У бесконечной тягомотины — вашингтонского расследования «дела о русском вмешательстве в выборы» — есть одна маленькая частность. Дело-то начиналось с совсем другой истории. А именно с расследования незаконного вмешательства администрации демократов в жизнь американцев. И начиналось оно еще при Бараке Обаме, а «русским» стало уже потом, когда оказалось, что демократам надо как-то защищаться. История эта (и многие ей подобные) склоняет не только американцев, но и Запад вообще к грустным размышлениям о том, что такое демократия в целом и что с ней творится. И размышления эти куда интереснее затянувшегося поиска «русских хакеров» в темном киберпространстве.

Рекордсмен по слежке

Итак, свежая публикация консервативного ресурса Daily Signal, которую читать трудно — названия ведомств, имена чиновников, упоминания нарушенных статей закона, отсылки к малоизвестным нам фактам… Расследовательская журналистика в классическом, то есть нечитабельном виде. Но на самом деле все просто. Из публикации этой хорошо видно, с чего (и — что особенно важно — когда) вся история с «российским вмешательством» стартовала.

Для начала: в США существует так называемый секретный суд — он же суд по разведывательной слежке (Foreign Intelligence Surveillance Court). Он нужен для того, чтобы выдавать разрешения на слежку, прослушивание телефонов и взлом почты, а то без суда как-то неудобно.

Этот секретный суд, как выясняется, не получил информации от ФБР насчет наблюдения за активистами предвыборной кампании Дональда Трампа. И насчет всякого другого наблюдения. А должен был, по закону, получить. Собственно, об этом и говорит меморандум конгрессмена Девина Нуньеса, который мелькал в наших СМИ, и многое другое, выявляющееся в ходе бесконечного «дела о российском вмешательстве».

Так вот. Самое интересное в публикации Daily Signal в том, что она ясно показывает: дело началось еще в октябре 2016 года, за несколько недель до того, как Трамп был неожиданно избран президентом. И оно тогда было вовсе не о России, а о том, что вытворяла администрация Обамы по части слежки за всеми и вся. Это был, по сути, бунт одной отдельно взятой «секретной судьи», которая потребовала раскрыть определенные документы суду. А раскрывать их ведомства типа ФБР или АНБ (имени работавшего в последнем Эдварда Сноудена) по закону обязаны.

Спецслужбы начали защищаться, объясняя, что тут у них особый случай — расследование «дела русских хакеров», которые находятся в сговоре с Трампом и помогли ему выиграть выборы. То есть попробовали заглушить один, реальный скандал другим, вымышленным, увести разговор в сторону. Так возникло «русское дело».

То есть изначально оно не только не было «русским» — оно касалось того, что при Обаме в невиданных количествах направо и налево выдавались административные разрешения на взлом почты и прослушивание. Вдобавок эта деятельность скрывалась от закона. А главное — что как минимум с 2011 года велась слежка и за американскими гражданами. В том числе конкурентами на выборах. И это при Обаме, из которого сегодня делают (еще при жизни) икону, парадный портрет глобальной демократии.

Обнаружить, что на самом деле Обама — этакий американский аналог мультяшного злодея Берия из американских агиток — это для них чересчур. Увод разговора к «российскому вмешательству» уже не очень помогает. Во множестве СМИ, американских и не только, сейчас идет тяжелый спор о том, что не так с демократией.

Спор предельно интересный. Вот две публикации, свежие, выловленные из потока им подобных буквально наугад — на их месте могли быть любые другие.

«Откуда такой оптимизм?»

Комментарий в New York Times о том, что демократы в США и их коллеги в Европе вообще не соответствуют своему названию. «В теории при демократии большинство должно влиять <…> на распределение доходов. На практике это не так», — пишет автор.

Мысль, очевидно, здравая. Особенно сегодня, когда верхушки партий демократов, социал-демократов и прочих перестали представлять как средний класс, так и рабочий и многие другие сословия. А учитывают интересы только богатых и сверхбогатых: такова мысль газетного комментария и книг, которые там цитируются. (Ну а республиканские и прочие «правые» партии даже теоретически не должны были заниматься проблемами «низших классов» — хотя сегодня это уже не так).

И вот на выборах 2016 года самые богатые 0,01 процента американцев внесли 40 процентов денег на предвыборную кампанию, в то время как в начале 80-х их доля пожертвований была лишь 16 процентов. При этом мы помним, что демократы получили таких пожертвований куда больше республиканцев.

Далее: более 54 процентов голосовавших в 2016 году за демократов оказались людьми с образованием выше среднего. Менее образованная публика пошла голосовать за республиканцев. (А то, что образование в США в течение нескольких десятилетий постепенно становилось идеологизированным, переходя в руки либерально мыслящей профессуры, — факт известный).

И еще из интересных мыслей этой публикации: понимая, что демократия получается какая-то странная и раскалывающая партию, лидеры демократов отвлекают своих сторонников кампаниями на темы, как можно более далекие от проблем имущественного неравенства. Спорьте о чем угодно — феминизм и приставания к женщинам, борьба с «расизмом», с «изменениями климата», и погромче, поагрессивнее…

И ведь не «российская пропаганда» это придумала.

А вот печальная книжная рецензия в лондонской «Таймс», бывшем «громовержце» и лидере мнений. Рецензия на работу Стивена Пинкера о том, что наконец-то пришла настоящая эпоха Просвещения, золотой век, когда только 10 процентов населения Земли по-настоящему бедны. Пришло время демократии, рациональности и гуманизма, пишет Пинкер, а панические разговоры о популистах, автократах и тех, кому почему-то нравится суверенитет и национальная идентичность — это так, психологически объяснимая склонность СМИ к плохим новостям, на самом деле новости все хорошие и демократия идет вперед и вверх.

«Откуда такой оптимизм?» — спрашивает рецензент. И завершает разговор так: «Все цивилизации умирают. Будем ли мы сражаться, чтобы защитить свою?»

Такие вот настроения — конец демократии, а с ней и цивилизации. И как же иначе, если главные демократы куплены 0,01 процента богатых и уличены в тотальной слежке, да еще и проигрывают (иногда) выборы.

Дмитрий Косырев, РИА