Как Путин своей победой в Сирии доказал, что он намного более дальновидный политик, чем его западные коллеги

Колоссальная дистанция отделяет сегодняшнего Путина в Хмеймиме от того Путина, который в сентябре 2015 года с трибуны ООН в Нью-Йорке обратился к лидерам западной коалиции с вопросом, который удивительным образом сочетал в себе злость, сарказм и пренебрежение: «Вы понимаете, что натворили?» Сам выбор глагола для описания действий союзников под руководством США указывал на то, как оценивает президент далёкой России попытки Запада наводить порядок на планете. «Натворить» в выстроенном в речи Путина контексте означало совершить действия, не заботясь о последствиях, да и не желая нести никакой ответственности за эти самые последствия.

Разбитый Ирак, разрушенная до основания и опрокинутая в первобытную дикость Ливия, уже почти на тот момент доведённая до краха Сирия — таким виделся итог совместных усилий «уважаемых партнёров», считавших, что они получили полное и окончательное право отменить все существующие на планете национальные суверенитеты и править народами по собственному усмотрению. Именно тогда — в сентябре — заключив за месяц до этого соглашение с режимом Башара Асада, Россия и начинает переброску своих Военно-воздушных сил в Сирийскую Арабскую Республику. Москва вмешивается в то, что «натворили» Америка с союзниками, и никто ещё, включая, думаю, и российского лидера, точно не может предугадать, какими окажутся результаты этого вмешательства.

Впрочем, кто-то может. Тогдашний президент США Барак Обама, многие западные политики первого эшелона, а также наше либеральное сообщество, презрительно пожимая плечами, рисуют перспективы постыдного и бесславного провала, сравнивая то, что они именуют «сирийской авантюрой» с военной операцией СССР в Афганистане.

Я хорошо помню, как громко и уверенно звучали эти голоса, вгоняя в хандру тех российских граждан, которые не желали своей стране никакого позора, но не были уверены в правильности принятого президентом решения. Наше внезапное и неожиданное для многих военное присутствие в Сирии вызвало у многих нормальных людей скорее растерянность и страх — о повсеместном одобрении и безусловной поддержке не шло даже речи. Общество мучительно размышляло: «Зачем это нам? Не совершил ли президент роковую ошибку?»

Кто-то сегодня в состоянии вспомнить о тех страхах, глядя на верховного главнокомандующего, отдающего приказ о выводе большей части российской группировки ВКС в связи с успешным выполнением задач? И если вы можете оживить в памяти то чувство неуверенности, те панические сомнения, то, наверное, вам сейчас они покажутся смешными.

Успех — ошеломляющий, достигнутый малыми силами, — принадлежит не только президенту, российским офицерам, которых методом ротации всех за два года пропустили через Сирию, не Башару Асаду, приехавшему на Хмеймим выразить благодарность российскому коллеге, это триумф всей страны, всех её граждан, которые тогда — осенью 2015 года — не знали, как относиться к происходящему, как его оценивать и чего ожидать от неожиданного решения руководства России об участии в далёкой и не очень понятной войне.

Такого Путина мы видим в первый раз. Путина-триумфатора, сумевшего наложить прорехи на порванную, казалось, в клочья и уже нерегенерируемую реальность. 90 процентов страны контролируется силами Башара Асада, боевые потери российской группировки за два года: один самолёт и менее ста человек, большинство из которых — это сотрудники частных военных компаний. Результаты можно назвать невероятными, и это не будет никаким преувеличением.

ИГИЛ (структура запрещена в РФ — ред.) дышит на ладан. Власть, стремительно уплывавшая в 2015 году из рук Асада, возвращена ему фактически в полном объёме. Но самое главное — сломан механизм гегемонии США и их союзников, отменявших один за другим суверенитеты тех стран, положение дел в которых их по тем или иным причинам не устраивало. Само понятие национального суверенитета вернулось благодаря России в международно-правовые отношения. Оказалось, что можно и так — не просто не подчиниться воле самой могущественной державы на планете, а действовать ей вопреки. И не на дипломатическом поприще, а на поле боя.

Из Вашингтона и Парижа в последние дни раздавались странные, трогательные и скорбные слова, почти мольба о том, что победа над ИГИЛ достигнута усилиями США и их союзников, а Россия хочет присвоить успех исключительно себе. Но на российской базе в Сирии выступает перед российскими же военными и Башаром Асадом Владимир Путин. Дональда Трампа и Эммануэля Макрона, даже обладая богатым и извращённым воображением, невозможно представить себе рапортующими на сирийской территории о выполнении поставленных задач перед своими военными в окружении лидеров так называемой сирийской оппозиции, которая, кажется, уже потеряла интерес сама к себе в силу ничтожности собственного военного и политического веса.

Само название российской военной базы с сегодняшнего дня вошло во все учебники истории, хотя сами они, вероятно, ещё об этом не ведают. Путин в Хмеймиме — это свидетельство того, что Россия справилась с возложенной на себя миссией остановить глобальную хаотизацию, выправить положение дел после того, как некоторые «натворили» на этой совсем небольшой, как выясняется, планете бог весть что, сами не понимая, что делают.

Хмеймим — это красиво, неожиданно и очень впечатляюще. Надеюсь, что следующая остановка — Донецк.

Андрей Бабицкий, Life.ru