Польский премьер: глупец или невежа?

«Я надеюсь, что он глупец, а не невежа», — так отозвался о своем премьер-министре в интервью израильской газете «Джерусалим пост» видный депутат польского сейма Михал Каминский. Это заявление последовало вслед за очередным вербальным падением премьера Матеуша Моравецкого в ходе выступления на международной конференции по безопасности в Мюнхене. Глава польского правительства провел знак тождества между польскими, украинскими, русскими и еврейскими коллаборационистами в ходе Второй мировой войны.

Не удивительно, что в Израиле очередная словесная очередь из польского автомата переиначивания истории вызвала гнев. Кто-то даже нарисовал свастику на ограде посольства Польши в Тель-Авиве, указав на тождество. Сам факт присутствия в лагерях смерти коллаборационистов еврейского происхождения не только не оспаривался в Израиле, но был предметом несметного количества исследований и обсуждений. Однако эти люди действовали под страхом смерти, по прямому принуждению. Чего нельзя сказать вовсе о поляках, активно сотрудничавших с немцами в истреблении евреев и даже учинивших кровавые погромы после поражения немцев.

Однако дела находятся в еще более запущенном состоянии. Израильская пресса сообщила, что перед отбытием в Мюнхен Матеуш Моравецкий совершил паломничество к мемориалу «Бригаде Святого Креста». Это объединение польских националистов влилось со временем в СС, как известно.

Жесткие заявление премьер-министра Нетаньяху не урезонили покамест находящихся у власти польских националистов. Преклонение перед памятью извергов «батальона» вызвало даже осуждение со стороны обычно молчаливого и хилого лидера Всемирного еврейского конгресса Рональда Лаудера (сын известной мастерицы косметики Эсти Лаудер). Однако речь идет никак не о единичных проявлениях слабоумия премьера, как бы желалось Михалу Каминскому, но о системном поведении.

Напомним, как 22 июня минувшего года польский парламент одобрил законодательно снос памятников советским воинам-освободителям. При обсуждении этого акта надо особо подчеркнуть тот факт, что публичное законодательное охуление состоялось именно 22 июня. Эти люди хотели погумиться над памятью тех, кто освободил Польшу от нацизма. Да, для поляков советская армия — это не только освободительница в конце войны, но и незванный гость в 1939-м. Более того, польско-российская история полна кровавых страниц. Тем не менее попрание памяти освободителей было настолько вопиющим, что вскоре после их голосования Государственная дума России и Кнессет Израиля провели параллельные и синхронные заседания, на которых осудили эту провокацию.

В этом контексте важно подчеркнуть, что глумливую поправку к закону, позволяющую отныне карать за неугодное националистам изложение истории польского коллаборационизма в ходе Второй мировой войны, приняли накануне Международного Дня Холокоста. У них не получилось провести голосование в точь в этот день, так как он приходился на выходной, но смысл их действий вполне очевиден в обоих случаях.

Следует оговориться сразу и подчеркнуть, что история Польши в годы Второй мировой войны — это летопись трагедий, имеющая свои пропечатанные золотыми буквами героические страницы. Поляки приняли удар в сентябре 1939 года и вели неравный бой. Они находились под оккупацией, поэтому лагеря смерти никак нельзя назвать «польскими». Их правда. И польское подполье было смелым и несгибаемым всю войну.

Наряду с этим были не поддающиеся разуму проявления жестокости и подлости, когда поляки не только выдавали евреев немцам, но и просто шли сами убивать и грабить своих еврейских соседей как в начале войны, так и в ходе войны и даже после разгрома нацизма. Немногие уцелевшие евреи вышли оттуда с чувством, что поляки были ничуть не менее лютыми убийцами, чем немцы.

Израильско-польская драма несет в себе особый чувственный накал, ибо перед нами полный разрыв между двумя народами, прожившими вместе множество веков. Для понимания степени серьезности этого симбиоза стоит посмотреть, кто из лидеров Израиля говорил по-польски. С другой стороны, стоит отметить еврейское происхождение таких столпов польской культуры, как Адам Мицкевич и Юлиан Тувим. Еврейские корни Шопена по матери тоже обсуждаются исследователями, но не столько очевидны.

Остается спросить, зачем полякам всё это нужно? Когда они преднамеренно оскорбляют Россию и Израиль, то вспоминается басня Крылова о Моське. Вместо того, чтобы строить свою национальную культуру, они самоутверждаются за счет оскорбления других. И это прискорбно.

Авигдор Эскин, ИА REGNUM