Соединенные Штаты проводят стандартную процедуру по нынешней доктрине президентской администрации, направленная на поддержание угрозы военных действия в сознании американского народа

Выступая на пресс-конференции, военный и политический аналитик Майкл Бернс сказал, что наращивание военного присутствия на Корейском полуостров предназначено для сохранения угрозы военных действий против Пхеньяна.

За последние несколько дней США активизировались и начали перемещать в регион больше военных кораблей и самолетов, расширяя свое военное присутствие перед тем, как Южная Корея готовится принять у себя северокорейских спортсменов на зимних Олимпийских играх.

Модернизированный американский авианосец военно-морских сил США, способный перевозить войска и целый ряд истребителей, включая F-35, прибыл на юг Японии.

На прошлой неделе американские военно-воздушные силы Тихоокеанского флота объявили о развертывании трех американских тяжелых малозаметных стратегических бомбардировщиков «Нортроп Б-2», а также порядка 200 сотрудников военно-воздушных сил с авиабазы Уайтмена в Миссури на тихоокеанском острове Гуам.

Ранее авианосец «Кард Винсон» отправился в западную часть Тихого океана. По словам Пентагона – это обычная миссия. Однако ожидается, что ударная группа прибудет в регион до начала Олимпийских игр.

«Наращивание в преддверии Олимпиады — это стандартная операционная процедура по нынешней доктрине этой президентской администрации в отношении Северной Кореи, которая должна поддерживать угрозу военных действий, по крайней мере, в сознании американского народа», — сказал Бернс.

Аналитик сказал, что «умное» решение Пхеньяна сесть за переговоры со своим южным соседом имеет региональные и стратегические последствия.

«Представители Южной Кореи хотят быть уверенными, что вокруг предстоящей зимней Олимпиады нет напряженности», — сказал он, утверждая, что «только угроза Северной Кореи, может уничтожить Зимние Олимпийские игры».

«Мы не знаем, что сказать по этому поводу», — сказал Бернс. «Традиционно Южная Корея была воинственной для Северной Кореи, и она опиралась на наши многочисленные войска в регионе. И теперь, Южная Корея меняет курс и принимает другую тактику».