Новые авианосцы ВМС Великобритании не могут быть эталоном для авианосной программы России

Итак, Великобритания вновь предприняла попытку стать полноценной авианосной державой. 7 декабря 2017 года в Портсмуте состоялась торжественная церемония вступления в состав Королевских ВМС авианосца R 08 Queen Elizabeth. На корабле был поднят британский военно-морской флаг. Значимость события и верность гордым традициям Альбиона была подчеркнута личным присутствием на церемонии королевы Великобритании Елизаветы II и принцессы Анны. Причем, весьма престарелая королева была явно воодушевлена и даже лично обошла строй почетного караула.

Ну а теперь покончим с эмоциями и посмотрим на ситуацию с точки зрения ее практической значимости. Первое, что бросается в глаза в этой связи – корабль, который принял на вооружение британский флот, считать авианосцем пока нет оснований. По той простой причине, что на его борту нет ни одного самолета. На данный момент это скорее вертолетоносец, поскольку вертолеты там действительно имеются. Правда и с ними не всё слава Богу, так как эти машины только проходят летную адаптацию в условиях реального корабля.

Что же касается его авиационного вооружения, то испытательные полеты палубных истребителей американского производства Ф-35Б намечены только на следующий год. А в целом достижение «Куин Элизабет» полной оперативной готовности произойдет не раньше 2021 года.

Допустим, что все пойдет строго по плану и Британия таки да вновь станет авианосной державой. Тем более, что её материально заинтересованные заокеанские союзники уже вовсю гоняют свои Ф-35Б на новейших универсальных десантных кораблях типа «Америка» и есть надежда, что их посадка на палубу «королевы» не вызовет особых проблем.

И у нас возникает, таким образом, повод ответить на главный вопрос – а что же на самом деле в итоге получит некогда грозная «владычица морей»? А получит она, как это не прискорбно для нынешней августейшей особы, по большому счету — ни то, ни сё. Потому что по оценке большинства авиационных специалистов, основная ударная мощь британского авианосца – помянутый выше Ф-35Б, заведомо обрекает его на второсортность по сравнению с полноценными классическими авианосцами американского типа.

Вот только одно существенное замечание касательно фундаментального изъяна любого самолета вертикального взлета, которого не избежал и Ф-35Б.

Фюзеляжный топливный бак и встроенную авиационную пушку калибра 25 мм вытеснили двухступенчатый вентилятор, и связанное с ним оборудование. Схема с подъемным вентилятором имеет множество преимуществ, и всего один недостаток — все перечисленные громоздкие агрегаты в горизонтальном полете становятся «мертвой массой», лишним балластом, отнимающим драгоценные килограммы полезной нагрузки. В результате макс. внутренний запас топлива F-35B, по сравнению с F-35A, сократился на 2270 кг, а боевой радиус «вертикалки» уменьшился на 25%…

А вот, что пишут по поводу испытаний Ф-35Б, уже на борту десантного корабля, сами американские военные. В частности, глава Управления войсковых испытаний и оценки новых вооружений Пентагона Дж. Майкл Гилмор:

Состояние самолетов было настолько неудовлетворительным, что в каждый из дней испытаний морские пехотинцы имели в своем распоряжении лишь две–три годных к полетам машины из шести, размещенных на борту», – цитирует Гилмора «Вашингтон Пост»… специалистами Управления войсковых испытаний были отмечены такие недостатки, как низкая эффективность по обнаружению наземных целей, невозможность полноценного боевого применения в ночных условиях, неготовность бортовых систем РЭБ к противодействию средствам ПВО противника…

Недостатки версии Ф-35Б с укороченным взлетом можно перечислять еще долго. Но их общий смысл заключается в том, что такого рода самолеты всегда и неизбежно, просто в силу самих законов природы, будут уступать по боевым качествам обычным истребителям и штурмовикам, которым нет нужды тратить огромную часть своих ресурсов и веса на размещение специфического оборудования вертикального взлета.

И хотя британцы построили вроде бы полноценный авианосец — свыше 70 тысяч тонн водоизмещения, они все равно вынуждены использовать с него только недоистребители типа Ф-35Б.

Изначально британцы презрительно морщили носики при виде F-35B, рассчитывая оснастить свои авианосцы более приличными F-35C. Но потом у них не хватило средств на электромагнитную катапульту, и пришлось брать то, что подходит «Queen Elizabeth» в её нынешнем, весьма прискорбном состоянии. Чтобы облегчить участь морских авиаторов, британцы оснастили «Королеву» носовым трамплином…

Почему мы так подробно об этом рассказываем? Дело в том, что проблема выбора между полноценным авианосцем, способным нести на борту практически сухопутные боевые самолеты и кораблем с такими родовыми ограничениями, как нынешний британский флагман, стоит не только перед флотом её величества.

Дискуссия о будущем авианосного флота не стихает уже много лет и в России. И «яблоко раздора» здесь точно такое же – какие именно корабли строить? Без всяких ограничений по палубной авиации, но при этом очень большие и дорогие? Или поменьше и подешевле, но при этом с очень существенными оговорками по части боевых качеств летательных аппаратов?

Так, например, на днях было заявлено о существовании в России планов возобновления производства палубного истребителя вертикального взлета. Вероятно — на базе весьма перспективного для своего времени советского проекта Як-141. Который, как говорят, был в очень серьезной степени скопирован американцами и стал прообразом того же Ф-35Б.

Понятно, что раз речь зашла о реинкарнации вертикального «Яка», то имеется в виду сравнительно небольшой авианосец с ограниченными возможностями. Что вполне логично в условиях бюджетных проблем РФ и общего сокращения расходов по государственной программе вооружений.

Однако, при этом, надо четко понимать — чем именно обернется такая экономия. А обернется она тем, что в боевых условиях, а любая военная техника создается именно для условий войны, мы заранее закладываем невыгодное для себя соотношение оперативных возможностей своих авианесущих кораблей с кораблями вероятного противника аналогичного класса. То есть заранее обрекаем своих палубных летчиков и моряков на ведение боя в неравных условиях, чреватых поражением.

Между тем, война эта такая суровая штука, где главным и, по сути, единственным мерилом совершенства вооружения является жизнь или смерть его обладателя. Именно поэтому, посылать своих солдат в бой с оружием, заведомо уступающим неприятельскому, великий грех. Который не может себе позволить ни одна цивилизованная страна, в том числе и Россия.

Британцы, строящие себе недоавианосцы, в этом смысле могут рассчитывать хотя бы на «братскую» Америку. А России рассчитывать вообще не на кого, кроме своей армии и флота. Именно поэтому они должны быть вооружены самым совершенным оружием, сколько бы оно не стоило. Тем более, что в российских условиях и при российских ценах это всегда будет в три –пять раз дешевле, чем на Западе.

Предвижу вполне уместный вопрос. А зачем вообще городить огород? Разве и так не ясно, что авианосцы для огромной и в основном сухопутной державы России – оружие далеко не первой необходимости? И что у страны есть куда более насущные оборонные потребности? И разве не сам автор «Бэкграунда», в одном из совсем недавних выпусков, говорил о кризисе авианосно-амфибийных сил Запада, которые все больше утрачивают способность эффективно воздействовать на сильно укрепленное противником побережье?

Да именно так я и говорил. Но при этом еще и уточнял, что речь идет именно о кризисе агрессивной военно-морской стратегии Запада. К которой Россия не имеет ровно никакого отношения. И целесообразность строительства новых российских авианосцев никак не связана с этими сугубо западными проблемами. Россия, как самодостаточная держава, в принципе ни на кого не собирается нападать и тем более устраивать экзотические десанты на побережье отдаленных береговых стран.

Но российские авианосцы могут иметь совершенно иное и от этого не менее важное стратегическое предназначение. Которое самым непосредственным образом связано с необходимостью всемерного расширения мирового рынка сбыта российской продукции. О чем в «Бэкграунде» тоже шла речь, когда мы рассуждали о целесообразности создания военных баз России за рубежом.

И пришли к выводу, что открытие таких баз есть, ни что иное, как функция защиты тех самых рынков, на которых намерена утвердиться Россия. Авианосцы как раз и являются такими подвижными военными базами и следовательно – инструментом российской базовой стратегии. А их основная военная функция в данном контексте, будет заключаться как раз не в нападении, но в обороне угрожаемого побережья и создании альтернативной проекции силы в тех регионах, где представляется возможной агрессия Запада.

Но согласитесь – для выполнения такой функции второсортные авианосцы, заведомо уступающие возможностям кораблей противника, никак не подходят. Это должны быть полноценные корабли, дееспособные по всему спектру возможных боевых задач.

Таким образом, тот путь, по которому пошла нынешняя Британия с ее заведомо ущербными авианосными силами, для России не годится. Её интересы на морях и океанах. В случае необходимости, должны защищать плавучие аэродромы высшего класса с самыми мощными истребителями и бомбардировщиками сухопутного типа, при одном виде которых у вероятного противника не возникнет даже мысли о какой-то иной возможности, кроме как, поджав хвост, убраться куда подальше.

Что же касается действительно огромной стоимости таких корабельных группировок, то сегодня, возможно, пришло время подумать и о том, чтобы это финансовое бремя несла не только сама Россия. И если тот же Иран, которому явно не по зубам построить собственный авианосец, тем не менее, кровно заинтересован в том, чтобы в Персидском заливе постоянно находится достойный противовес американскому флоту, то почему бы ему не поделиться частью своих нефтедолларов с Россией для такой благой цели? Не всё же иранцам тратить свои миллиарды на покупку сотен американских «боингов» и европейских «эрбасов»!

Та же самая логика может касаться Ирака, Венесуэлы, Ливии, а в перспективе и многих других стран, которые видят в России единственную страну, всерьез противостоящую мировой экспансии Запада и действительно способную её остановить. Особенно, при активном и деловом участии самих защищаемых стран и народов.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов