События в Сирии показали, что вооруженные силы США за десятилетия войн исключительно со слабыми армиями третьих стран и различными партизанскими формированиями практически полностью потеряли боеспособность. Это касается и технической оснащенности.

Но вот Пентагон спохватился. Американское издание The Wall Street Journal опубликовало детали новой ядерной концепции США и планы модернизации боеголовок малой мощности для ракет Trident и крылатой ракеты морского базирования на основе BGM-109 Tomahawk.

Американские военные попросту расслабились. «Война с папуасами» — это больше охота, нежели боевые действия. Солдаты из Айовы и Небраски привыкли, попивая колу на броне, диктовать своей артиллерии и авиации координаты для открытия шквального огня. Не встревожили американцев ни провальный рейд в Могадишо, ни бессилие американской армии в Мосуле во время второй иракской кампании, ни полное фиаско в Афганистане.

Но главное, что американцы проморгали реформы российской армии. На Вторую чеченскую войну просто не обратили внимание, хотя именно тогда закладывались основы сегодняшних ВС России. События 8 августа 2008 года в Грузии списали на бестолковость Михаила Саакашвили, нарушившего первоначальные планы, переданные ему по линии ЦРУ. И тут случилась Сирия. И выяснилось, что российские крылатые ракеты «Калибр» на голову превосходят устаревшие на сегодняшний день американские «Томагавки».

В Белом доме в лихорадочной спешке стали решать, что делать. На свет появилась предварительная версия новой ядерной доктрины США, которая недавно была опубликована в ряде американских СМИ, в частности, в издании Huffington Post. В документе выдвигается тезис о нарушении ядерного паритета и безусловном превосходстве России в этом аспекте.

«Россия располагает серьезными преимуществами перед США и их союзниками в плане производства ядерного оружия и в нестратегических ядерных силах», — гласит документ.

С удивлением американцы обнаружили, что Россия разрабатывает «по меньшей мере две межконтинентальные баллистические ракеты, гиперзвуковую ядерную боеголовку, новую межконтинентальную подводную автономную ядерную торпеду и проектирует новый перехватчик для своей системы противоракетной обороны».

Сразу оговоримся: дело не в том, что мы предприняли какие-то удивительные меры секретности и надели на всех наших разработчиков и ученых мифические шапки-невидимки, поэтому американцы ничего не знали. Проектные работы такого масштаба невозможно скрыть полностью. Кроме того, Россия презентовала часть этих проектов почти на всех международных выставках вооружений. Однако слепая вера Запада и наших либералов в «ржавые российские ракеты и промышленность, которая способна производить лишь лапти» сыграла с американцами весьма злобную и циничную шутку.

И вот в Пентагоне проснулись. Американские военные с удивлением обнаружили, что их гордость — это основная крылатая ракета Tomahawk, поступившая на вооружение в 1983 году и с тех пор практически не модернизировавшаяся, ракета UGM-133A «Trident-II» D5 1990 года рождения, основная шахтная баллистическая ракета LGM-30 Minuteman III, принятая на вооружение и вовсе в 1970 году и незначительно модернизированная в 2006-м, и основной ядерный заряд — бомба B-61, который находится в арсенале в неизменной модификации с 1968 года.

Иначе говоря, все это морально устаревшее старье, многое из которого находится на крайних сроках эксплуатации и хранения. И всему этому с нашей стороны противостоят мобильная и шахтная ракета РТ-2ПМ2 «Тополь-М» разработки 1997 года, российский стратегический ракетный комплекс с твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой мобильного и шахтного базирования с разделяющейся головной частью PC-24 «Ярс» 2009 года создания, мобильный комплекс РТ-2ПМ «Тополь» 1988 года принятия на вооружение, ракета морского базирования Р-29РМУ2 «Синева», находящаяся в эксплуатации с 2004 года. Об универсальных носителях вроде «Искандера», которые могут быть оснащены и ядерной, и неядерной боеголовкой, и уже упоминавшихся «Калибрах» я просто не говорю. Иначе говоря, дело для американского ядерного потенциала — дрянь.

И вот, американские генералы стали проталкивать ядерные вооружения нового типа, использование которых должно быть закреплено в новой военной стратегии США. Главная ставка сделана на два тезиса: право безусловного превентивного применения ядерных сил, без каких-либо поводов, а лишь по некой гипотетической необходимости, которая может внезапно возникнуть у пентагоновских вояк в голове, и создание новых типов боеприпасов, рассчитанных на применение новой боеголовки малой мощности в 1-2 килотонны против 100-500 килотонн, ныне стоящих на вооружении Пентагона.

Речь идет о глубокой модернизации ракет Trident и создании крылатой ракеты морского базирования на основе ракеты Tomahawk. Планируется, что сроки модернизации и разработки составят один-два года, но это вызывает большие сомнения, хотя времени у США действительно нет. Мотивировка не блещет оригинальностью. Перевооружение объясняют необходимостью защиты от России и Китая. Ни мы, ни они ждать не намерены. Но ситуация в Пентагоне находится на грани паники имени бывшего министра США генерала Джеймса Форрестола, который 22 мая 1949 года с криком «Русские танки!» выбросился из окна психиатрической больницы.

И, конечно, во всем виноваты мы. В Пентагоне утверждают, что в отличие от США, Россия якобы не стремится к отказу от использования ядерного оружия.

«В то время как Соединенные Штаты продолжали сокращать количество и значимость ядерного оружия, другие, в том числе Россия и Китай, двинулись в обратном направлении», — говорится в проекте ядерной стратегии.

При этом, если исходить из реальных количественных показателей, то США превосходят Россию по всем компонентам ядерной триады: у Соединенных Штатов 400 МБР, у России — 302; у США 240 ядерных боеприпасов на ПЛАРБ, у России — 160; «расклад» по бомбардировщикам с ядерным оснащением — 60 против 55.

Какое-то странное сокращение ядерного потенциала демонстрировали США с начала 90-х годов. Сокращали они в основном советский, а затем российский потенциалы. Согласно договорам СНВ-1 и СНВ-2 о сокращении стратегических вооружений, подписанных в июле 1991 года Джорджем Бушем и Михаилом Горбачевым, а в январе 1993 года — Бушем и Борисом Ельциным, мы потеряли наиболее перспективные системы ядерного оружия. Подписанный в апреле 2010 года Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым договор СНВ-3 подтвердил следование Россией прежней тенденции разоружения.

Между тем, не только сохранность ядерного потенциала говорит об обратном со стороны США. Есть страны, имеющие ядерное оружие, но не имеющие полного цикла его производства. Это Израиль и Пакистан. То есть готовые ядерные боеприпасы им кто-то поставил. И обе страны явно не в орбите российской политики. Кто же мог поставить им ядерное оружие? Вопрос риторический.

Вообще говорить о преимуществе ядерного потенциала кого-либо не имеет смысла. И у нас, и у США его априори хватает, чтобы уничтожить планету несколько раз. Мастер цеха на заводе, где я начинал трудовую биографию, требовал, чтобы мы ходили по цеху в касках, так как высоко под крышей над нашей головой курсировал мостовой кран:

— Вот, смотрите, если болт упадет вам на голову с этой высоты, он пробьет вас насквозь. А если вы будете в каске, то только наполовину.

Но США хотят пробить мир насквозь.

Олег Денежка, РИА ФАН