В Нью-Йорке прошёл ряд заседаний Совета Безопасности ООН по ситуациям вл многих частях мира, война в Сирии, напряженность на Корейском полуострове, война в Донбассе стали предметом переговоров. По итогам заседаний глава МИД провел большую пресс-конференцию, на которой подвел итоги переговоров.

Вопрос: Представители США неоднократно говорили о том, что Россия препятствует санкциям в отношении КНДР. На этой неделе Президент США Д.Трамп сказал, что Россия вообще не помогает США с Северной Кореей. Сегодня МИД России заявил, что Россия была и остается привержена своим обязательствам по всем международным договоренностям. Что Вы ответите Президенту США?

С.В.Лавров: Не верить. Наши американские коллеги говорят, что мы не сотрудничаем, а мы говорим, что сотрудничаем и просим предъявить любые факты, подтверждающие наличие каких-то погрешностей на нашей стороне в том, что касается выполнения решений СБ ООН.

К сожалению, во многих других ситуациях, когда нас тоже обвиняют в других грехах, включая вмешательство во внутренние дела всех государств на планете, нам не предъявляют ни одного факта. Нам говорят, что информация у них есть, но она секретная. Мы помним, как один из наших любимых актеров А.Шварцнеггер всегда говорил «траст ми». И тоже без фактов. Давайте тогда работать по этому принципу. Думаю, у нас мало что получится, если мы будем следовать таким правилам.

Чтобы разговаривать конкретно и предметно, нужны факты, тем более если возвращаться к сути Вашего вопроса про Северную Корею и санкции СБ ООН. Есть специальный комитет, созданный при Совете Безопасности для рассмотрения любых проблем и жалоб. Но если в этот комитет не поступают конкретные жалобы, значит, никаких конкретных жалоб нет. Больше я ничего сказать не могу.

Вопрос: Сегодня Пентагон обнародовал новую национальную оборонную стратегию США, где говорится, что борьба с терроризмом отходит на второй план. На первом плане у американцев теперь соперничество государств. Приоритетом становится конфронтация с Россией и Китаем. Получается, нас официально объявляют врагами. Как бы Вы это прокомментировали?

С.В.Лавров: По-моему, там Китай даже упомянут на первом месте как агрессивная экономическая держава. Мы на втором месте как страна, которая нарушает некие правила игры. Вместе с Китаем, как гласит эта стратегия, мы взламываем эту международную систему изнутри. Наверное, в любой стране военные хотят обосновать необходимость дополнительных расходов. Здесь тоже надо учитывать этот фактор. Но в принципе мы сожалеем, что вместо того, чтобы вести нормальный диалог, базироваться на международном праве, США стремятся доказывать свое лидерство через такого рода конфронтационные концепции и стратегии. Там написано, что после Второй мировой войны США вместе с союзниками создали новый миропорядок, а Россия и Китай его сейчас взламывают. Наверное, из вежливости можно бы было вспомнить, что ООН как таковая и является новым миропорядком, создавалась при непосредственном участии СССР, нашей страны. Тем не менее, мы готовы к диалогу, готовы обсуждать и военные доктрины, как это было раньше, когда военные двух стран укрепляли доверие.

Убежден, что в любом случае в США есть немало здравомыслящих людей, которые понимают, что стратегическая стабильность должна сохраняться. Все риски, которые для нее возникают, должны купироваться, сделать это без сотрудничества России и США невозможно.

Вопрос: США сейчас не являются приемлемым посредником на Ближнем Востоке. Может ли Россия заполнить этот вакуум? Может, Россия вместе с Китаем могли бы стать новыми посредниками между Израилем и Палестиной?

С.В.Лавров: Россия никогда не уходила от своей ответственности в посредничестве между Израилем и Палестиной не только как член «квартета» международных посредников, но и в национальном качестве.

Около двух лет, почувствовав интерес израильтян и палестинцев, мы предложили Премьер-министру Израиля Б.Нетаньяху и Президенту Государства Палестина М.Аббасу встретиться в России без предварительных условий. Это предложение остается в силе. Насколько я понимаю, М.Аббас готов на такую встречу.

У нас в ближайшее время будут контакты с руководством Палестины и Израиля. Тогда мы из первых уст сможем услышать, какие есть возможности для выхода из этой серьезной и очень неприятной ситуации.