На Москву опускалась ночь, над шпилями Кремля ярко вспыхнули рубиновые звезды.

— Дорога будет трудной. Опасной. Запретили вас на Украине. Вы теперь там вне закона. Понимаете?

— Конечно понимаю, — Дед Мороз встал и поплотнее запахнул шубу, — не волнуйтесь, Владимир Владимирович. Мы со Снегурочкой во всяких передрягах бывали. Справимся. Будет у русских детей на Украине Новогодний праздник.

Дед Мороз приложил к глазам бинокль. Бескрайняя равнина, словно накрытая белым одеялом, искрилась под лунным светом. На многие километры ни человека, ни зверя.

— Украина, — сказал Дед Мороз, — ну, внучка, теперь смотри в оба.

Он тронул поводья и тройка без привычного звона бубенцов (срезаны) тихо тронулась с места.

Километр за километром, верста за верстой оставались позади. И вдруг с дикими посвистами из леса выскочил конный отряд и, размахивая саблями, кинулся за санями.

— Киборги! – закричала Снегурочка, — Деда! Жми!

— Эх! Выручайте, залетные! – закричал Дед Мороз, размахивая вожжами, — Не подведите, родимые! Теперь на вас вся надёжа!

В вихре снеговой пыли сани мчались по полю.

— Дедушка! Нагоняют!

— К пулемету!

Снегурочка кинулась в конец саней, откинула рогожу и взялась за ручки Максима.

— Так-так-так, — застучал боевой товарищ.

Несколько киборгов полетели с коней в снег.

— Кишка у вас тонка против Деда Мороза и Снегурочки! – задорно прокричала девушка и снова припала к пулемету.

Но киборги не отставали. Они разделились на два отряда и начали огибать сани с двух сторон. Только они вдруг резко остановились, развернули коней и поскакали в обратную сторону. С холма спустились три всадника.

— Уууу, басурмане, — погрозил кулаком один из всадников вслед скрывшимся из глаз киборгам, — мало вам Иловайска и Дебальцево! Куликовской битвы захотелось?

— Спасибо, вам, — Дед Мороз вытер лицо снятой с головы шапкой, — если бы не вы… Звать-величать то вас как? Благодарить-то кого?

— Илья Муромец, Добрыня Никитич да Алеша Попович.

— А тут как оказались?

— Так ведь нас тоже запретили. Партизаним помаленьку. Людям помогаем. Вот Соловья-разбойника поймали, — ткнул пальцем себе за спину Добрыня, где к седлу был приторочен кривоногий карлик в  жевто-блакитных шароварах и длинным чубом на выбритой голове.

— Далеко путь держите? – спросил Илья.

— В Киев. Новогодние подарки детям везем.

Богатыри переглянулись:

— Поможем. Проведем до самого Киева. Не останутся дети без новогоднего праздника.

***

Дед Мороз и Снегурочка ехали по ночному Киеву. Дед Мороз остановил сани возле висевшего на стене плаката: «Разыскивается опасные враги Украины Дед Мороз и Снегурочка! Живыми или мертвыми! Скажем «нет» Деду Морозу! Да здравствует Санта Клаус!»

— Знаю я этого Санту, — пробурчал дед Мороз, — еще тот двоечник: ни детей развеселить, ни стишок рассказать. Только кока-колу рекламировать и умеет.

Сани выехали на Софиевскую площадь.

— Что это, дедушка? – испуганно ахнула Снегурочка.

Дед Мороз снял шапку и перекрестился.

— Это елка, внучка.

Снегурочка сошла с саней, подошла к лесной красавице и прижалась лицом к стволу дерева. По ее лицу прокатилась слеза.

— Что же они с тобой сделали, ироды.

Дед Мороз подошел сзади и тронул Снегурку за плечо:

— Идем, — сказал он сурово, — не время раскисать. Нас дети ждут.

***

У дверей детского садика Дед Мороз остановился, поправил лежавший на плече мешок и стукнул в дверь два раза, потом еще три. Дверь чуть приоткрылась, за ней показалась женщина.

— Мы от дяди Вовы, — сказал Дед Мороз пароль.

— Наконец-то. Мы уж думали, вы совсем не придете, — женщина распахнула дверь и представилась, — Елена Владимировна, воспитательница.

— 25-го декабря у нас был Рождественский утренник, — скорбным голосом рассказывала Елена, ведя гостей по темным коридорам со свечой в руке.

— Поздравлять детей пришел святой Николай, — продолжала она. — В камуфляже, с одной ногой и одним глазом. Утренник начал с минуты молчания в память погибших героев АТО. Потом рассказывал, как воевал за свободу Украины, показывал, как разбирать автомат и объяснял устройство гранаты Ф-1.

— А конкурсы? Песни? Стихи? Хоровод? – удивилась Снегурочка.

— Все было. Провел конкурс на лучшую вышиванку, спел тоскливую «Пливе кача по Тисині» в память героев Небесной сотни, учил детей танцевать боевой гопак. Да, и прочитал «У Лукоморья дуб зеленый…»

— Ну, хоть это хорошо, — вздохнула Снегурочка.

— В переводе,- докончила женщина.

Она остановилась и начала читать:

Край лукомор’я дуб зелений,

І золотий ланцюг на нім:

І день і ніч там кіт учений

На ланцюгу кружляє тім;

Іде праворуч — спів заводить,

Ліворуч — казку гомонить.

Дива там: лісовик там бродить,

Русалка на гіллі сидить…

— Не надо, хватит, — простонал Дед Мороз.

— А вы представляете, каково детям было? – горько прошептала женщина. – Одна девочка потом нарисовала вот такое Лукоморье, — Елена подала Деду Морозу листок, на котором был нарисован дуб и огромный кашалот на дереве.

— Ох! – только и мог сказать Дед Мороз.

Они подошли к двери, Елена толкнула ее. Дед Мороз и Снегурочка вошли в залитый светом зал.

— Дедушка Мороз! Снегурочка! – десятки детей кинулись к ним, облепили со всех сторон.

А посреди зала маленькая, но аккуратная и пушистая елочка блестела новогодними шариками.

А потом на «раз-два-три, елочка, гори!» вспыхивала новогодняя гирлянда на елке, дети пели «В лесу родилась елочка», а Дед Мороз и Снегурочка «Расскажи, Снегурочка, где была?»

И конечно, были подарки.

Когда солнце уже поднималось, на российско-украинской границе три богатыря прощались с Дедом Морозом и Снегурочкой.

— Спасибо вам, Илья, Добрыня, Алеша, — Дед Мороз поклонился, а Снегурочка подошла и поцеловала каждого из богатырей. И хоть поцелуй Снегурочки не был горячим, лица всех троих раскраснелись.

— Может и вы снами? Обратно домой? – спросила Снегурочка.

— А кто же русским людям здесь помогать будет? – удивился Алеша.

— Кто же стольный град Киев от басурманов освободит? – спросил Добрыня.

— Неудобно спрашивать… — замялся Илья, — но мы вот тоже письмо тебе по интернету посылали. Неужели не дошло?

— Было письмо, помню. Есть и для вас подарки, — сказал Деде Мороз, подошел к саням и разгреб сено, — вот, все как вы просили.

— Ух ты! – вырвалось у богатырей.

На дне саней лежали три автомата АК и один пулемет.

Клим Подкова