Чем закончится игра Трампа и Эрдогана на Ближнем Востоке

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провел инспекцию турецкого военного контингента в южной провинции Хатай на границе с Сирией, размещенного там для участия в операции в Африне. Эрдогана сопровождали глава генштаба Турции генерал Хулуси Акар, вице-премьер Бекир Боздаг, министр обороны Нуреттин Джаникли, командующий сухопутными войсками генерал Яшар Гюлер, а также губернатор провинции Хатай Эрдал Ата.

Эта поездка носила не просто символический характер. Она показала, что операция «Оливковая ветвь» развивается не по предполагаемому сценарию, а военные действия приобретают затяжной характер. Чтобы оправдать этот ход событий, Эрдоган дал всем понять, что Анкара не собирается ограничивать «Оливковую ветвь» лишь территорией сирийского Африна и пресекать игры лишь вдоль турецкой границы. Президент не исключил возможность расширения действий на Манбидж и районы, расположенные к востоку от реки Евфрат. И сразу появилась интрига. Эрдоган сообщил, что Анкара уведомила Вашингтон, Москву и некоторые другие страны о начале операции в Африне. Но вопрос о том, сообщала ли Анкара о своих более «широких планах», остается — во всяком случае на публичном уровне — открытым.

Как ни крути, но эти намерения Турции ломают астанинский процесс, связанный с зонами деэскалации в Сирии, особенно в Идлибе. Попутно реанимирован проект, разработанный в свое время США в сотрудничестве с Турцией и Иорданией, о создании бесполетной зоны в Сирии, как то в свое время было сделано в Ливии. Только на сей раз речь идет не о бесполетной зоне как таковой, где под патронажем Анкары планировалось сформировать оппозиционное Дамаску правительство, а предложении американцев установить 30-километровую так называемую зону безопасности на севере Сирии, которая находилась бы под контролем курдских вооруженных формирований.

«От государственного секретаря США Рекса Тиллерсона пришло предложение насчет создания зоны безопасности, — поведал глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. — Я спросил, что он имеет в виду. Мы тоже говорим о зоне безопасности, но можем по-разному рассматривать ее с США, ждать разного от создания такой зоны. Но даже если искренне они это говорят — всё равно нужно доверие. Я объяснил, почему у нас нет доверия сейчас к США: они не сдержали ни одного слова, данного нам по теме сирийских курдов». Анкара понимает, что если даже речь идет о возможной в будущем курдской автономии в Сирии, то Вашингтон отстраняет Турцию от процессов сирийского государственного строительства. При этом сам факт появления в Сирии курдской автономии — наряду с уже существующей в Ираке — рано или поздно приведет уже (в лучшем случае) к федерализации самой Турции.

Запад дает понять, что это будто бы не означает утрату Турцией своей территориальной целостности. Но Анкара нервничает. Она громко выразила недовольство тем, что Белый дом якобы «некорректно и неполно» передал содержание телефонного разговора между Эрдоганом и президентом США Дональдом Трампом, состоявшегося 24 января. Согласно сообщениям правительственного турецкого ИА Anadolu, претензии турецкой стороны вызывает официальное заявление Белого Дома по итогам беседы, в котором говорится, что Трамп «выразил обеспокоенность тем, что эскалация насилия в Африне может помешать достижению общих целей» США и Турции в Сирии. Помимо того, утверждается, что Трамп указал Эрдогану на «деструктивную и лживую риторику», которая звучит в Турции в отношении США. В этой связи Anadolu уточняет, что американский президент не говорил турецкому «ни об обеспокоенности из-за эскалации насилия», ни о «деструктивной и лживой риторике» Анкары.

Обсуждая турецкую операцию в сирийском городе Африн, президенты, отмечает турецкое агентство, «лишь обменялись мнениями — и больше ничего». В заявлении, распространенном канцелярией президента Турции, еще раз уточняется, что «Эрдоган заявил Трампу о необходимости прекратить оказывать помощь сирийским курдам» и что будто бы Трамп «обещал это сделать». В этой связи американское издание The Washington Post запускает еще одну интригу. В видимых осложнениях в американо-турецких отношений оно усматривает две составляющие.

Первая: Эрдоган понимает, что США намерены сохранить свое военное присутствие в Сирии, чтобы в будущем иметь возможность развернуть действия на иранском направлении, и разыгрывают в своих интересах курдскую карту. Вашингтон отказывается принимать в отношении Турции жесткие меры, сохраняя возможность при определенных новых условиях и обстоятельствах выйти на диалог со своим союзником по НАТО. Вторая: Эрдоган, выставляя Турцию как страну, находящуюся в потенциальной опасности, решает в первую очередь свои внутриполитические проблемы, продлевает чрезвычайное положение и активно нагнетает антиамериканские настроения. И есть уже результат.

Главный советник главнокомандующего вооруженными силами Ирана генерал Яхья Рахим Сафави призвал сформировать военный альянс для противостояния США и их планам на Ближнем Востоке. В новый блок должны войти Россия, Иран, Ирак, Сирия и Пакистан. Как видим, Турции в этом списке нет. И, видимо, не случайно. Напомним, что Россия, Иран и Турция совместно объявили о победе над ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.) и пообещали стабилизировать обстановку в Сирии. Ранее Тегеран выступил с призывом к Анкаре как можно быстрее завершить военную операцию «Оливковая ветвь». Кстати, парадокс в том, что глава Пентагона Джеймс Мэттис также заявил, что «Оливковая ветвь» должна быть ограничена по времени и своим масштабам». И еще обозначил для Анкары ее «главного врага» — ИГИЛ.

По всем признакам, внешние и внутренние игроки в Сирии сейчас балансируют на грани. На наш взгляд, сегодня маловероятно, чтобы в Сирии начались боевые столкновения между Турцией и США. Для Вашингтона сирийский Африн не относится к числу стратегических приоритетов. Но США станут стремиться к тому, чтобы максимально сохранить боеспособность отрядов сирийских курдов, а в созданное «сирийское уравнение» будут вводиться новые «неизвестные». Со своей стороны, курды продолжат манипулировать мировыми державами для достижения своей цели. Нельзя исключать возрождения ИГИЛ, на что намекают американцы. Его могут вывести на уровень прямых вооруженных столкновений с Турцией в других регионах Сирии, на востоке, ближе к границе с Ираком.

Будут предприниматься попытки расшатать альянс Россия — Турция — Иран, играя на геополитических амбициях Анкары и Тегерана. Ясно пока только то, что турецкая операция «Оливковая ветвь» изменила какое-никакое прежнее региональное равновесие. Сейчас увеличивается число конфликтов, из которых нет простого выхода и которые по мере развития событий становится всё труднее даже поверхностно формализировать, чтобы адекватно оценивать ситуацию. Так что «сирийское уравнение» перестает быть прозрачным, как и варианты его решения.

Станислав Тарасов, ИА Regnum