Если бы президенты США, как лорды великих домов из «Игры престолов», выбирали себе девизы, то герб Дональда Трампа украшала бы гордая надпись «Ни дня без скандала».

На закрытой встрече с конгрессменами в Белом доме, где обсуждалась проблема легализации незаконных мигрантов (программа DACA, дающая право на работу в США детям нелегалов), Трамп произнес историческую фразу: «Почему мы принимаем всех этих людей, приезжающих сюда из вонючих дыр?»

Под «вонючими дырами» президент, как выяснилось, имел в виду Гаити, Сальвадор и некоторые африканские страны. Лидеры этих государств закономерно на Трампа обиделись и немедленно заявили, что не считают свои страны «вонючими дырами».

Надо заметить, что «вонючие дыры» — это ещё довольно мягкий вариант перевода. В оригинале прозвучало выражение shithole countries, во всяком случае, именно его растиражировала газета The Washington Post, а за ней подхватили и прочие распространители фейковых новостей. Трамп пытался оправдаться: «Язык, который я использовал на встрече, где обсуждалась DACA, был грубым, но этих слов я не произносил!» Однако уже третий день в американских СМИ президента полощут на все лады именно за «вонючие дыры», тем более что некоторые присутствовавшие на встрече демократы подтвердили, что именно так президент и выразился. Выдрессированным журналистам дали команду «Фас!» — и они немедленно принялись кусать и пинать хозяина Белого дома. Особенно отличился остроумный некогда журнал The New Yorker, чей главред Дэвид Ремник никогда не скрывал своих симпатий к предшественнику Трампа Обаме и неприязни к нынешнему президенту.

Первая же колонка, появившаяся на эту тему в The New Yorker, озаглавлена «Расист в Овальном кабинете». «Трамп вырос в богатом белом квартале в Квинсе», — начинает свой рассказ Джон Кэссиди, намекая, что именно в этом следует искать корни «расизма» президента. По мысли автора, если бы Трамп рос в интернациональном квартале где-нибудь в Южном Бронксе среди темнокожих детей иммигрантов, из него ещё мог бы вырасти адекватный человек. Но чего можно ожидать от сынка богатого застройщика, чья компания — о ужас! — ещё в 1973 году отказывала желающим арендовать квартиры по причинам «расы и цвета кожи» (это обвинение, кстати, так и не было доказано). Дальше — хуже. В 1980-е годы, когда Трамп вкладывал огромные деньги в игорный бизнес в Атлантик-Сити, «у некоторых его менеджеров определённо сложилось впечатление, что ему не нравятся чёрные сотрудники», указывает Кэссиди. Во всяком случае, так сказал журналисту его коллега, который, в свою очередь, процитировал бывшего помощника официанта из одного игорного заведения Трампа: «Когда Дональд и Ивана (Ивана Зельничкова, первая жена Трампа. — К.Б.) входили в казино, боссы приказывали всем чёрным сотрудникам выйти из зала».

Слухи о «расизме» Трампа действительно ходили давно. Бывший исполнительный директор казино Trump Plaza Джон О’Донелл ещё в 1991 году выпустил книгу под названием «Trumped! Инсайдерская история реального Дональда Трампа — его хитроумное восхождение и захватывающее падение». Помимо всего прочего, там описан любопытный разговор между Трампом и О’Донеллом, в ходе которого они обсуждали одного из темнокожих сотрудников казино.

«Да, мне никогда не нравился этот парень, — говорил Трамп. — Не думаю, что он знает, что, чёрт возьми, он делает. Мои бухгалтеры в Нью-Йорке постоянно на него жалуются. И это не смешно. У меня есть чёрные бухгалтеры и в «Замке Трампа», и в «Плазе». Чёрные парни, которые считают мои деньги! Ненавижу это!»

О’Доннелл пишет, что на какое-то время потерял дар речи. А Трамп продолжал: «Кроме того, я думаю, этот парень ленив. И это, вероятно, не его вина, потому что лень — в природе чёрных. Думаю, это действительно так. Это то, что они не могут контролировать. Вы не согласны?»

Тут О’Доннеллу, по его словам, волей-неволей пришлось принять участие в разговоре, но он сделал это так политкорректно, что придраться к его словам было невозможно. «Дональд, вы не должны так говорить мне или кому-то ещё. Мы не должны даже разговаривать об этом, даже если вы на самом деле так думаете».

Удивительно, что во время предвыборной кампании Трампа никто не вспомнил о таком «роскошном» компромате — впервые он всплыл только в октябре 2017 года, когда СМИ пытались раздуть скандал из-за «чёрствого отношения» президента к семье погибшего в Нигере сержанта Ла Дэвида Джонсона (он был афроамериканцем). И тогда за рассказ О’Доннелла с радостью уцепились все либеральные журналисты, кричащие о расизме президента.

Трампу припомнили всё: и то, что свою кампанию он начал, назвав мексиканских иммигрантов «преступниками, насильниками, торговцами наркотиками» («впрочем, — добавил он тогда, — я верю, что среди них есть и хорошие люди»), и то, что сомневался в компетентности федерального судьи Гонсало Куриэля, который не может обеспечить справедливое рассмотрение дела «в силу своего мексиканского происхождения», и то, что он «издевался» над матерью погибшего в Ираке солдата-пакистанца Хумаюна Хана (родители которого, как выяснилось позже, сочувствовали радикальным исламистам), и то, что он отказался осудить Дэвида Дюка, в 70-е бывшего одним из лидеров ку-клукс-клана.

Пошли в ход и более «свежие грехи» президента: то, что он предположил, что некоторые из протестовавших против «конфедератопада» в Шарлотсвилле были «хорошими людьми», то, что он назвал «сукиными детьми» игроков Национальной футбольной лиги, которые отказались вставать во время исполнения американского гимна в знак протеста против полицейского произвола в отношении темнокожих, то, что он назвал темнокожего ведущего CNN Дона Лемона «самым тупым человеком на телевидении».

«Президент Соединённых Штатов — расист! — заявил обиженный Дон Лемон. — Многие из нас и так это знали. Эти заявления отвратительны, но они не шокируют. Потому что это и есть Дональд Трамп!»

Реакция на слова президента варьировалась от гневных филиппик до почти натурально выглядевших слёз (одна ведущая CNN разрыдалась в прямом эфире). Темнокожие ведущие новостных программ принялись изощряться в остроумии в адрес президента.

Например, в американской столице на фасаде отеля Trump Internatonal Hotel появилась проекция слова shithole. Кроме того, на здание проецировался лозунг: «Мы все ответственны за то, чтобы положить конец превосходству белых». И вот это уже серьёзно. Потому что, если присмотреться повнимательней, станет ясно, что дело вовсе не в неуклюжих высказываниях 45-го президента США.

Дело в том, что та часть населения Америки, которая долгое время была лишена многих гражданских прав, вела упорную борьбу за признание себя такими же, как и другие, то есть равными, и победила в этой борьбе, теперь хочет большего. В точном соответствии с законом маятника каждое правое дело неизбежно переходит в свою противоположность. Боровшиеся с расизмом большинства темнокожие меньшинства Америки на наших глазах сами совершают те же ошибки. Только объект их расовой ненависти — то самое большинство, которое вот-вот перестанет этим большинством быть.

Этнический и расовый состав американской нации меняется уже давно. В некоторых штатах white americans в процентном отношении уступают темнокожим. И это уже самым драматическим образом влияет на политический процесс в стране. Последний пример — проигрыш на выборах в Алабаме кандидата-республиканца Роя Мура, которого поддерживал сам Дональд Трамп. Соперником Мура был демократ Даг Джонс, у которого в традиционно «красной», то есть республиканской, Алабаме шансов было немного. И все же Джонс — бывший федеральный прокурор, либерал и борец с ку-клукс-кланом — победил Мура «благодаря мощной поддержке афроамериканских избирателей штата», как не без злорадства написала The New York Times.

Меняющийся демографический пейзаж Америки — непреходящая головная боль Республиканской партии. Считается, что темнокожие избиратели в массе своей голосуют за демократов. Во времена Обамы некоторые ретивые политологи даже поспешили заявить, что в современных США республиканцы вообще больше никогда не смогут провести в Белый дом своего кандидата: процент населения, готовый голосовать за кандидата от Великой старой партии, сокращается год от года.

Дональд Трамп, одержав победу на выборах в 2016 году, опроверг эти теории. Но та вакханалия, которая разгорелась сейчас вокруг его «расистских» высказываний, наводит на мысль, что он может стать последним белым президентом в Белом доме. Во всяком случае, последним белым мужчиной-президентом.

У кандидата-женщины шансы ещё есть. Но, конечно, только при условии, что она будет готова признать интеллектуальное, культурное и любое иное превосходство этнических и религиозных меньшинств над «расистским» большинством. А также безусловное превосходство женщин над «шовинистами- мужчинами». И, разумеется, неоспоримое превосходство ЛГБТ-сообщества над косными приверженцами традиционных сексуальных отношений.

Трамп, такой, какой он есть — грубый, нетолерантный, недипломатичный богач, неожиданно для всех выигравший выборы, — кажется либералам досадной ошибкой, флуктуацией, которая развеется как страшный сон через два с половиной года.

А на самом деле он — последняя надежда Америки. Той Америки, которую мир знал на протяжении многих десятилетий и которая была для многих образцом для подражания. И дело тут не в том, что белые американцы «лучше» темнокожих. Дело в том, что Трамп интуитивно понимает: если не поставить заслоны на пути бурных миграционных потоков, заполняющих США, как бездонную бочку, конкурентоспособность Америки упадёт самым драматическим образом. Ведь на том самом совещании с законодателями он говорил не только о «вонючих дырах». Он говорил о том, что США должны стать привлекательными для мигрантов из европейских стран, таких как Норвегия (некоторые потомки викингов уже поспешили ответить: «Извините, норвежцы к вам не поедут, мистер Трамп»).

И в чём же, спрашивается, Трамп не прав?

Миллионы мигрантов из наименее развитых стран ослабят Соединённые Штаты, сотни тысяч мигрантов из развитых стран Европы и Азии помогут Америке укрепить её пошатнувшееся лидерство. Для этого Трамп и пытается бороться с программой DACA, с лотереей грин-карт, для этого хочет выстроить Великую Мексиканскую стену.

Но получится ли у него это?

Массированная травля, которой подвергся президент за своё высказывание о «вонючих дырах», заставляет в этом усомниться. В нынешних США гораздо безопаснее выдвигать обвинения в расизме, чем искать пути выхода из сложной ситуации с миграцией. К добру это или к худу, но околдованная политкорректностью Америка рискует не использовать свой последний шанс.

Кирилл Бенедиктов, RT