Юлия Владимировна («Наша кыця») спешит запостить фоточки: будущая спасительница отечества, обгоняющая в рейтингах прочих других «спасителей», встречается с представителями политического истеблишмента США. И ведет очень серьезные переговоры о светлом будущем (которое, несомненно, наступит после её победы на выборах – буквально на следующий день) и геополитической роли Украины в Солнечной системе как ведущей державы.

Порохоботы пинают агентов ФСБ, что сидят у них под столом. И рвут последние волосы на том месте, где спина заканчивает свое благородное название.

Юльки испытывают счастье электорального оргазма, подбрасывают в воздух чепчики, сучат ножками, а их воображение уже рисует тридцатитрехэтажный McDonalds, вознесшийся посреди Крыжополя.

Мраморные космопорты с не менее мраморными лестницами, плодотворная реформаторская идея, междупланетные симпозиумы мордатых иностранцев – инвесторов в Жмеринке, делегация миргородских пенсионеров в Сенате США и инкрустированные малахитом тризубцы прилагаются.

Кстати, о мраморных ступенях и немеркнущем лозунге: «Васюкинцы денег платить не будут. Они будут их по-лу-чать!»

1985 год. Ноам Хомский (американский лингвист, политический публицист, философ и теоретик): «…американская помощь и поддержка неизменно соотносится с… видами на возможность экономического грабежа…».

1997 год. Збигнев Бжезинский (американский политолог, социолог и государственный деятель) в книге «Великая шахматная доска»: «…Один лишь взгляд на карту грандиозных просторов Евразии подчеркивает геополитическое значение для США европейского плацдарма…»

2011 год. Дональд Трамп (действующий президент США) в книге «Былое величие Америки»: «наша защита предоставляется не безвозмездно. Если другие страны пользуются защитой … эти страны должны покрывать наши расходы. И точка».

Впрочем, юльки и прочие свидетели «Покращення», прихожане церкви «Житие по-новому» и адепты храма «Ганьба і зрада» книг не читают. А зря. Они бы тогда знали — с чем в конце концов остались васюкинские любители халявных мраморных лестниц.

А на память им осталась… «художественно выполненная на листе картона вывеска с четырьмя конями и соответствующей надписью» посреди полного расстройства.

Алексей Куракин