Условия, выдвинутые Россией, курдов не устроили. Что ж, это их выбор. Мы рассказали курдам о готовящейся против них операции, предложили свою помощь, объяснили, чего хотим взамен. Ну и где тут предательство?

Турецкая армия вот уже почти неделю проводит операцию в сирийском регионе Африн против своих традиционных врагов – курдских вооруженных формирований. Операция называется крайне мирно – «Оливковая ветвь», однако задействованы в ней довольно мощные военные ресурсы: авиация, артиллерия, бронетехника.

По мощности «Оливковую ветвь» можно смело сравнивать с антитеррористической операцией против пресловутого ИГИЛ (террористов, у нас, да и во всем мире запрещенных). С точки зрения Эрдогана и лояльных к нему турецких военных (лояльны не все, дальше объясню почему), курды для Анкары те же самые террористы, что и исламисты-радикалы.

Может быть, даже в большей степени террористы, чем ИГИЛ, потому что разгромленное квазигосударство на турецкие территории открыто не претендовало. Более того, мы сами фиксировали факты экономического сотрудничества между т. н. халифатом и Турцией.

К такому положению вещей, смотреть на которые из заснеженной Москвы немного диковато, надо относиться спокойно и без истерики. Восток, как известно, дело тонкое, и для жарких пустынь нормальным явлением выглядит то, что нам покажется странным и противоречивым.

Но вернемся к Эрдогану и его армии, интенсивно штурмующей курдские позиции в Африне и окрестностях.

В глобальном смысле ситуация, сложившаяся сейчас в северной Сирии, не то что вредит нашим интересам, а ровным счетом наоборот – вполне им соответствует.

Учитывая, что за курдами стоят США – в самом примитивном физическом смысле их спецназ прикрывает курдские спины, а Турция – полноправный член НАТО, отбросив сантименты, в сухом остатке мы получаем войну одной страны НАТО с другой. А это событие почти что историческое!

Если мы и не благословляли турок на этот курдский поход, то уж точно были в курсе.

Накануне операции турецкий генералитет встречался с верхушкой нашего Минобороны, а когда осуществляются контакты на таком уровне – союзников о подобных вещах принято ставить в известность.

Отметим также, что и наша реакция на «Оливковую ветвь» была спокойной и взвешенной. Это говорит об определенном уровне в том числе и информационной подготовки.

Своих военных Россия предусмотрительно из Африна вывела (у нас там был небольшой гарнизон). Зачем оставлять наших военнослужащих под ударами турецкой артиллерии и авиации? Техника у них наверняка точная, но артиллерийская погрешность – штука коварная, меры предосторожности будут не лишними.

Однако наша прогрессивная общественность, а вместе с нею ура-паникеры и прочая легковозбудимая публика, тут же вскричали: Россия предала несчастных и всячески ущемленных курдов, которые борются за свои свободы и идеалы.

Сами курды при этом в первые дни после начала турецкой спецоперации обошлись без прямых обвинений и подхватили эту волну значительно позже, осознав, что на нее есть определенный социальный запрос.

Первоначальные заявления представителей «Демократических сил Сирии» (группировки, созданной на основе курдских формирований при прямой поддержке США) говорили о том, что Россия взамен на поддержку и защиту выдвинула определенные условия.

Из уст курдов российское предложение звучало приблизительно так: ДСС объединяет свои усилия с нашим главным союзником на сирийской земле – САА – и входит в асадовскую антитеррористическую коалицию. Курды посчитали это неприемлемым.

Тема, прямо скажем, деликатная, и нужно понимать, что курдская интерпретация нашего предложения может отличаться от реальных условий, предложенных Россией.

Однако даже в этих заявлениях курдов никакая обида не сквозила. Все ведь не дети давным-давно и понимают, что ни один военный союзник не будет оказывать поддержку просто так.

Условия, выдвинутые Россией, курдов не устроили. Что ж, это их выбор. Но сам факт подобного разговора и обсуждения так называемой сделки говорит о том, что мы в Сирии работаем честно и в открытую.

Мы рассказали курдам о готовящейся против них операции, предложили свою помощь, объяснили, чего хотим взамен. Ну и где тут предательство?

Нормальные рабочие отношения, ничего личного. По-взрослому и по-мужски. Это во-первых.

А во-вторых, наша шумная прокурдская публика как-то залихватски гребет всех курдов под одну гребенку, пользуясь тотальной неосведомленностью наших так называемых интеллектуальных элит.

Курды в Сирии не представляют собою однородной массы, которая стоит под одним флагом.

Курдских вооруженных формирований много, не все они поддерживают грамотно распиаренную группировку «Демократические силы Сирии» и не все выбрали на роль главного союзника США.

Ту часть курдского ополчения, что однозначно определилась в нашу пользу и заручилась нашей поддержкой, никто на растерзание кровожадному Эрдогану не отдает и отдавать не собирается.

Наша, к слову, поддержка тоже имеет крайне деликатные формы, говорить о которых публично в военной дипломатии не принято. Но она достаточно весома, что можно заключить хотя бы из того, что отдельные части курдского ополчения, выбирая между Россией и США, выбирают нас.

Итак, давайте подытожим.

Пророссийские курды по-прежнему находятся под нашей опекой, проамериканским курдам мы предложили сделку – они отказались, в Сирии на данный момент союзники по блоку НАТО, нашему главному геополитическому оппоненту, воюют между собой (турецкие военные воюют против американских), наши военные в безопасности.

Для диванных ура-паникеров все эти факторы, конечно же, вызваны отнюдь не нашей, российской, дипломатией и говорят о том, что Россия оставляет свои позиции в Сирии. Ну, тут уж, как говорится, аргументы бессильны.

Семён Пегов, ВЗГЛЯД