Последние слова российского летчика: «Это вам за пацанов!»

Подвиг в режиме реального времени. Еще никогда до этого момента настоящий героизм российского воина в Сирии нельзя было задокументировать с такой дотошной точностью. И скептики могли бы усомниться — официальная пропаганда делает из обычной военной потери шоу. Если бы это шоу не сделали сами террористы, кропотливо фиксируя на видео все свои действия.

Вот на одних кадрах Су-25 выполняет боевую задачу на опасно низких высотах. С земли резко взлетает ракета, выпущенная боевиками из переносного зенитно-ракетного комплекса. Трясущаяся камера ловит фокус на силуэте российского «Грача». Взрыв, струйка черного дыма, летчик пытается отвести штурмовик подальше от вражеской территории. Но горящий двигатель раскаляет машину, пилот катапультируется…

Белый купол медленно опускается на землю. В этот момент летчик (по неподтвержденным официально данным это — гвардии майор Роман Филиппов) практически беззащитен. Но за кадром слышны автоматные и пулеметные очереди. В 2015 году в такой же ситуации оказались российские офицеры Олег Пешков и Константин Мурахтин. Их Су-24 был сбит турецким истребителем, и они также десантировались на территорию противника. Олег Пешков погиб. Константин Мурахтин был спасен поисково-спасательной группой. Шансы есть всегда. Может быть, об этом думал российский пилот сбитого Су-25.

Приземлившись, он занял оборону за каменной насыпью, отстреливаясь из пистолета Стечкина от быстро подходящих боевиков. Одна обойма пуста. Вторую клинит на половине. Офицер выбрасывает обойму, передергивает затвор, «выплевывая» перекошенный патрон, вставляет третий магазин… Но террористы уже слишком близко. В какой-то момент они подходят к нему вплотную, вскинув автоматы. Соблазн взять российского летчика живым слишком велик. И слишком велико его внутреннее противление этому напору. Прописанная на генетическом уровне аксиома, выведенная предками — «русские не сдаются», — молотом пульсирует в висках…

На третьей секунде видео последнего боя летчика отчетливо слышно: «Это вам за пацанов!» Вот оно.

Я просматривал это видео раз 40 и не слышал этого. Пока в Сети не вычленили аудио-дорожку, вытянув звук. И чем чаще ее слушаешь, тем меньше сомнений, что это были действительно его последние слова. Я отослал этот ролик трем носителям арабского языка. И все они говорят, что это не обман слуха, потому что по-арабски эта фраза ровным счетом ничего не значит. Мои друзья высказали версию, что звук был наложен. Но этот ролик я выкачал с аффилированного с Фронтом аль-Нусрой (запрещенная в России террористическая организация) аккаунта в соцсетях. Вряд ли террористы стали бы заморачиваться героизацией гибели противника. А значит, возможно, это было ровно то, что хотел сказать перед смертью российский офицер. Он не молил о пощаде, не бился в истерике и не поддался панике. Четко осознавая безвыходность своего положения, он принял очень тяжелое решение, которое до него принимали десятки, сотни и тысячи героев нашей славной военной истории — не отступать и не сдаваться. Вместе с собой он попытался забрать и несколько боевиков. И, надеюсь, ему это и удалось.

«Это вам за пацанов!» — прозвучало уверенно, зычно, по-богатырски. Своей гибелью он отомстил за погибших на этой войне товарищей и показал несгибаемый характер настоящего офицера. И эта фраза наверняка станет такой же крылатой, как и последние слова не пожелавшего пресмыкаться перед террористами дагестанского полицейского Магомеда Нурбагандова. Обращаясь к коллегам, он сказал: «Работайте, братья». Работайте — за себя и за того парня…

Александр Коц, «Комсомольская правда»