События последних дней словно «раздергивают» юго-восток Украины, как боксера на ринге, сериями ложных ударов

Цель одна – вызвать неконтролируемую ярость в республиках.

После принятия Радой закона о «реинтеграции» Донбасса, десятки аналитиков в голос заявили – «сейчас начнется».

События покатились как снежный ком. За минувшие выходные территории непризнанных республик обстреляли 8 раз – из автоматических гранатометов, пушек БМП, минометов, станковых противотанковых гранатометов. Мира как не было, так и нет. Как нет и политического решения конфликта.

В минувшее воскресенье на печально известном погранпереходе «Еленовка» со стороны позиций ВСУ был обстрелян автобус, дожидавшийся пересечения линии фронта. Один человек погиб, один ранен. В апреле 2015 года на том же пограничном переходе артогнем накрыли колонну гражданских машин с ночевавшими в них людьми. Они ждали утра и возможности пересечь границу. Тогда погибло четверо, в том числе беременная женщина.

По странному совпадению, в день очередного обстрела Еленовки в Донецке шли траурные мероприятия. Поминали погибших три года назад на крупной узловой остановке Боссе. 15 погибших, десятки раненых. Боссе обстреляли в 9 утра, зная, что не промахнутся по толпе едущих на работу.

В Донецке так прокомментировали цепь «совпадений». По словам главы ДНР Александра Захарченко, очередной обстрел мирных жителей – результат «реинтеграционного закона», принятого Радой. Теперь украинские военные сами выбирают себе цели, и сами принимают решения. Пострпред ДНР в Минске Денис Пушилин отправил ноту в мониторинговую миссию ОБСЕ. Хотя всем давно уже понятна бессильность этих нот и миссий.

Одновременно с обстрелами Киев исполнил «жест доброй воли», заявив, что готов передать ополчению некую «женщину-диверсанта». Ее имя почему-то не разглашается.

«Эта женщина обратилась к президенту с просьбой о помиловании. Она полностью признала свою вину. Она получила тяжелые увечья во время совершения преступления. У нее ампутированы конечности и есть младенец» — написала в соцсетях вице-спикер Рады Ирина Геращенко.

Почему женщина-инвалид с ребенком, сидящая в тюрьме, не попала в списки недавнего масштабного обмена «всех на всех», украинская сторона умолчала. При том ждет в ответ на этот «сильный гуманитарный шаг президента Порошенко» выдачи некоего плененного украинского военного.

Тенденция прослеживается четко: «гуманитарный обстрел» в рамках «реинтеграции», сильный «гуманитарный жест», потом снова — обстрел.

Ждут, чьи нервы окажутся крепче?

Дмитрий Стешин, «Комсомольская правда»