Доверие украинцев к власти и к отдельным ее представителям грозит вот-вот опуститься до уровня статистической погрешности. Власть это не волнует. Её цель — нравиться не своим гражданам, а «Вашингтонскому обкому»

Последние дни января выдались в Украине на удивление бурными и обильными на события самого разного плана. Хороших из них оказалось совсем немного. В придачу к этому новости полетели одна хуже другой. Со всех сторон. Как с «вражеского» Востока, откуда никто не ждал ничего другого, так и с «дружественного» Запада. Там вдруг озаботились разгулом коррупции и кое-какими другими «изъянами» украинской «демократии», придержав кредиты. На таком откровенно негативном фоне показной оптимизм представителей Киева, который они взялись демонстрировать на зарубежных площадках, не мог не потрясти воображение даже видавших виды знатоков современной украинской жизни и ее исторических корней.

Тон, как и положено первому лицу, задал П.Порошенко. На Всемирном экономическом форуме в Давосе он излучал такой безудержный оптимизм в оценках состояния дел в стране, которую представлял, и собственного вклада в происходящее, что оставалось диву даваться от осознания того, дистанция какого огромного размера пролегла между главой государства и самим этим государством. В одном из давосских спичей Порошенко, например, изрек буквально следующее: «Они хотят изобразить, что Украина — неуспешная страна, мы не даем им никаких шансов для этого». Притом, что даже среди наиболее рьяных и преданных сторонников киевского режима на Западе общим местом стала трактовка Украины как государства «несостоявшегося» и, к тому же, продолжающего движение вниз, к полной руине, к хаосу.

Кроме острых внутренних проблем, несущих в себе угрозу самому существованию Украины, Киев в последнее время столкнулся с целым рядом не менее серьезных вызовов на внешней арене. Говорить о том, что перед страной замаячил призрак международной изоляции, как мы это делали летом-осенью прошлого года, теперь вряд ли корректно. Изоляция уже стала реальностью. От Киева один за другим отвернулись те, кто не далее, чем вчера, принадлежал к кругу его верных друзей и союзников. Кое-кто еще и обиделся на бывшего друга, крепко обиделся. Самый яркий и показательный пример тут Польша, по словам одного киевского эксперта, превратившаяся из главного «адвоката» Украины в Европе в жесткого «прокурора». Недалеко ушла Венгрия, отбросившая в сторону политесы и не стесняющаяся вслух заявлять, что будет вставлять Украине палки в колеса там, где представится такая возможность. Менее откровенны в словах, но не менее разочарованы действиями и риторикой Киева Беларусь, Румыния, Молдова. Черная кошка, выпущенная неизвестно зачем киевскими горе-дипломатами, пробежала между Украиной и Сербией. Следя за «ростом национального самосознания» в Украине, приобретающего, мягко говоря, странные формы, продолжает пребывать в напряжении Израиль. Протестные ноты украинскому МИД уже шлет, походя обиженная Киевом, Латвия! Ежится Эстония и часть Европы.

Шарахаются при виде украинских делегатов в ПАСЕ, Совете Европы, ОБСЕ. Причина проста: там изрядно надоели и агрессивная русофобия, и хуторянский стиль, ей сопутствующий. Внимать несмолкающим призывам украинцев дружно работать во имя грядущей победы Украины над Россией никому в голову не приходит. В значительной степени из-за надоевших европейцам призывов к «крестовому походу» на Москву, хотя и не только поэтому, Киев перестали звать, куда бы то ни было. Украины нет ни в польско-хорватской «Инициативе трех морей», ни в китайской программе «16+1», ни в целом ряде других региональных и межрегиональных проектах.

Какая там «проукраинская международная коалиция»! Впору заводить речь об украинской международной изоляции. Причем, без кавычек. Провал внешней политики Киева стал настолько очевиден, что Порошенко в Давосе заговорил… о «новых коалициях», имея в виду объединение субъектов международных отношений в новые неформальные союзы для отстаивания общих интересов и, само собой разумеется, защиты Украины, понятно от кого и от чего. Коалиционная тема имеет свою историю. Начиная с осени 2014 года одной из главных «фишек» внутриполитической риторики Киева и украинского лидера стало упоминание о «проукраинской международной коалиции». Она якобы была сформирована их — Киева и Порошенко — титаническими усилиями и якобы должна была вот-вот обеспечить безоговорочную победу в борьбе с врагами, включая, естественного, самого главного и начиная, понятное дело, с него. О коалиции говорилось как о свершившемся факте достаточно долго. Особенно любил рассуждать о ней сам Порошенко. Любил-любил, да взял и разлюбил. Тема международной коалиции, как и многие другие, как появилась в виртуальном мире киевской власти, так и исчезла из него. Будто ее и не было. И вот, история с коалицией получила продолжение, как сказка про белого бычка. «Мы должны думать о новых коалициях, — заявил Порошенко в Давосе, с умилением поглядывая на сидевших рядом с ним коллег из Польши и Литвы. — У нас должна быть общая коалиция и совместная программа, чтобы противостоять агрессии».

«Новая коалиция» — это свежий продукт от президентских технологов для внешнего употребления. Для употребления внутреннего предлагается другая «фишка». Ничуть не менее небанальная. Имя ей — вы только не смейтесь, пожалуйста, читатель! — консолидация. Выступая на мероприятиях по случаю столетия боя под селом Круты, Порошенко огорошил публику сентенцией: «Понимаем, по крайней мере, в большинстве своем, что консолидация всех украинцев на фоне опасной внешней угрозы, исходящей от России, является главной предпосылкой нашей победы». Если бы нечто подобное изрек В. Янукович, можно было бы подумать, что оратор то ли не в себе, то ли ему не вполне ясно значение слова «консолидация». Выпускнику престижного факультета международных отношений КГУ имени Шевченко, прошедшего еще и стажировку в сверхпрестижном МГИМО, Порошенко оно известно. Как и то, что употреблять его в отношении «всех украинцев» не имеет смысла. Лозунг «Единая страна», запущенный в обиход официальной пропагандой после Донбасса, так и остался лозунгом. Страна не едина, она расколота сразу на несколько частей, в расколотом состоянии пребывает общество. Раскол ширится, углубляется. Остановить этот процесс некому.

Вернувшегося к делам государственным с шикарных Мальдив шефа переплюнул в демагогии Ю. Луценко, побывавший на «скромных» Сейшелах. В интервью «Дойче Велле» генеральный прокурор Украины заявил: «А теперь скажу не только как генпрокурор, а как человек, прошедший Майдан, — Украине нужна оппозиция. Власти нуждаются в ней, и иногда очень сильно заслуживают критику. Люди имеют право, а иногда и необходимость протестовать против властей». Для современной Украины политическая оппозиция — это столь же несусветная дикость, как консолидация и новая коалиция. В стране уже четыре года нет оппозиции. Нет, и не может быть. Как работать оппозиции, когда любая критика в адрес режима сразу же объявляется «происками Кремля», когда власть системно и целенаправленно посылает «вести дебаты» с оппонентами, если не Службу безопасности и Генеральную прокуратуру, то «активистов» с дубинками? Ответ ясен и прост — никак. Слова о необходимости оппозиции здравы и правильны, но в устах Луценко они превращаются в очередное лукавство, для генпрокурора далеко не первое и явно не последнее, звучат так же лживо, как его рассказы о «реформировании» Генеральной прокуратуры или об «успехах» в борьбе против коррупции. Относиться к этой идее этого автора серьезно можно было бы, пожалуй, только, имея в виду, что сам Юрий Витальевич готовится, покинув нынешний прокурорский пост, возглавить «новую» оппозицию. Если так, то кому такая, с позволения сказать, оппозиция нужна?

Ответ на вопрос: что нужно Украине, — киевской власти неизвестен. Из того, что готовы предложить Порошенко и Луценко, Украине точно не нужно ничего. А вот жизненно необходимый ей мир они не предлагают.

Яков Рудь, ИА Regnum


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен