наслаждайтесь, можете даже съездить посмотреть на страну победившего «достоинства» (хочется добавить – мужского), только по вечерам по улицам не ходите, если жизнь не надоела. Так что пусть скачут.

Словом, граней у явления под названием «сверхдержава» не меньше, чем у хорошего бриллианта.

Поэтому, прежде чем давать достойный ответ американцам в стиле все тех же запорожцев – «свиняча ти морда, кобиляча срака, рiзницька собака, нехрещений лоб», ну и так далее, хорошо бы понять, что мы сами имеем в виду, когда уверенно положительно отвечаем на вопрос «А нужно ли России быть сверхдержавой?».

Вариант «хотим, чтобы было как при СССР» заведомо неприемлем и даже опасен.

Для кого-то это ностальгия по молодости, когда презервативы не рвались и не гнулись, а для молодежи СССР – это мифическое государство, мало отличающееся от Средиземья или Семи королевств Вестероса.

Но почему-то многие и у нас, и в США уверены, что Россия в роли сверхдержавы – это исключительно СССР 2.0.

Желающим вернуться в сладкое советское прошлое хорошо бы помнить: во-первых, фарш невозможно провернуть назад, а во-вторых, неужели вы забыли, чем СССР кончил?

Не надо уподобляться свидомым украинцам и думать, что на двадцать пятый раз грабли по лбу шлепнут нежно и ласково. Ударят еще больнее, чем прежде.

Немцы поняли, что мировое господство военным путем не достигается, проиграв две мировых войны и утратив заметную часть территорий. Может быть, нам тоже хватит двух распадов государства за один век, чтобы не пытаться снова объять необъятное и впихнуть невпихуемое?

Еще один популярный вариант ответа на вопрос про «сверхдержавность» – это «мы хотим, чтобы с нами считались».

Да, действительно, очень неприятно, когда Вашингтон принимает какое-то решение без учета российских интересов.

Вот только сторонники этой скромной концепции сверхдержавности как-то забывают о том, что советско-американские отношения отнюдь не были взаимными расшаркиваниями и скрупулезным учетом интересов конкурента. Ровно наоборот.

Когда в мире есть две или более сверхдержав, претендующих на единоличное лидерство, их политика сводится к попыткам ослабить или как минимум уязвить конкурента.

СССР тратил миллиарды на разнообразные страны «народной демократии». США, в свою очередь, поддерживали борцов с коммунизмом во всем мире, включая Усаму бен Ладена, вовсе не учитывая чьи-то там интересы, кроме собственных (не всегда верно понятых).

Да, Вашингтон и Москва в те годы действовали с оглядкой друг на друга, чтобы не допустить перерастания очередной прокси-войны, будь то Вьетнам или Афганистан, в реальное столкновение. Но не более того.

Поэтому чем ярче Россия будет проявлять «сверхдержавность», тем меньше США будут учитывать наши интересы и тем больше будут пытаться им навредить – что, собственно, уже и происходит.

Наконец, есть третий, либеральный, вариант ответа. Мол, истинная сверхдержавность – это мощная экономика, первые места в мире по ВВП на душу населения и (добавление от интеллигенции) всемирное культурное влияние.

Начнем с последнего. Тут, как говорится, неча на зеркало пенять.

Потому что в «недостаточном распространении русской культуры» виновато вовсе не государство.

Английская литература, американский кинематограф и музыка американских же негров (рок и рэп) стали самыми популярными в мире вовсе не благодаря реализации федеральных целевых программ «Читай британское, смотри и слушай американское».

Да, Госдеп поддерживал распространение джаза по миру, но не давал денег на сочинение регтаймов.

Российским писателям и композиторам давно пора перестать смотреть (тут будет более терминологически верным другой глагол, синонимичный слову «самоудовлетворяться») на великую русскую культуру 19-го века, а режиссерам – делать то же самое по отношению к советскому кинематографу 60–70-х годов.

Господдержка во все времена только вредила культуре.

Лучшие произведения, которые вошли в мировой культурный фонд, практически всегда создавались под давлением или нищеты, или государства, или общественной морали, а лучше – сочетания всех трех факторов.

Исключения единичны и вовсе не стоят нынешних неумеренных ассигнований из бюджета, которые к тому же тратятся или с явными нарушениями, или на гонорары явным русофобам.

А вот насчет экономики в целом, пожалуй, стоит задуматься.

СССР рухнул по многим причинам, но одной из главных было явное несоответствие уровня жизни граждан военно-политической мощи государства, наравне с разочарованностью элит в самом проекте построения коммунизма.

И сейчас западная пропаганда в лице разнообразных клонов радио «Свобода» и их идейных братьев недаром делает основной акцент на том, что, мол, Крым и Сирия России не по карману, лучше бы потратили народные деньги на повышение пенсий и зарплат (чтоб они так же агитировали Киев прекратить тратить заемные деньги на войну в Донбассе).

Они бьют туда, где уже сработало, что логично.

Нищая сверхдержава – это оксюморон. Напряжением усилий можно выиграть войну, но постоянно жить в состоянии напряжения вредно для здоровья.

США сперва разбогатели, а потом стали сверхдержавой, сумев скупить лучшие мозги планеты. Германия стала главной страной Европы начала 21-го века не благодаря военной мощи, а благодаря экономике. Китай добился нынешнего статуса тоже благодаря стремительному экономическому, а не военному скачку.

Россия уже пробовала ходить «другим путем», пришла известно куда и до сих пор оттуда до конца не выбралась.

Поэтому при всей как заслуженной, так и иррациональной нелюбви русского народа к либералам похоже, что в этом случае они оказались правы.

Экономически мощная страна естественным путем становится сверхдержавой. Для нее не составляет труда назанимать денег по всему миру и тратить на оборону столько, сколько она считает нужным.

Она способна привлекать инвестиции даже от своих идеологических и политических противников (это не только российские вложения в американский долг, но и американо-китайские сложные, но взаимовыгодные отношения).

Вот только следует помнить: и огромный Китай, и маленький Сингапур и другие азиатские «тигры» достигли своей нынешней экономической мощи не благодаря, а вопреки советам МВФ и других западных «гуру».

Выборная сменяемость власти и неограниченная свобода слова тоже вовсе не являются необходимыми компонентами экономического процветания, оставим этот карго-культ соседям.

Либералы правы – экономика на первом месте, вот только подпускать их к управлению экономикой однозначно нельзя – опять-таки опыт есть, и позитивным его не назовешь.

Россия могла бы позволить себе не быть сверхдержавой, а тихо-мирно следовать в чьем-нибудь фарватере, подобно Канаде, только в одном случае: если бы в мире существовала еще одна (а лучше несколько) дружественных русскоязычных стран с мощными армиями. Британия позволила своей империи распасться только после того, как удостоверилась, что Вашингтон крепко держит флаг англосаксонской мощи.

Поскольку у России подобного «сменщика» нету, придется все делать самим – как немцам, японцам, китайцам и многим другим.

И если будем смотреть не в прошлое и отвлекаться на глупости вроде абстрактного «величия», а в будущее – то, без сомнений, справимся.

Антон Крылов, ВЗГЛЯД