Почему Стаффан де Мистура все-таки показался перед телекамерами

Спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура выступил перед участниками Конгресса сирийского национального диалога в Сочи.

Первая задача, которая ставилась перед Конгрессом сирийского национального диалога, — начать долгий путь к примирению всех враждовавших сторон, усадить за стол переговоров правительство и оппозицию. Сделать это удалось: в Сочи собрались все представители религиозных, этнических, национальных и политических сил израненной страны, чуть было не уничтоженной международными террористами и их спонсорами.

Однако была и вторая задача, которая выходит за пределы границ Сирии: Россия предложила универсальную формулу решения региональных конфликтов.

Мы ведь понимаем, что сирийское противостояние, к сожалению, не последнее — мир несовершенен, а человек слаб. То тут, то там будут вспыхивать гражданские войны, порожденные самыми разными причинами. Когда-то облик и политику держав меняли дворцовые интриги, позже к ним прибавились революции или госперевороты. Каждый раз стране требовалась новая легитимность, иначе законность победителей вызывала вопросы даже у соседей. В России, например, сто лет назад дошло до того, что в ход гражданской войны вмешались европейские государства и даже США.

Формула, предложенная Россией, на первый взгляд, проста: внутренние проблемы могут решать только граждане самой страны, остальные державы могут лишь помогать в этом процессе. Между прочим, упоминание о том, что восстанавливать конституционный процесс в Сирии  должны сами сирийцы, зафиксировано в резолюции Совета безопасности ООН. Под нашим давлением, конечно.

По сути, российская формула — это формула мира. А американская, продемонстрированная ими в Югославии, Ираке, Ливии, — это формула войны.

Вчера на Конгрессе было принято решение о созыве конституционной комиссии, которая начнет разрабатывать Основной закон государства. Российская формула начала действовать.

Но в Сочи решалась и третья глобальная задача: восстановление авторитета Организации Объединенных Наций. Похоже, она оказалась не менее сложной, чем первые две.

Признаюсь честно: я был немного в напряжении, поскольку спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура в течение дня никак себя не проявлял. Хотя было известно, что он находится в Сочи. Его не было даже на торжественном открытии Форума, а ведь эту церемонию он просто был обязан посетить.

Видимо, высокопоставленный международный чиновник никак не мог решить, как он должен относиться к Конгрессу, поскольку официально ООН поддерживает лишь женевский формат. И все же к вечеру он вышел под объективы телекамер. И это появление спецпосланника вполне можно приравнять к сенсации среднего уровня.

Вряд ли в ближайшее время мы узнаем, сколько было проведено в течение дня переговоров по защищенным телефонным линиям правительственной связи. Стаффан де Мистура — можно сказать, слуга двух господ, мечущийся между двумя центрами силы — Вашингтоном и Москвой. И Москве удалось найти компромисс: спецпосланник генсека ООН освятил своим присутствием Конгресс сирийского национального диалога, мы в ответ признали, что Женева остается важной переговорной площадкой.

Мог бы МИД РФ настоять на том, что центр сирийского урегулирования переместился в Сочи, и попросту не обращать внимания на мучения Стаффана де Мистуры? Безусловно. Но в этом случае мы бы поставили под сомнение всю свою многолетнюю работу по восстановлению авторитета Организации Объединенных Наций. А если называть вещи своими именами, попытались бы заменить вашингтонский полюс однополярного мира на московский. И чем бы мы тогда отличались от США?

Нет, сверхзадача России — установить новый миропорядок, при котором торжествует сила права, а не право силы. Его краеугольным камнем является ООН — собрание суверенных государств, настаиваем мы. Авторитет Организации оказался изрядно потрепанным за период гегемонии Вашингтона, и Россия приложит все усилия, чтобы вернуть его на прежнюю высоту.

Именно поэтому мы идем на компромиссы, соглашаемся на некоторые не самые принципиальные условия, проявляем гибкость. И даже уговариваем дипломатов ООН не бояться брать на себя полномочия, а с ними и ответственность.

Стаффан де Мистура, неожиданно для всех появившись на церемонии закрытия Конгресса, объявил о том, что лично займется формированием конституционной комиссии. По его словам, Россия, Турция и Иран передали ему список из 150 кандидатур, на основании этого предварительно списка он отберет около 50 участников группы по разработке Конституции. «Я планирую провести широкие консультации, в том числе с другими сирийцами, включая тех, кто не участвовал в конгрессе в Сочи, и в соответствии с резолюцией Совета безопасности 2254 подготовлю список из 45 — 50 человек на основе критериев, которые вскоре объявлю в Женеве», — объявил он делегатам.

Финансировать работу конституционной комиссии будет офис спецпосланника генсека ООН. Что, на мой взгляд, тоже является свидетельством победы российской дипломатии.

По сути, мы вынудили Организацию Объединенных Наций заняться своими уставными обязанностями: всеми доступными ей способами, в том числе материально, содействовать установлению мира в Сирии. Дали нужную, единственно верную формулу общенационального согласия, научили ею пользоваться.

Если сирийцам не мешать, а помогать, они сами поднимут из руин свою страну, восстановят ее в прежних границах. Надеюсь, Стаффан де Мистура наконец понял, что от него требуется.

Павел Шипилин, специально для News Front

 

 

 


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен