Если говорить о личных впечатлениях, то, пожалуй, главным итогом большой пресс-конференции Путина можно назвать мое осознание того, насколько невротическим стало в России диванное сообщество страны.

Весь 2017 год в социальных сетях и в целом в интернете был годом беспрерывной истерики – оглушительно громкой, на разрыв аорты. Поводы шли один за другим, практически не давая выдохнуть – «Матильда», школьники Навального, мальчик Коля из Бундестага, «нейтральные олимпийцы» и т. д. и т. п.

Есть в этом что-то очень русское.

Закончился период самой высокой опасности и напряжения всех сил в общественной консолидации. Экономика вышла из кризиса и пошла в рост. Военная операция в Сирии не стала вторым Афганистаном, а, наоборот, обернулась большим успехом России в относительно сжатые сроки.

Газопроводы и мосты строятся, важные контракты по всему миру заключаются. Про менее заметные, но крайне важные проблемы, вроде продолжения борьбы с коррупцией или преодоления давно назревших трений в отношениях федерального центра с регионами, и говорить не приходится.

Правда, забавно, что на все эти реальные социально-политические и государственные «язвы», вроде свежего дела в отношении руководства экспертно-криминалистического центра МВД, политически активные граждане обратили внимание (и стали выдавать алармистские прогнозы) сейчас, когда появились видимые результаты борьбы с ними, а не тогда, когда они потихоньку разъедали само тело государства.

Казалось бы, можно расслабиться и выдохнуть, вернуться в «нормальный режим».

Но нет, не таковы российские граждане, интересующиеся политикой.

Если настоящие проблемы не кажутся достаточно внушительными и опасными, значит, надо найти и раздуть до предела другие, будь то художественный фильм или подросток из провинции.

И по всем этим поводам конечным адресатом жалоб, проклятий и мрачных предсказаний выступал, разумеется, Путин.

Благодаря олимпийскому скандалу к сегодняшней пресс-конференции алармистская истерика достигла откровенно неприличных размеров. Казалось, что только этот вопрос и будет иметь значение по результатам пресс-конференции.

А в реальности?

В реальности оказалось, что страна по-прежнему живет колоссальным многообразием тем, проблем и вопросов, среди которых участие российских спортсменов в Олимпиаде откровенно вторично.

Первично же совсем другое: реальные и серьезные социальные проблемы и трудности отечественной экономики, оборона и безопасность страны, борьба с коррупцией (высказанная Путиным идея о географической ротации силовиков откровенно революционна и крайне соблазнительна), экология (причем как объект борьбы противоположных точек зрения на нее), освоение Арктики и Дальнего Востока, отношения с другими странами. И все это живет, дышит, развивается, сталкивается с трудностями и решает их.

Государство пытается найти оптимальные решения, соблюсти баланс интересов совершенно разных сил, частенько ошибается (понятен грустный вздох Путина, что назначение Родченкова в РУСАДА было ошибкой, но хотелось бы знать, понес ли кто-то ответственность за нее), исправляет ошибки и двигается дальше.

На этом фоне даже предстоящие президентские выборы и заявление Путина о самовыдвижении – безусловно, крайне значимое с политической точки зрения – выглядят не такими уж важными и явно поверхностными.

Но куда более глупыми, незрелыми и неприятными на этом фоне выглядят скандалы и истерики диванной части российских общественников (вне зависимости от политической ориентации).

Как-то все больше проникаешься пониманием, почему Кремль в формировании нового поколения российских управленцев сделал ставку не на идейных патриотов, а на профессионалов-технократов. У них хотя бы нервная система более устойчивая и склонности к истерикам по малейшему поводу нет.

Одна из популярных теорий утверждает, что мир движется к тому, что виртуальная жизнь – будь то компьютерные игры или общение в социальных сетях – будет охватывать и канализировать в безопасное для системы русло энергию все большего количества людей. Идея выглядит похожей на правду.

Но, похоже, у этого есть и обратный (и весьма неприятный) эффект – погружение в мир виртуальных споров способствует эмоциональной и интеллектуальной инфантилизации людей, склонности к радикальным оценкам и уверенности, что для сложных проблем есть эффективные простые решения.

Продолжать погружаться в такой образ жизни и мыслей, безусловно, личный выбор каждого.

Правда, время от времени происходят события, вроде сегодняшней президентской пресс-конференции, которые показывают, что на самом деле мы живем в огромной стране с огромным количеством реальных проблем, ни для одной из которых нет простого решения.

Впрочем, можно понять людей, которые так и не захотят покинуть уютный кокон, в котором проблема участия или неучастия России в Олимпиаде – единственная стоящая и определяющая судьбу страны.

Ирина Алкснис, ВЗГЛЯД