TV


А что если в Америке просто бардак с проявлением паники? Дмитрий Евстафьев

Эксперты, стремящиеся всеми силами увидеть за последними действиями американцев «хитрый план», существенно менее убедительны, нежели наши «хитропланщики».

А что если у американцев просто бардак? А тем более – бардак с проявлениями паники? А тем более – бардак с проявлениями паники «по делу»? Например, в ожидании обвала крупного американского банка, причем вполне понятно, какого, кстати… И именно поэтому нельзя трогать американские инвестиционные и пенсионные фонды, которые в наших облигациях сидят.

Вот если….

Вот если вместо монстров закулисных комбинаций, вместо мудрецов с сигарой и бурбоном из Кентукки в нью-йоркских особнячках и поместьях в Вирджинии сидят состарившиеся, съевшие сами себя в борьбе непонятно за что, за какие-то финансовые потоки, которые не пощупать, не пропить, старички? Внуки и правнуки которых наркоманы или просто дегенераты.

И делами которых рулят мелкие клерки, которые могут спустить в унитаз, просто нажав не ту клавишу на планшете в процессе посещения фитнес-зала, сумму, от которой еще 50 лет назад замер бы в оцепенении Ротшильд.

Да и сами клерки… Их раньше учили зарабатывать для тех, прежних, старичков прибыль, а теперь учат управлять долгами. Вот так вот, такая смена вех. Старик, страшный старик Рокфеллер в свою blue barrel бы за такое бы закатал. В лучших традициях.

А вокруг старичков бегают разные городские сумасшедшие с криками «Трамп ненастоящий»… Да они и сами знают, что ненастоящий. Контрафактный, прямо скажем. С брачком, с тремя женами и четырьмя банкротствами в анамнезе. И даже сказать могут. Вот только зачем…?

И что изменят вопли о том, что «кремлевский доклад» подменили (А. Аслунд)? Глупость, конечно, но глазик у старичка дергаться начал, а растрескавшиеся губы прошептали: «кто этот …, кто его привел?». И только не надо говорить старичку: «вы и привели’с». Он помнит, что он и привел. Только делает вид, что забыл. Давно это было…. Что привел – помнит. Тогда он многих приводил. Время было такое. Веселое. Зачем – забыл. А зачем-то же привел.

А теперь гражданин бегает у ограды неприкаянный…. Вот что с ним делать теперь? Не прогонять же. Свой как бы….

Дайте старичку икорки паюсной. Нельзя ему нервничать. Нет паюсной? Кончилась? Для старичка кончилась? Вы – звери. Дайте тогда «осетровых рыб». Старичку уже все равно.

А может, эти старички, уже давно переставшие бояться смерти, ибо они уже мертвы, причем и биологически, и социально, и духовно, боятся только того, что крах произойдет на их глазах?

И передать свое богатство некому. Кому? «Этим», что ли…, которые с гаджетами? Хорошая шутка.

Вдруг мы видим не рык проснувшегося льва, а судороги. Советский Союз, кстати, тоже начал путь к бесславной кончине с чего? С «ускорения»! Не с перестройки. Вот и старичок наш ускориться хочет. Ускорение Трампа! Внушает!

Вдруг так?

Вдруг та Америка, которой руководит Трамп, во всяком случае, пытается делать вид, что руководит, – это совсем не та Америка, которая победила СССР в холодной войне. Хотя и «по очкам», но победила, затем просто громила отступающего и деморализованного противника?

Задумаемся над этим…

Задумаемся и поймем, что с Америкой, возможно, надо вести себя как с больным Альцгеймером дедушкой, который не написал и не хочет писать завещания. По-доброму, с улыбкой, с куриным бульончиком и пряничком медовым. Но из дома выпускать старичка нельзя – пропадет на шумных улицах современной глобализации. Ищи его потом.

А в кармане у него – «бонба». Ядреная. Он – старичок – уже не очень понимает, что это и зачем она ему, а главное – почти забыл, как ее производить, но колечко от «чеки» старичок вертит на пальчике и ловит сморщенным личиком солнечные зайчики, которое пускает ленивое нью-йоркское солнышко. Поблескивает колечко-то….

Сиделку бы ему… Но не с Житомира. Эта обворует, обнесет дом, пропадут ложки за три доллара десяток.

Боятся родственники. Боятся, что будет, как с одним престарелым артистом из Москвы. Им знакомые рассказывали. Берегут родственнички старика-миллионера и «бонбу» его. Поймем их. И простим.

Так что окружим старичка лаской и заботой. Будем добрее и терпимее. Когда-нибудь, лет через 350, и мы такими будем, когда закончится наша «гумилевская» «золотая осень».

Главное – не пытаться слишком злить старичка и доказывать, что он уже не могучий юноша, сокрушавший мановением доллара империи и царства, свергавший президентов и народных лидеров. Пусть верит в это…

Спокойствие дедушки – залог еще нескольких лет спокойствия для нас, нашей страны и наших детей.

В конечном счете их, американский, бардак – это, конечно, не только их бардак. И наш тоже. Но у нас свой есть. Покруче будет, поядренее, погуще… Он для нас важнее. С ним разберемся, хотя бы слегка, вот тогда можно и мусором по углам у старичка заняться. Мы ж вроде котельную на первом этаже очистили от хлама и огнеопасных субъектов? Бомжей фактически. Вот, уже легче.

Там в лакейской, на черной лестнице алкаш еще живет, буянит, старичку нашему спать не дает… Да, проблема. Но это уж старичку решать. Он его в дом пустил. Ну а мы-то завсегда поможем хулигана выставить за дверь. А зарежет алкаш старичка нашего… Ну, значит, судьба такая. Сам виноват. Мы предупреждали.

Так что не будем воспринимать старческий маразм и мусор, который у старичка в особняке копился годами и который складывался по принципу «авось пригодится», как части хитроумного плана, призванного погубить нашу Россiюшку. Старичок нас, конечно, не жаловал… Но он уже забыл, что у него где лежит.

У нас ведь в чем задача? А в том, чтобы у уходящего от нас старичка не появился бы молодой энергичный наследник откуда-нибудь из провинции. Издалека. С какого-нибудь Дальнего Востока, куда его услали за прегрешения молодости….

Старичок должен уйти. Без следа. Завещав свои деньги, если таковые обнаружатся, в благотворительный фонд. Киты там, гуси-пискульки и все такое.

А «бонбу» нам. Мы-то знаем, что с ней делать.

Дмитрий Евстафьев