Выход США из соглашения по мирному атому с Тегераном может вызвать цепную реакцию

Франция с высокой вероятностью выйдет из ядерной сделки по Ирану, как только на такой шаг пойдут США. Об этом «Известиям» рассказал высокопоставленный источник в российских дипломатических кругах и подтвердили два собеседника во французских. В МИД Франции, комментируя ситуацию «Известиям», отметили, что приняли к сведению слова президента США Дональда Трампа о намерении выйти из договора. Однако примеру Вашингтона может последовать не только Пятая республика, но и другие европейские игроки.

Париж внимательно наблюдает за действиями Вашингтона и может выйти из сделки по иранской ядерной программе, если это сделают США. Об этом «Известиям» сообщил высокопоставленный источник в российских дипломатических кругах.

— Именно с французов может начаться эффект домино. Великобритания тоже смотрит за развитием ситуации, но проводит по этому вопросу куда более самостоятельную политику. А, например, Германии вообще не до сделки, поскольку сейчас ее руководство в большей степени занято внутренними проблемами, связанными с формированием коалиции, — пояснил собеседник. — Но если США начнут действовать, в стороне не останется никто.

В МИД Франции в ответ на просьбу «Известий» прокомментировать ситуацию отметили, что в Париже «приняли к сведению заявление президента США и его решение продлить заморозку санкций против Ирана» и будут «координировать этот вопрос с европейскими партнерами». Однако на данный момент их официальная позиция неизменна: сделку необходимо сохранять.

— Президент напомнил о важности сохранения иранского ядерного соглашения и необходимости соблюдения всеми сторонами своих обязательств в рамках этого соглашения, — отметили во французском дипломатическом ведомстве, фактически сославшись на сообщение пресс-службы Елисейского дворца, распространенное по итогам состоявшегося 13 января телефонного разговора Эммануэля Макрона с главой США Дональдом Трампом.

И всё же Париж действительно рассматривает возможность изменения условий сделки с Тегераном, «многие пункты которой после прихода нового правительства в мае 2017 года стали казаться для него спорными», отметили источники во французских дипломатических кругах. И хотя официально Пятая республика говорит о необходимости сохранения договора, на закрытых встречах с европейскими партнерами Париж одним из первых поднял вопрос о якобы несоблюдении прав человека в Исламской Республике. Как заявил ранее глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан, «страну всегда будут подозревать в стремлении разработать ядерное оружие», если та не пойдет на уступки по гуманитарным вопросам. Несмотря на то, что эти вопросы вообще не относятся к договору о мирном атоме.

В ходе президентской гонки Эммануэль Макрон пользовался немалой поддержкой мейнстримных СМИ США. В экспертных и политических кругах его даже во многом считают проамериканским политиком — особенно в свете того, что конкуренцию ему составляла Марин Ле Пен, которая высказывалась в пользу возобновления полноценных отношений с Россией. Именно нынешнему французскому лидеру в американской прессе прочили роль того, кто «сделает Европу снова великой». Кроме того, часто  вспоминали, что единственным иностранным главой государства, кого хозяин Елисейского дворца пригласил на День взятия Бастилии в Париж, был Дональд Трамп.

Желающих изменить условия сделки с Тегераном прибавилось еще во время предвыборной кампании Дональда Трампа. Тогда, еще будучи кандидатом в президенты США, он назвал достигнутые соглашения «худшей сделкой, которая когда-либо обсуждалась». Заняв Овальный кабинет, американский лидер неоднократно грозил ее расторгнуть. А 12 января он предупредил, что «последний раз» продлевает заморозку санкций в отношении Исламской Республики. После чего, обращаясь к европейцам и конгрессу, заявил: «Устраните ужасные недостатки сделки, или США выйдут (из нее)». Главными его требованиями стали: запрет на разработку и испытания баллистических ракет Тегераном, право на инспекции любых иранских объектов в любое время и отмена сроков ограничения иранской ядерной программы.

— Проблема в том, что если США выйдут из соглашения, то его фактически больше не будет. И это будет означать восстановление всех тех очень жестких санкций, которые действовали в отношении Исламской Республики ранее, — прокомментировал ситуацию «Известиям» председатель Совета по внешней и оборонной политике, директор по научной работе клуба «Валдай» Федор Лукьянов.

Переговоры по иранскому ядерному досье с переменным успехом шли с 2003 года: вначале в формате «евротройки» (Франция, Германия и Великобритания) с Ираном, а с 2006 года к диалогу присоединились Россия, США и Китай. В итоге образовался формат «6+1». Соглашение было достигнуто между ними в 2015 году. Стороны приняли Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Он предусматривает отмену санкций, наложенных на Тегеран Советом Безопасности ООН, США и Евросоюзом. Взамен Иран согласился ограничить свою ядерную программу и поставить ее под международный контроль.

В течение 120 дней (столько действует заморозка санкций со стороны США) другие участники «шестерки» должны убедить Вашингтон не менять условия сделки. Как отметил источник «Известий» в МИД России, «Москва сделает всё, чтобы не допустить срыва договоренностей, к которым шли более десяти лет».

Как писали ранее «Известия» со ссылкой на руководителя отдела медиадипломатии посольства Исламской Республики в Москве Масуда Афшара, Тегеран не примет никаких изменений СВПД ни сейчас, ни в будущем.

За сохранение сделки выступает и Пекин. Официальный представитель МИД Китая Лу Кан назвал ее «ценной» и отметил, что она была заключена «с большим трудом».

Очевидно, более внятную позицию в отношении иранской ядерной сделки в Париже займут по итогам обсуждения доклада о внешней политике США, который в комитете по иностранным делам Национальной ассамблеи представит директор отдела планирования политики министерства иностранных дел Франции Жюстин Вэз. Его выступление намечено на утро 24 января.

Андрей Онтиков, Ирэна Шекоян, Алексей Забродин, газета «Известия»