Пока американцы празднуют, политические противники разрабатывают стратегию на следующий год

2017 год прошел. В США бушевали ураганы, разгорались и угасали гражданские протесты и столкновения, происходили аварии, совершались ужасающие теракты и преступления… но никакие бедствия не будоражили общество так, как слова и действия главы государства — Дональда Трампа.

В течение всего года весь мир неотрывно наблюдал за борьбой американских титанов. В «стране свободных» классы столкнулись с классами, элиты с элитами, политики с политиками. Измученный безработицей американский пролетарий вступил в причудливый союз со своим угнетателем — американским капиталистом-производителем, с каждым годом беднеющим по мере исхода производства и большого капитала в Азию. Этот союз схлестнулся с глобалистским суперкапиталом и паразитирующей на его логовах-мегаполисах мелкой буржуазией. Первую силу повёл в бой Дональд Трамп, вторая после поражения Хиллари Клинтон, больше не надеясь на главный калибр, сделала ставку на сонм голосов большой прессы и Демократической партии.

Весь год противники обменивались политическими, репутационными, юридическими и закулисными ударами. В безжалостной схватке никто не остался невредимым, никто не одержал однозначной победы. Демократы могут похвастаться несколькими успешными маневрами по выдавливанию с постов членов президентской команды и блокированием некоторых инициатив Трампа. Глава Белого дома, в свою очередь, записал на свой счёт снижение безработицы, экономический рост и, главное, масштабную налоговую реформу, которую он называет крупнейшей за всю историю страны.

После долгих и многотрудных попыток полностью дискредитировать друг друга в глазах народа и продвинуть собственную политическую программу и собственное мировоззрение обе мощные силы ушли на рождественско-новогодние каникулы. В Вашингтоне на считанные дни наступил мертвый сезон. Твиты президента, против обыкновения редкие, представляют почти единственную пищу для политических новостей. Сам Трамп отдыхает на своём кричаще шикарном курорте «Мар-а-Лаго», где участвует в работе рождественской горячей линии «Отследи движение Санты», играет в гольф с делегацией служащих береговой охраны (в том числе нижних чинов), и откуда делает небольшие вылазки для праздничных встреч с пожарными и работниками других экстренных служб, которых в Штатах принято коллективно называть довольно странным для русского уха словосочетанием «первые откликающиеся».

Несмотря на охватившее американский политический класс благодушие и расслабленность, нет никаких сомнений, что обе стороны конфликта сейчас вынашивают планы на следующий год и готовы возобновить борьбу, как только Америка вернётся к обычной жизни. В конце 2018 года США ждут выборы в обе палаты Конгресса, и весь политический процесс в наступающем году будет в той или иной степени подчинён предвыборной кампании двух партий. От результата выборов напрямую зависит судьба второй половины президентского срока Трампа. Если Конгресс останется республиканским, ему будет дан «зелёный свет», если Конгресс станет демократическим — программа президента будет заблокирована, и даже возможен импичмент.

Так что для обеих сил 2018 будет ключевым годом. В ход пойдёт весь арсенал сил и средств. Без сомнения, мы увидим новые неожиданные и скандальные ходы президента, новые «утечки» и «расследования» в исполнении СМИ и, скорее всего прямо перед выборами, узнаем-таки, чем закончится «русское дело» о сотрудничестве предвыборного штаба Трампа с Кремлём. В сложившейся сверхнапряженной ситуации можно даже ожидать таких экстремальных мер, как политические «посадки» и даже покушения… В то же время всему миру известна страсть Америки к решению внутренних проблем за счёт резких движений во внешней политике, так что миру стоит пристегнуть ремни и приготовиться к самым экзотическим манёврам разбушевавшегося гегемона, отчаянно борющегося одновременно с внешним соперником и внутренним врагом.

Первые подобные шаги американская администрация уже предпринимает в Иране. Вот уже несколько дней в исламской республике продолжаются масштабные гражданские протесты. Подозрения в их неслучайности и управляемости извне вызывает практически мгновенная поддержка, которую протесты получили со стороны Трампа и постпреда США в ООН Никки Хейли. Каждый на своей платформе: президент — в Твиттере, а дипломат — в ООН, они оба призвали международное сообщество поддержать борьбу «угнетенного народа» против «коррумпированного правительства».

Пока неясно, является ли ситуация в Иране прямой спецоперацией американцев и их ближневосточных союзников, или слабеющий гегемон лишь использует сложившуюся независимо от него ситуацию себе на пользу. Как бы то ни было, возможная выгода от «цветной» революции или хотя бы гражданского кризиса в Иране для Америки очевидна. Иран — основной союзник Китая на Ближнем Востоке. Две страны связывает толстая пуповина иранского нефтяного экспорта, питающая индустрию Срединного государства и наполняющая бюджет исламской республики. Даже призрачная надежда на разрушение сложившейся политической системы в Иране, а значит и пересмотр республикой внешнеполитического курса, для США стоит вливания любых ресурсов. Такая цель оправдывает почти любые средства.

Иван Кузнецов, ИА Regnum


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен