Литовская Республика отмечает столетний юбилей.

Президент страны Даля Грибаускайте сообщила, что Литве есть чему радоваться и есть что праздновать. Литва встречает свое столетие «как никогда признанной», у нее много друзей и она — уважаемое государство. Последнее утверждение вызывает сомнение, но за неимением лучшего приходится радоваться и своим иллюзиям: нельзя же радоваться тому, что свое столетие Литва встречает европейским рекордсменом по самоубийствам, алкоголизму, эмиграции и депопуляции.

В посвященном столетию Литвы интервью Литовскому телевидению Грибаускайте сказала, что по сравнению с тяжелым началом прошлого века, когда была провозглашена Литовская Республика, сейчас всё иначе. Литва признана международным сообществом, находится под защитой НАТО и может пользоваться возможностями Евросоюза по повышению благосостояния.

«Поэтому на самом деле есть чему радоваться и что праздновать. Я рада, что в этом участвуют все наши люди», — подытожила президент, уверенно заявив, что литовцы хотят праздновать 16 февраля.

Зачем надо было это уверенно заявлять?

Видимо, из-за имевших место в предыдущие литовские «дни рождения» скандалов, связанных с тем, что простые литовцы используют сакральные даты праздничного календаря своей страны для поездок в Польшу за колбасой.

Эта ситуация особенно возмущала литовских консерваторов: как так, проводить священный день восстановления государственности в очередях к польским оптовым базам? Литовцы отвечали своим политикам встречной критикой:

«Мерзшие на улице покупатели не жалели злых слов в адрес литовской власти. Было предложение сфотографировать литовцев, которые несут покупки из польских баз, и выслать снимки президенту Дале Грибаускайте. Ведь она должна знать, как люди празднуют 16 февраля», — рассказывал два года назад репортер литовского Delfi о том, как граждане Литвы «отмечают» возрождение государственности в польских Сувалках.

Так что в уверенном тоне Дали Грибаускайте звучат нотки самовнушения. Литовцы хотят, хотят, хотят, да хотят же праздновать 16 февраля! Даже если используют этот день для «шоп-туров» к соседям.

Фраза г‑жи президента о том, что «на самом деле есть чему радоваться и что праздновать», построена так, что выдает всю глубину царящего в литовском обществе пессимизма. Радоваться-то нечему, но если не предаваться унынию и хорошенько поискать, то какой-никакой позитив найдется. Литва входит в новое столетие «как никогда признанной» международным сообществом — уже хорошо. Спустя сто лет после провозглашения независимости она не Косово и не Нагорный Карабах — чем не повод для оптимизма?

Литовской власти остается утешать себя этим в условиях, когда республика встречает свое столетие как никогда вымирающей.

Литовцы не хотят жить в созданной для них стране и повально из нее бегут — вот главный итог столетия литовской государственности.

Рекорды литовской эмиграции постоянно обновляются. В 2015 году из Литвы уехали 35 тысяч человек, в 2016 году — более 40 тысяч, в 2017 году — 55 тысяч человек. С момента «восстановления независимости» количество жителей Литвы уменьшилось почти на миллион. С 3,7 миллиона в 1990 году до 2,85 миллиона сегодня. Более 90% молодых литовцев говорят социологам, что они хотели бы, если удастся, уехать в более развитую страну и получить там работу по специальности.

О причинах бегства из Литвы сами литовцы говорят просто и убедительно. Согласно социологическому опросу, проведенному центром исследования общественного мнения и рынка Vilmorus по заказу Каунасского технологического университета, 64% литовцев считают главной проблемой своей страны неадекватно высокие цены при зарплатах, которые остаются одними из самых низких в Евросоюзе.

Эта тема стала в Литве притчей во языцех: в Польше или Германии цены кратно ниже, а зарплаты выше. Возникает два вопроса: как Литовское государство допустило подобную ситуацию и какой резон при такой ситуации оставаться жить в Литве?

Столь же острая проблема Литвы — невозможность достойно жить в этой стране.

Литовские доходы не могут обеспечить нормального уровня жизни, говорят социологам 55% граждан республики. Пенсии и зарплаты в Литве нищенские, поэтому трудоспособного населения в стране становится всё меньше и меньше. Много ли уехавших захотят вернуться к литовским зарплатам и ценам? Никто не захочет. Поэтому надежды на возвращение эмигрантов нет никакой, честно говорят опросчикам 43% литовцев.

Большинство литовцев уверены, что на эмиграцию влияют прежде всего экономические мотивы (65% опрошенных). Среди других ответов — чувство социальной незащищенности, нехватка справедливости, негативное эмоциональное состояние, лучшие карьерные перспективы за границей, недовольство внутренней политикой и политиками.

Самое обидное для этих политиков состоит в том, что угрозу со стороны России в списке причин эмиграции литовцы почти не упоминали. Свалить трагическое положение дел в литовском обществе на традиционного козла отпущения — «агрессивного восточного соседа» — не получается. Всё куда печальнее.

Литва непривлекательна для собственных граждан, которые жили на этой узкой полоске вдоль берега Балтийского моря тысячу лет, а теперь отказываются от нее, не хотят связывать с ней свою судьбу.

«Самолеты летят и в Ирландию, и в Англию, в Норвегию, люди едут и сравнивают цены, зарплаты за тот же труд там и здесь. Конечно, результат не в пользу Литвы», — комментирует итоги опроса директор социологического центра Vilmorus Владас Гайдис.

В условиях глобальной конкуренции за людей Литва оказалась неконкурентоспособна. Поэтому она умирает. В год страна теряет 1,5–2% жителей. Нормальные здоровые люди из Литвы уезжают, а остающиеся делают свою страну европейским и мировым рекордсменом по самоубийствам и алкоголизму.

35 тысяч самоубийств за 28 лет независимости. 26,1 самоубийства на 100 тысяч жителей — европейский рекорд. 16 литров выпитого алкоголя на душу населения — мировой рекорд. Каждый второй житель страны — алкоголик. По прогнозу Eurostat, к 2080 году в Литве останется 1 650 тысяч жителей, из них 85% будут составлять люди старше 60 лет.

Разве сами по себе эти цифры не приговор для Литовского государства?

Здание этого государства оказалось кривым, кособоким и разваливающимся. Жители из этого здания в спешном порядке эвакуируются, переселяются. Но, конечно, признать этот факт и начать длинный разговор о том, почему так получилось и можно ли еще что-то исправить, литовскому «домоуправлению» не с руки. Особенно в день столетнего юбилея заваливающейся набок конструкции.

От этого идут в ход обороты вроде «на самом деле есть чему радоваться». НАТО защищает от «русской угрозы» (в которую сами литовцы, судя по опросам, не верят), Евросоюз позволяет пользоваться возможностями по повышению благосостояния (интересно, что имела в виду Грибаускайте: эмиграцию или дотации из еврофондов), а на юбилей Литвы в Вильнюс приедет много европейских лидеров. Всех их президент Литвы соберет в одном зале и прочитает длинную речь о противостоянии маленькой, но гордой Литовской Республики «русской угрозе». То-то будет достижение Литвы, то-то повод для радости, то-то история успеха!

Александр Носович, Rubaltic.ru