Зам. Ген. директора телеканала ATR (Киев) – Айдер Муждабаев через соцсети собирает пожертвования на детский танцевальный конкурс на карточку Приватбанка и… счёт экстремистской организации. До такой степени умудрился скатиться бывший зам. главреда «Московского комсомольца». Понимает ли он, что позорит не только своё дело, но и российскую оппозицию перед самыми выборами?

Айдер Муждабаев. Тот момент, когда уже так заврался, что тебе не верят даже «свои».

Солидного человека до сомнительной личности…

Ещё полтора года назад имя Айдера Муждабаева было без преувеличения культовым среди российской оппозиции. Тамбовский журналист, ставший в 1998 году – корреспондентом отдела политики и права «Московского комсомольца» к 2008 «вырос» в газете до заместителя главного редактора. Частый гость программы «Час прессы» на «Радио Свобода», блогер сайта «Эхо Москвы».

Переезд Айдера Муждабаева в Киев летом 2015 года был многими воспринят с сожалением. И причина была, прямо скажем, странная:

Ничего конкретного, «переломного» не произошло: просто с Майдана и, особенно, с аннексии Крыма, газета, редакция начала меняться. Я понял, что стал чужим в коллективе, в котором я проработал 20 лет: оказалось, у них — своя дорога, у меня — своя. Нет, никаких ксенофобских, националистических проявлений — я имею в виду непосредственно ко мне… Просто у некоторых людей появилось ощущение, что они — на фронте, что они в рядах ополченцев, или в авангарде «Русского мира», или в боевом листке ЛНР или ДНР. А остальные миры вторичны и враждебны. … На почве вот этого «Крым наш!» произошел в сознании людей такой переворот, после которого они посчитали, что общаться с таким национал-предателем, как Муждабаев, не стоит…. …видимо, в какой-то момент все от меня устали, включая, может быть, и главного редактора. Но меня никто не принуждал (подать заявление об уходе) — я уволился в никуда вообще и я сам принял решение. Смешно сказать, но я всегда завидовал Бродскому, который, когда ему было 15 лет, просто на уроке встал и вышел из класса и больше в школу не возвращался. Вот и я решил в какой-то момент просто встать и выйти из класса…

Мотивация совершенно непонятная. Человек всю жизнь защищал право каждого иметь своё мнение, но когда мнение окружающих стало не совпадать с его собственным – бросил своё дело, своих читателей, свою редакцию. Причём, как он сам признаётся – без малейшего повода с их стороны.  К тому же, Айдер Муждабаев уже тогда соврал: 17 июня 2015 года он не «уходил в никуда». С июня 2015 года (и до сегодняшнего дня) Муждабаев работает заместителем генерального директора первого крымскотатарского телеканала ATR. Журналистику он тоже не бросил, работая над программой «Крымский вопрос». А с октября прошлого года – вообще ведёт свою программу «Prime: Муждабаєв». То есть о «просто встать и выйти из класса» говорить не приходится: Айдер Муждабаев в 2015 году попросту предал российскую оппозицию. То есть, верить Муждабаеву, «единожды предавшему…», после этого крайне сложно. Тем более – в сложившейся ситуации.Думал ли легендарный главный редактор «МК» Павел Гусев, что его собственный заместитель попросту предаст те идеалы, которые они вместе отстаивали?

«Поможем детям!»

Именно это воззвание Остапа Бендера вспоминается, когда читаешь появившееся на днях на странице Айдера Муждабаева воззвание:

…Детский крымскотатарский телеканал LÂLE, радио Meydan и телеканал ATR проводят в Киеве детский конкурс исполнителей вокала и танцевальных коллективов TATLI SES. … Такой конкурс проводился в Крыму до оккупации каждый год. Мы не должны видеть как грустят наши дети. … Уже есть несколько партнеров, готовых нас немножечко поддержать, но этого, увы, недостаточно. Любая поддержка нашей крымскотатарской культуры — это ваш неоценимый вклад в будущее Крыма». Добавлю, что в Крыму это было грандиозное, популярное телешоу, победители и участники которого потом успешно выступали на украинских конкурсах. Но пришли оккупанты. И хотели заставить наших детей петь и танцевать под их дудку, «во славу России». Крымские татары категорически отказались. Ответ — запрет. На все крымскотатарское, включая конкурсы для детей. И вот мы решили провести TATLI SES в Киеве. Дети приедут из Крыма, несмотря на угрозы ФСБ их родителям, вопреки всему, что делает Россия для ликвидации нашего народа и расчленения Украины. И я прошу вас — давайте мы будем достойны их…

Автор – не фанатка Владимира Путина и существующей российской власти, но у меня всё-таки появились несколько вопросов.  Во-первых, с чего вдруг пан Муждабаев взял, что в Крыму «запрет на всё крымскотатарское, включая конкурсы для детей»? Автор например в мае 2017 года присутствовала на национальном крымско-татарском празднике Хыдырлез и что-то не видела, чтобы его разгоняли «агенты ФСБ». В Крыму спокойно работает «Крымскотатарский музей культурно-исторического наследия», который тоже никто не закрывает.

В ноябре, например, там прошла выставка художника Кязима Джеппарова. Регулярно проходит Фестиваль крымско-татарского искусства и ремесел «Дух времени». Да и сам «запрещённый» TATLI SES проходил в Крыму в Симферополе до последнего времени безо всяких препятствий со стороны российских властей!

Видимо всего этого пан Муждабаев почему-то «не видит». Право человека отстаивать свою позицию никто не оспаривает, но зачем же так беспардонно ВРАТЬ?Остап Бендер тоже собирал средства «в помощь детям». Но от дешёвого вранья и клеветы всё-таки воздерживался. Потому и народно-любим.

Так на детей или на экстремизм?

И ещё – к самому пану Муждабаеву есть и иные вопросы, кроме его прямой лжи. Речь идёт о щепетильности в отношении пожертвований.  Во-первых, в качестве реквизитов для перечисления средств «в помощь детскому конкурсу Tatli ses» указан номер карточки ПриватБанка. Плюс – валютный счёт организации «Liberation of crimea». Однако целью организации « Liberation of crimea « «должно стать содействие «меджлису крымско-татарского народа» (структура запрещена в РФ – ред.) в привлечении дополнительных средств из-за границы».

Таким образом, поднимается вопрос контроля и отчётности – на что будут потрачены деньги, которые пан Муждабаев собирает в социальных сетях? Действительно ли на конкурс Tatli ses, или – на деятельность организации, признанной в России – экстремистской?

В соцсетях страницы TATLI SES как правило – закрытые группы, в которые «чужаку» не попасть. То есть, любой человек, пожертвовавший средства на благое дело впоследствии может оказаться причастен к финансированию процессов, которые на его родине (в России, например) могут быть признаны незаконными, экстремистскими. И – понести наказание. Да, может быть будут протесты общественности. Может быть. Если вы – медийная личность. Но если вы – рядовой гражданин, вам не поможет никто.

Такое поведение бывшего зам. главного редактора «Московского комсомольца» пана Айдера Муждабаева по сути провоцирует российскую общественность, настраивая её против несистемной оппозиции. Учитывая же, что дело происходит перед выборами Президента РФ, его действия прямо подрывают авторитет российской оппозиции, давая правоохранительным органам законное (!) право подозревать всех, кто, приняв на веру воззвание А. Муждабаева, внесёт свою лепту в помощь детскому конкурсу – в финансировании любых операций, которые в будущем осуществит против РФ «Меджлис крымскотатарского народа» (организация запрещена в РФ – ред.). И потом доказать свою невиновность будет просто нереально. В просторечии такое поведение называется «подстава». И использование подобных технологий не делает пану Муждабаеву чести. Жаль только детей, именем которых разворачивается эта провокация…

Елизавета Малянова