Что означает для конфликта на Ближнем Востоке наступление в Идлибе и почему победить «Аль-Каиду» (структура запрещена в РФ – ред.) сложнее, чем ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.)

Наше Минобороны сообщило о том, что в Идлибе приступили к ликвидации «Джебхат Ан-Нусры». Для тех, кто не в теме — звучит сродни какому-нибудь заклинанию старика Хоттабыча. Поэтому расшифруем.

Ну, во-первых, собственно к процессу ликвидации террористических анклавов приступили не мы сами, а правительственные силы Башара Асада, которым мы по традиции собираемся оказывать различного рода поддержку.

Насколько весомым будет вклад России в эту кампанию, позволяют судить итоги прошлой. Все-таки наши вооруженные силы сыграли решающую роль в разгроме ИГИЛ в Сирии, значит, скорее всего, на российскую поддержку в борьбе с «Ан-Нусрой» в Идлибе — в сирийской арабской армии рассчитывают не меньше.

Теперь уточним, что это за «Ан-Нусра» такая и чем она отличается от ИГИЛ? «Ан-Нусра» — несмотря на многочисленные ребрендинги, слияния, переименования и союзы — всегда была и остается ячейкой, если хотите официальным филиалом, дочерней компанией «Аль-Каиды» в Сирии.

Мало того, на начальном этапе в 2013 году даже ужасный и разросшийся к 2014-му ИГИЛ — был всего лишь одной из ячеек «Ан-Нусры». Это к вопросу о различиях. Для нас, людей светского образа жизни, в общем-то нет.

По законам и тех, и других мы подлежим уничтожению. А между собой у радикалов безусловно, отличия имеются, но они из области настолько тонких исламистских разночтений, что без цикла лекций не разобраться. Однако с утверждением, что именно «Аль-Каида» стала источником, откуда вышли все радикальные сирийские группировки — ни один эксперт не поспорит.

По сути, даже с учетом разгрома ИГИЛ мы рубили пока что только драконьи головы, но при этом лишь иногда доставали копьем до самого дракона, каковым является «Аль-Каида». Ну, надеюсь, теперь немного понятно, почему к заявлению Минобороны о начале ликвидации самого чудовища нужно отнестись серьезно.

Коротко об Идлибе. Это сирийская провинция, граничащая с Турцией, куда на протяжении последних двух лет, фактически, стягивались все ресурсы «Аль-Каиды» («Ан-Нусры») в Сирии.

Зачастую делалось это организовано. Отрядам радикалов, попавшим в окружение, например, предоставлялись коридоры, а иногда даже автобусы — настолько опасную силу представляла из себя эта организации. С этими силами приходилось, пусть неофициально, но все-таки считаться на самом высоком уровне.

Договоренности о фактической эвакуации нусровцев из того же Алеппо были достигнуты чуть ли не в рамках президентских контактов. По стратегическому замыслу союзники, видимо, решили собрать орды хорошо обученных боевиков в одной географической точке, чтобы затем уничтожить их разом, а не вылавливать по небольшим отрядам в бескрайних ближневосточных пустынях.

По факту, сейчас все силы «Аль-Каиды», некогда брошенные на Сирию, действительно аккумулированы в Идлибе и воевать против них на одном большом фронте — удобнее, чем на пятнадцати маленьких. Но тут возникает второй вопрос — насколько легко будет с ними бороться и когда ждать итогов?

Я бы на этот счет не обольщался. Мне много доводилось общаться с сирийскими бойцами в самый разгар войны с ИГИЛ, а также в периоды жесткого противостояния именно с «Ан-Нусрой» — все они сходились в одном.

Если игиловцы — это фанатики, которые могут победить разве что в расчете на эффект толпы и самые громкие их удачи связаны именно с привлечением на свою сторону человеческих масс, то нусровцы — это хорошо обученные бойцы, над которыми бились лучшие инструкторы «Аль-Каиды».

Условно говоря, военную задачу, которую игиловцы выполняют количеством в сто человек, «Ан-Нусра» может повторить с отрядом в 15-20 человек. А учитывая, что по самым скромным подсчетам в Идлибе сейчас сосредоточены до десяти тысяч боевиков, собранных именно под знаменами «Аль-Каиды» — война против них вполне сопоставима с нашей операцией против ИГИЛ.

О чем еще надо знать, когда мы говорим, что Россия готова поддержать САА в ликвидации «Ан-Нусры» в Идлибе? Естественно, о нашем военном союзе с Турцией, который в разрезе регулярных поездок турецкого генералитета в Москву и Сочи, приобретает все более прочные формы.

Ура-паникеры после того, как турки приступили к военной операции «Оливковая ветвь» на приграничных с контролируемыми курдами территориях, уже закричали о том, что Россия сдает свои позиции в регионе, мол, турки нас обыграли, а мы испугались.

Такой недальновидный взгляд свойственен людям и экспертам, которые любую фронтовую ситуацию рассматривают прямо и в лоб, и не пытаются разглядеть контекст. На фоне «Оливковой ветви» как-то совершенно случайно главный союзник России на сирийской земле — САА отвоевала у боевиков в Идлибе целый аэропорт (а эти территории негласно входили именно в зону турецкого влияния).

Напомню, по моему глубокому убеждению, мы разгромили ИГИЛ отнюдь не только силой русского оружия, но и во многом благодаря виртуозности российских военных дипломатов. Сейчас эти парни снова выходят на сцену. Так что — берегись, «Аль-Каида»!

Семён Пегов