16 декабря в Румынии пройдут похороны последнего короля этой страны – Михая I. Из своих 96 лет он провел на престоле лишь одно десятилетие, однако именно в его правление Румыния обрела современные государственные границы. При Михае I в пользу Румынии разрешился многолетний спор с Венгрией из-за Трансильвании.

Подчеркивая исторические заслуги своего бывшего правителя, румынские политики наверняка будут говорить о системообразующей роли Трансильвании для румынского государства как «душе румынизма». Ведь именно здесь родился прославленный правитель даков Децебал, зародились латинские корни румынского языка.

Однако в духе современной политкорректности государственные деятели наверняка умолчат о том, что важнейшая геополитическая заслуга короля стала возможной лишь благодаря поддержке СССР.

Советский Союз, Россия рассматриваются сегодняшними румынскими элитами в основном как государства, сыгравшие негативную роль в истории Румынии. Такое отношение определяется исторической обидой.

В прошлом веке Москва дважды (в 1940 и 1944 годах) возвращала под свой контроль Бессарабию, каждый раз изгоняя оттуда румынскую администрацию и воссоздавая на ее большей части молдавскую республику.

Тем не менее, СССР румын не только разделял, но и соединял. Так было с Северной Трансильванией, которую Румыния получила по итогам Второй мировой войны по воле советского руководства и вопреки возражениям своих нынешних геополитических покровителей – США и Великобритании.

Румыния впервые обрела Трансильванию после распада Австро-Венгерской империи. В 1940 г. по требованию Венгрии германско-итальянский арбитраж вернул ей северную часть Трансильвании, где наряду с румынами проживало много венгров и немцев. Муссолини из-за этого даже удостоился в Румынии эпитета «отступник латинизма».

В текст соглашения о перемирии союзных держав с Румынией (1944 г.) именно с подачи СССР была вписана фраза о возвращении Трансильвании под контроль Румынии. Английская дипломатия в тот период отдавала предпочтение созданию в Трансильвании самостоятельного государства при его вступлении в Дунайский союз (вместе с Венгрией и Румынией).

Однако для воссоединения с Трансильванией Румынии еще предстояло ее завоевать. Венгрия, поддерживаемая Германией, сдавать без боя спорную провинцию явно не собиралась.

Напротив, в сентябре 1944 г. венгерские и немецкие армии вторглись в северо-западные регионы Румынии. Угроза нависла над древней Тимишоарой – третьим по величине румынским городом, носившим при венгерских королях название Тимишвар.

Под ударами 2-го Украинского фронта венгры и немцы вынуждены были отступить и очистить Северную Трансильванию. В тех боях участвовали 40 советских дивизий и только 17 румынских. Причем румынские части из-за плохой оснащенности и некомплекта личного состава в основном использовались на второстепенных участках фронта.

«В обозе» наступавшей Красной армии в трансильванские Коложвар, Сатмар, Марош-Вашархельи (даны венгерские названия городов) вернулась румынская администрация. Это привело к обострению межнациональных конфликтов. Советский командующий Родион Малиновский был вынужден удалить румынских чиновников из трансильванских городов.

С ноября 1944 г. по март 1945 г. Северная Трансильвания находилась под управлением советской администрации. В тот период среди наших дипломатов и военных всерьез обсуждалась идея создания независимой Трансильвании под советским протекторатом. Трансильванские венгры высказывались даже за вхождение края в состав СССР, лишь бы не возвращаться под власть румынской бюрократии.

Однако советское руководство рассудило, что Северная Трансильвания станет достойной компенсацией за полный отказ Бухареста от претензий на Бессарабию, мотивирует румынского короля к утверждению промосковского правительства. 7 марта 1945 г. после утверждения Михаем I правительства левых политических сил Северная Трансильвания была передана Советским Союзом Румынии.

Таким образом, благодаря «государству-агрессору» Бухарест получил под свой контроль экономически развитый регион с населением почти в 2 млн человек, большинство из которых составляли этнические румыны.

В боях с гитлеровцами в Центральной Румынии и Трансильвании были убиты, ранены, пропали без вести свыше 130 тыс. советских солдат и офицеров. Аналогичные румынские потери были вдвое меньше – 58 тыс. человек.

В знак признательности Михай I обратился к председателю Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Калинину:

«…я устремляю помыслы к славным советским бойцам, которые пожертвовали свои жизни за нашу священную землю. Их жертвы останутся неизгладимыми в памяти всех румын, навсегда укрепят дружеские связи между нашими народами».

Но кто уж теперь помнит в Румынии об этих словах?

Игорь Иваненко, ВЗГЛЯД