«Военно-морской символ независимой Украины» два десятилетия очень активно эксплуатировался в походах и нерегулярно проходил плановые ремонты. Когда удачно, когда нет

Украина живо обсуждает очередную шпионскую историю, которая касается Военно-морских сил. Сотрудник оборонного НИИ пытался вывезти из аэропорта «Борисполь» за границу информацию об устройстве гидроакустического комплекса флагманского фрегата «Гетман Сагайдачный». При этом Служба безопасности Украины (СБУ) сходу называет заинтересованную в украинских военных секретах страну – Иран.

Полагаю, здесь много странностей и нестыковок. Научный сотрудник почему-то не заархивировал специфическую информацию в облачном хранилище интернета, а вез в кармане. И остается лишь догадываться, чем могла заинтересовать Иран фактически антикварная гидроакустическая станция?

Сразу возникают ассоциации: днепровский шантаж американских политиков вероятной эмиграцией в Иран сотрудников ракетостроительного предприятия «Южмаш» и украинские «ракетные секреты», едва не вывезенные в Северную Корею. А также бездействие СБУ в момент эмиграции в Азербайджан легендарного авиаконструктора Дмитрия Кивы, который вывез из страны стратегические знания и опыт организации высокотехнологического производства (к счастью, Дмитрию Семеновичу не грозит трехлетний срок заключения).

И все же, для понимания происходящего следует поближе рассмотреть вооружение и возможности сторожевого корабля (модификация проекта 1135), которым от рождения (на керченском заводе «Залив») является «Киров» и «Гетман Сагайдачный» (после переименования в 1993 году).

Удачный ретро-проект

Разработанный в Северном ПКБ (ЦКБ-53) города Ленинграда в 1972 году проект 1135 оказался весьма успешным. Дальность плавания – 4600 миль при скорости хода 20 узлов. Эффективное противолодочное вооружение: ракето-торпеды стали грозным инструментом для борьбы с атомными подводными лодками вероятного противника в зонах боевого патрулирования – на дальности до 55 километров и на глубине до 500 метров. В серию вошли более двадцати сторожевых кораблей (СКР), которые строились для всех четырех флотов СССР (в разных модификациях).

СКР проекта 1135 – не маленький, имеет водоизмещение 3200 тонн, длину 123 метра, ширину 14 метров, осадку 5 метров. Четыре газотурбинных двигателя позволяют развить скорость до 32 узлов. Экипаж 180 человек, включая 18 офицеров. Корабль имеет на вооружении два счетверенных 533-мм торпедных аппарата, две реактивные бомбовые установки РБУ-6000, автоматическую артиллерию калибра 100 мм и 30 мм, зенитный ракетный комплекс «Оса». Однако, в отличие от собратьев по проекту, «Гетман Сагайдачный» не имеет ударного ракетного комплекса «Раструб-Б», который позволяет поражать подводные лодки противника (все же «Киров» строился не для ВМФ, а для пограничных войск КГБ СССР). Еще одно отличие «Сагайдачного» – возможность базирования на борту одного вертолета Ка-27ПС.

«Военно-морской символ независимой Украины» два десятилетия очень активно эксплуатировался в походах и нерегулярно проходил плановые ремонты. В марте прошлого года 14-миллионный (в гривнах) тендер  на ремонт «Сагайдачного» выиграл завод Петра Порошенко «Ленинская кузня», то есть боеспособность корабля должны были восстанавливать в Киеве. В мае фрегат «подшаманили»  на печально известном Судостроительном заводе имени 61 Коммунара в городе Николаеве, но «Гетман Сагайдачный» сломался сразу после ремонта.  Сегодня корабль не боеготов. Однако Министерство обороны Украины намерено полностью реконструировать его в текущем году, и продлить срок службы на десятилетие.

Боевое применение

Это грустная история. Имитация военной тайны (и борьбы с коррупцией) не заменит Украине современных боевых кораблей, которых не было ни до, ни после 2013 года. В мировом рейтинге украинские ВМС находятся на 75-й позиции, между Гватемалой (ВМС – 10 патрульных кораблей) и Конго (ВМС – 1 патрульный катер). Фактически все украинские адмиралы командуют неполным корабельным дивизионом (6 единиц) охраны водного района. Такие силы до 1991 года доверяли одному офицеру, в звании не старше капитана 2 ранга.

Можно сколько угодно демонстрировать фокусы модернизации, повышать чуткость морально устаревшего гидроакустического комплекса за счет применения вертолетных буев, но ударная оружейная начинка «Гетмана Сагайдачного» от этого не изменится, и боевая эффективность де-факто пограничного корабля останется прежней (533-мм торпеды действуют на дистанции до 13 км, реактивные бомбы – до 6 км). Закономерен вопрос: зачем Военно-морским силам Ирана подобные «тайны» (и головная боль)?

По количеству боевых кораблей иранские ВМС находятся на 4 позиции мирового рейтинга Global Firepower, и включают 5 фрегатов, 3 корвета, 33 субмарины, не считая 230 патрульных кораблей. Иран к 2013 году создал военно-морскую группировку, превосходящую силы стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. И глубоко символично, что корабли американской коалиции в Ормузском проливе сегодня избегают районов проведения маневров ВМС Ирана. Таковы особенности гидроакустики.

Полагаю, в следующий раз украинской контрразведке целесообразнее раскрыть (или придумать) более правдоподобную шпионскую историю, без «государств-изгоев», антиквариата, флэшек и высоких блондинов в разноцветных ботинках.

Александр Хроленко, РИА Новости Украина