Среди «самостийных» праздников полно подлых, нелепых, насквозь искусственных «памятных дат».

За четыре года бандеровского шабаша под заливистое хрюканье и проклятия были упразднены советские даты, живыми нитями связывающие народ Украины с большой общей историей народов бывшего СССР. Человеческие праздники заменили  уродливыми протезами, вроде «дня УПА», «Дня гидности и свободы» и, конечно же, одиозной «Червоной Дупы», чтобы хоть чем-то заткнуть зияющие дыры, прорубленные в национальной памяти свидомыми живодёрами.

Но, пожалуй, наиболее ярким примером официального украинского политпорно является празднование дня т.н. «Злуки», который так и напрашивается быть переименованным в «день Случки» из-за позорной скоротечности и обоюдного желания сторон поиметь друг друга.

В официальных терминах «праздник» называется «День соборности Украины», что прямо противоречит как исторической памяти, так и здравому смыслу. Тем не менее, в 1999 году нелепое событие, произошедшее в Киеве 22 января 1919 года, которой впору называться «Днём свидомого дурня», провозглашено отправной точкой «украинской государственности». Ведь, по мнению страдающих от «синдрома меншовартости» украинских «элит», именно в этот день Восток и Центр Украины слились в державном экстазе с Западной Украиной, из чего и проистекают все сногсшибательные «досягнення» и «пэрэмоги» Незалежной.

О том, что «Акт Злуки» не был легитимным, современные украинские квазиисторики предпочитают умалчивать: никто и никогда не избирал Центральную Раду, Скоропадского, как и Директорию с галицким Державным Секретариатом ЗУНР, как это часто бывает во время катастрофического распада больших империй. Про Петлюру и говорить нечего. С началом смутного времени, перешедшего в 1918 году в гражданскую войну, квазигосударства УНР и ЗУНР не имели возможности провести полноценные выборы, так что в их власти укоренились самозванцы и временщики.

Тем не менее, легитимные органы в той же УНР были – большевистские советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, избиравшихся на собраниях заводов, войсковых частей и не впавших в анархию сёл. Но именно эти настоящие представители народа не участвовали в политических клоунадах, и именно с ними в первую очередь расправлялись интервенты, их «самостийные» пособники и вылезшие с обрезами из погребов всевозможные «батьки» – тогдашние рагули и батальонная сволочь.

Достаточно вспомнить, что Таврия, Новороссия и Донбасс отказались входить в состав УНР в любом качестве. По их территориям в начале 1918 года прокатились вооружённые восстания, в результате которых были образованы народные республики, заявившие о своём прямом подчинении петроградскому Совнаркому.

Опереточной армии УНР не удалось самостоятельно подмять под себя ни одну из этих республик – за них это сделали германские и австрийские интервенты, имевшие собственные виды на эти территории.

В декабре 1918 года, когда Злука между УНР и ЗУНР была втихаря подписана в Фастове, обе «дэржавы» представляли собой доживающие последние деньки квазигосударства. И если под контролем киевской Директории ещё оставались кое-какие территории, то ЗУНР сократилась на 80%, и её элитка была представлена группой изгоев под водительством диктатора Петрушевича, окопавшихся в третьей по счёту столице квазигосударства – городе Станиславе (Ивано-Франковск).

Но самое замечательное в истории со Злукой то, что каждая из сторон собиралась воспользоваться «партнёром», не прикладывая больших ответных усилий. УНР была территорией без армии, а ЗУНР – армией без территории. УНР надеялась при помощи ЗУНРА (60-тысячного войска галичан) отбиться от наступающих на Киев красных отрядов и выгнать из Новороссии белогвардейцев.

Диктатор Петрушевич в свою очередь раскатал губищу на ресурсы УНР. С их помощью он надеялся удержаться и закрепиться в богатых нефтью окрестностях Станислава, чтобы в дальнейшем отбить захваченную поляками Галицию. Планы Петрушевича по созданию «страны-бензоколонки» трещали по швам, поскольку вооружённая до зубов французами Польша наметила оттяпать себе те же нефтеносные районы в ближайшее время. На «Акт Злуки» Петрушевича подтолкнула невезуха: согласно первоначальным планам диктатора, западенская «бензоколонка» должна была получить автономный статус в составе Австро-Венгрии, но империя скончалась в страшных судорогах, распавшись на куски.

У Петлюры дела шли не лучше. Провозгласив «Злуку» 22 января 1919 года на Софиевской площади Киева, уже в начале февраля ему вместе со штабом пришлось срочно драпать на запад, а 5 февраля город заняли красные. Перед большим драпом петлюровская Директория обратилась с просьбой к правительству Франции – взять Украину под внешнее управление. Без особого успеха, впрочем.

Приунывший Петлюра навострил было лыжи в сторону союза с Деникиным, но его эмиссаров белогвардейцы дальше прихожей не пропускали. Деникин поставил Петлюре жёсткие условия: полностью переподчинить гайдамаков командованию Добровольческой армии и участвовать в боях с недавно организованной Красной Армией без дураков.

Зачем «самостийнику» Петлюре понадобился белогвардеец и имперец Деникин? Ответ прост. За тем же, зачем Порошенко сегодня «дружит» с Польшей, Венгрией и Румынией, не скрывающих своих аппетитов в отношении украинских территорий – потеснее прислониться к НАТО. В случае с Петлюрой – к Антанте, которая поддерживала Деникина.

Ещё четыре месяца понадобилось Петлюре для понимания того, что галицийские сечевики ловко маневрируют, чтобы только не вступать в боевые столкновения с его врагами. В результате чего 25 апреля 1919 года главарь Директории, после тщательного обдумывания – к какой из сил примкнуть, выбрал поляков и сдал им с потрохами «западных соотечественников», заключив союз с Пилсудским, которого тоже поддерживала и вооружала Антанта.

Остро нуждающийся во внешнем покровительстве «светоч украинской государственности» провёл границу по реке Збруч, отдав интервентам огромные куски территорий «Соборной Украины» и позволив нахлобучить на шею западенцам польское ярмо. Санационная Польша времён Пилсудского и Рыдз-Смиглы по части проводимой политики в отношении некатолического и непольского населения окраин мало чем отличалась от гитлеровской Германии.

По большому счёту, Петлюру по праву можно считать одним из главных виновников дальнейших польско – украинских разборок, апофеозом которых стала волынская резня 1943 года, а затем и послевоенная польская спецоперация по выселению потенциальных упашей с восточных территорий Польши и их дальнейшей атомизации.

Тем не менее, режим Порошенко считает Петлюру «национальным героем» и чествует его наряду с другими мерзавцами и палачами Украины – Бандерой и Шухевичем.

Петрушевич, впрочем, отплатил Петлюре той же монетой – предпринял шаги по сближению с его врагами, перейдя на сторону Деникина.

На минуточку: один из ключевых авторов «Злуки» подался в «младшие партнёры» к белогвардейскому генералу, твёрдо стоявшему на позициях «единой и неделимой России», где нет места никаким автономиям.

Собственно, в этот момент «Злука», ещё существовавшая формально, перестала быть даже фикцией, окончательно превратившись в Разлуку.

Праздновать день взаимного предательства, которым закончилась попытка создания политическими лузерами и авантюристами искусственного государственного тянитолкая, могут только очень тупые и тёмные люди. Приплетать к этому акту кратковременной и противоестественной случки не имеющих к нему никакого отношения территории – Крым, Донбасс, Новороссию – подло.

При этом, окопавшимися в Киеве правящими негодяями отрицается и замалчивается настоящий День Соборности Украины – 16 августа 1945 года. В этот день Польша при поддержке западных стран отказалась от исторических претензий на Западную Украину. Большевик Сталин сделал то, что десятилетиями бесславно проваливали шайки украинских националистов – создал Соборную Украину – в составе великой и могущественной державы, СССР.

Известно, что польская сторона планировала оставить себе Львов, ссылаясь на прецедент, будто этот город никогда не входил в состав Российской империи. На что Сталин в своей великолепной манере ответил: «зато Варшава в состав России входила», на что польский КВН не нашёлся чем возразить.

Исторический опыт Украины свидетельствует о том, что как единая и процветающая страна она может существовать только в составе большого многонационального государства, такого, как СССР. Или в теснейшем союзе с Россией и Белоруссией. В отрыве от Большой Родины, Украина нежизнеспособна и подвержена деградации. Слабоумный выбор «самостийными элитами» «Акта Злуки» в качестве объединяющего национального праздника только подтверждает данную формулировку.

Александр Ростовцев, ПолитНавигатор