Фильм, героизирующий «Айдар», награждён в Москве, протестовавшие активисты арестованы

В декабре 2017 года фестиваль «Артдокфест», которым руководит небезызвестный Виталий Манский, осуществил глубоко эшелонированную провокацию. Показ в России фильма «Война ради мира», посвященного нацистскому «Правому сектору»* и снятого с абсолютно панегирической точки зрения, после обращения, в том числе, ряда депутатов Государственной Думы в прокуратуру удалось предотвратить. Организаторы сами отменили показ фильма. Но на фоне этого скандала они протащили еще ряд фильмов, в частности, о Мустафе Джемилеве украинского режиссёра Сарыхалилова. Опять панегирический фильм о главе террористов так называемого «меджлиса крымско-татарского народа». А самым ярким эпизодом стал фильм «Полет пули», где прославляется уже батальон «Айдар». То есть тоже террористы, убийцы, нацисты. Этот фильм всё-таки получил премию фестиваля «Артдокфест». А люди из движения «SERB» (это движение «Юго-восточный радикальный блок», которое зародилось на юго-востоке Украины и имеет антимайданную идеологию), которые попытались сорвать премьерный показ фильма, распылив в зале «сильно пахнущее вещество», арестованы на неделю.

«Артдокфест» задуман как массированная провокация не только в 2017 году, а практически с появлением самой концепции этого фестиваля. Наши либеральные младшие братья по разуму даже не скрывают, что по их понятиям творческой личностью может считаться только тот, кто всеми силами выступает против всего русского, включая, кстати, и всё советское. И соответственно, удивляться надо не тому, что на фестиваль вынесена очередная доза всякой антирусской гнуси и налетела туча кровососущего гнуса, а тому, что не вся программа фестиваля состоит из открыто антирусских материалов, что там изредка ещё попадается что-нибудь вменяемое. Но это понятно: провокаторам нужна какая-то дымовая завеса. Нужно показать, что они не на всю голову антирусские, а что-то человеческое в них ещё можно найти.

Что же касается движения «SERB», тут я могу только посочувствовать арестованным ребятам. Формально они действительно нарушили закон. И утешает только то, что это формальное нарушение наказано минимально возможным в данном случае образом. Полагаю, что впредь надо искать более законные способы борьбы. Самый простой из них, я думаю, такой: постараться как-то разъяснить спонсорам Манского, что это дело для них самих может обернуться разорением. В конце концов, эти люди, как правило, живут не как «сферический конь в вакууме» из известного анекдота, они как и все смертные нуждаются в источниках повседневного заработка. А значительная часть этих источников зависит от нашего общественного мнения. То есть мы должны говорить и писать не только то, что Манский протащил очередную порцию всякой дури и гнуси, а ещё и о том, что эту порцию оплатили такие-то деятели, зарабатывающие таким-то образом. Это многим прояснит мозги.

Известно, что, например, в Соединенных Государствах Америки формально запрещена любая цензура. В нашу Конституцию американские специалисты в 93-го году тоже вписали такой запрет. Тем не менее, в Америке крайне редко можно найти какое-то выступление, представляющее интерес для всяческих комиссий по расследованию антиамериканской деятельности. А те, кто всё-таки рискует выступить таким образом, чаще всего довольно быстро обнаруживают, что их теперь просто некому финансировать. Потому что даже если какой-то крупный предприниматель один раз рискнет изобразить из себя крупного правдолюбца, он очень скоро окажется на голодном пайке.

Приведу пример из американской практики. В своё время автопромышленник и автор идеи применения конвейера в крупном промышленном производстве Генри Форд не смог получить от американских банкиров кредит на осуществление своей очередной деловой идеи. А поскольку тогда значительной частью американских банков владели евреи, Форд, чтобы подтолкнуть их к нужному для него решению, решил вложить изрядную сумму в антисемитскую пропаганду. Евреи ответили, как сейчас принято говорить, ассиметрично. А именно: сообщили, что им принадлежит значительная доля в кинопромышленности, и что если Форд продолжит финансировать антисемитские выступления, то во всех американских фильмах автокатастрофы со смертельным исходом будут происходить только на автомобилях «Форд». Этого хватило. Полагаю, что мы тоже можем найти какие-то достаточно творческие решения для борьбы с личностями, объявляющими себя творцами без всяких на то оснований.

Возвращаясь к «Артдокфесту», напомню также, что ещё в 2014 году Министерство культуры прекратило финансирование кинофестиваля именно на том основании, что там демонстрируются вещи, явно не соответствующие ни интересам, ни законам РФ. Если Манский всё ещё находит себе какие-то источники финансирования не государственные, а общественные, то это значит, что теперь им должно заниматься уже не государство, а общество. И искать надлежащие способы пресечения творимых им преступлений. А по действующим в Российской Федерации законам реклама террористической деятельности, пропаганда и реабилитация нацизма — это именно преступление. Значит, надо подавать за это на Манского в следствие и суд и надо публично напоминать, что все финансирующие «Артдокфест» оказываются соучастниками особо опасных преступлений. Например, банкир и предприниматель Прохоров, находящийся среди тех, кто финансирует «Артдокфест»,.

Трудно бороться с людьми, которые как бы заведомо у нас неподконтрольны и неподсудны. Есть ряд вопросов по поводу того, куда на голове нашей власти и общества смотрят глаза? Похоже, что в разные стороны. Да и руки на туловище нашей власти и общества тоже действуют совершенно автономно, и некоторые из них занимаются медийным рукоблудием. Потому что Манский считается приличным человеком в нашем обществе: этот выходец из Львова работал на всех ведущих телеканалах — ОРТ, ВГТРК, Пятый канал, Рен-ТВ. Длительное время руководил службой производства и показа документальных программ на главном государственном канале России — РТР. Он продолжает оставаться членом российской киноакадемии «Ника», членом российской телеакадемии «ТЭФИ», он продолжает оставаться заместителем председателя киносоюза России. Притом, что в 2014-м году подписал абсолютно антироссийское и пронацистское письмо в защиту Украины, которая «стала жертвой российской агрессии» — «Мы с Вами!» После чего, кстати, и последовал отказ Мединского в финансировании его «Артдокфеста». После этого Манский переехал в Ригу, продолжает отправлять все свои российские должности оттуда, разжигая русофобию и в Латвии, и здесь. И всё это как бы комильфо. Получается, что комильфо и приз, данный Манским фильму про «Айдар». А «SERB» не комильфо. Как оценить тот раскосец, что откровенный негодяй — лицо приличное в глазах значительной части государственных и общественных институтов; а люди, которые пытаются ему противостоять, получается, лица неприличные?

К сожалению, ещё со времён Российской империи неотъемлемым качеством «приличного человека» объявлена искренняя ненависть к стране и народу. Честно признаюсь, что я не знаю, можно ли это вылечить достаточно быстро. Скажем, Смердяков в «Братьях Карамазовых» — это картина, списанная с натуры, да ещё и ощутимо смягчённая. Реальные прототипы Смердякова были ещё гораздо противнее, чем созданный Достоевским художественный образ. И, скажем, фраза из стихотворения особо прогрессивного деятеля Печерина: «Как сладостно отчизну ненавидеть и жадно ждать её уничтоженья», — была сказана на полном серьёзе. Поэтому, кстати, и значительная часть современного российского политического руководства тоже на полном серьёзе уверена, что мы такие плохие, мы заслуживаем и «Артокфеста», и санкций, и прочей русофобии. Боюсь, что в одночасье такое не меняется. Тем более что мы оказались мишенями очень мощной пропагандистской войны, и коллективный Запад постоянно сообщает нам, что мы виноваты уже хотя бы потому, что мы русские. И, к сожалению, когда об этом кричат из каждого утюга, в это легко поверить. Я не вижу лёгких путей в нынешней борьбе. Но полагаю, что, когда активисты той же организации «SERB» опубликуют список тех инстанций, куда они обращались и где не отреагировали на их обращения, — это тоже в какой-то мере поспособствует прояснению умов хотя бы части лиц, принимающих решения. Надо бить не столько по головам, сколько по имиджу наших противников. В конце концов, у них именно публичный образ — главная ценность и главный источник заработка. Надеюсь, что мы научимся бить их именно по тому месту, которым они зарабатывают.

Украина, конечно, торжествует. Заголовки в прессе: «Фильм, посвящённый «Айдару», награждён премией «Лавр» в Москве. Не есть ли демарш «Артдокфеста» попросту измена Родине, раз люди сознательно делали такой подарок нацистскому Киеву?

Российская Федерация не участник конфликта и тем более боевых действий на Украине, то есть формально это невозможно объявить изменой Родине. Другое дело, что террористы, захватившие Киев в феврале 2014-го года, воюют против русского большинства граждан Украины. И, таким образом, это деяние — измена русскому народу. Найдётся ли в наших законах возможность когда-нибудь справедливо покарать такое преступление, я пока не знаю. Но думаю, что сам русский народ найдёт необходимые и достаточные средства для объяснения изменникам, в чём они неправы. Напомню, что по крайней мере одно такое средство предоставили в наше распоряжение Соединённые Государства Америки: они устроили сейчас такую мощную охоту за деньгами наших либералов, выведенными за пределы страны, что те достаточно скоро поймут, что единственная для них защита — это могущество нашей страны. И в их собственных интересах выступать против всех, кто это могущество пытается подорвать.

*организация запрещена в РФ

Анатолий Вассерман, газета «Завтра»