Сегодня открывается Конгресс общесирийского национального диалога

В фойе пресс-центра развернута большая фотовыставка. Если обойти всю можно получить представление о том, что сегодня происходит в Сирии. Фото автора.

Собрать в одном месте тех, кто воевал друг с другом в гражданской войне целых семь лет, — задача, конечно, не из простых. Решить ее могла только одна страна: Россия. С мнением которой на Ближнем Востоке теперь считаются, ибо только нам удалось полностью изменить расклад сил в Сирии.

Честно говоря, я не уверен, что все полторы тысячи делегатов до конца понимают, зачем они приехали в Сочи. Многим наверняка кажется, что договориться с непримиримыми противниками они не сумеют. Кто-то рассчитывает, что их будут уговаривать или ломать через колено. Кто-то, наоборот, попытается навязать свои условия, потому что считает себя победителем.

Ошибаются все: в гражданской войне триумфа не бывает — проиграли все. Ибо трудно праздновать победу, когда погибли сотни тысяч своих же сограждан, которые просто иначе думают.

Задача сочинского Форума на самом деле довольно технологична, ее можно сформулировать так: подготовка новой Конституции страны. Причем, такой, с которой согласились бы все участники недавнего противостояния.

Однако в этом-то и заключена главная сложность сирийского урегулирования — сознание собравшихся, привыкших доказывать свою правоту с оружием в руках, предстоит переформатировать, научить вести друг с другом дискуссии и договариваться. Именно поэтому в названии Конгресса главное слово — диалог.

Этим и отличается однополярный мир с единым центром силы и своеобразно понимаемой справедливостью от многополярного, в котором уживаются все — и арабы, и курды, и езиды, и друзы, и христиане, и мусульмане.

В этой связи отсутствие в Сочи американцев естественно — США еще долго будут цепляться за прежний, удобный для них вариант мироустройства. Им сейчас так же сложно, как наркоману в период ломки, — позарез требуется «доза однополярности», а ее больше не дают. Вот и мучаются, призывают участников ограничиться Женевой, хотя центр примирения давно переместился — сначала в Астану, а теперь в Сочи.

Тут дело не в том, кто кого переборет, Россия или США. Проблема в разных подходах.

Американский вариант: сначала полная и безоговорочная победа над Башаром Асадом, потом проигравшим выставляются условия. То есть, победитель получает все. Именно поэтому Вашингтон так неразборчив в средствах, легко заключает сделки с отмороженными террористами. И полностью игнорирует международное право, согласно которому Сирия должна сама решать свои проблемы. В том числе определять, к кому обратиться за помощью. Ибо это суверенное государство с законно избранным президентом, представителем в ООН и других международных структурах, а также с посольствами в разных странах.

Российский вариант прежде всего предполагает уважение к суверенитету, отвергает любое взаимодействие с террористами, целью объявляется мир, а не война до разгрома всех инакомыслящих. В Сочи пушки молчат — здесь ценится только слово.

Фактически, сегодня делегаты начнут формулировать своего рода «Минские соглашения», только с сирийским акцентом. И мне очень жаль, что Киев не прислал сюда своих представителей — не мешало бы поучиться уму-разуму.

Впрочем, я, конечно, размечтался: новая украинская власть будет продолжать отправлять своих солдат в новые котлы до тех пор, пока ее не снесут и не развесят на фонарях в назидание потомкам. Бандеровцы, по сути, — это украинский вариант ИГИЛ, они абсолютно недоговороспособны и не умеют, да и не хотят жить в мире со всеми, кто  населяет нэньку.

Почему для Сирии (и, конечно, для Украины) так важно выработать и принять новую конституцию? Все просто: гражданская война уничтожила старую. Государству, где семь лет попирался закон, требуется новая легитимность. Каким оно станет — религиозным или светским, парламентским или президентским, решать самим сирийцам. Это их внутреннее дело, мы лишь создаем условия, чтобы люди между собой договорились.

Как и положено в таких случаях, в подготовке главного документа участвуют все национальные, этнические и религиозные меньшинства. Никто не должен быть обижен, по новому Основному закону, устраивающему всех, стране предстоит жить, возможно, веками.

После того, как представители всех групп согласятся с отредактированным текстом, проект конституции вынесут на общенародный референдум, и за нее проголосуют. После чего будут объявлены выборы президента и парламента. Сирия превратится в мирное государство, в котором комфортно всем.

Разумеется, до этой идиллии пока далеко. И не только потому, что предстоит восстановить разрушенные города и инфраструктуру, отловить и уничтожить остатки банд террористов, найти и обезвредить все мины. Сирийцам и самим нужно заново учиться жить мирно друг с другом. В том числе новой власти, которая тоже за последние годы привыкла добиваться целей военными средствами.

Сегодня будет сделан первый шаг к общенациональному примирению. Возможно, самый трудный.

Павел Шипилин, специально для News Front