Молодежь занимается хайпингом, бизнесмены франчайзингом и лизингом, рекламщики маркетингом. А вот Михаил Антонович Денисенко стал заниматься «филаретингом» – особой формой лукавства и наглого обмана, исполняемого в виде ритуалов.

Лукавый мужик, нацепивший на голову приобретенный в Софрино куколь и назвавший себя «украинским патриархом», в лучшем случае достоин уголовной скамьи. Не только в Донбассе (откуда он родом), разрушение и убийство жителей которого он вместе с униатами совершает еждневно, но и на Волыни, где по его благословению вооруженные боевики избивают священников, унижают верующих и захватывают храмы.

Потому ему даже анафемы маловато, что подтвердил нынешний скандал.

В 1990 году он еще довольствовался самостоятельностью в управлении, дарованной Украинскому экзархату, переименованному в Украинскую православную церковь. В Киев приехал по этому случаю Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В октябре 1990 года со ступеней Владимирского собора в Киеве он благословлял паству УПЦ.

Но соблазны 1991 года взяли верх, после чего митрополит Киевский Филарет (Денисенко) решил служить не Богу, а державе с названием Украина, тогда еще только начинавшей разбрасывать свои ядовитые семена раскола. Его уговаривали остановиться, он обещал, но продолжал «филаретить».

На Архиерейском соборе РПЦ в апреле 1992 года он пообещал, что на предстоящем Архиерейском соборе УПЦ во имя церковного мира подаст прошение об освобождении его от обязанностей предстоятеля. Но, возвратившись в Киев, отказался от своих слов.

На Архиерейский собор в Харькове в мае 1992 года Филарет не прибыл, предстоятелем УПЦ был избран митрополит Владимир (Сабодан). 11 июня Филарет был лишён сана и всех степеней священства, связанных с пребыванием в клире.

В том же июне 1992 года киевской властью (Кравчуком) вместе с монахом Филаретом было проведено мероприятие по созданию «УПЦ КП». Во главе поставили призванного из США племянника Петлюры, «патриарха УАПЦ» Мстислава (Скрыпника), присвоив ему титул «патриарх УПЦ КП». Его замом устроился монах Филарет. Потом (с 1993 года) он ходил в замах у нового «патриарха» Владимира (Романюка), проверенного службой в ОУН и отлученного от «УАПЦ».

В 1994 году Архиерейским собором РПЦ Филарет был предупрежден, что в случае продолжения раскольнической деятельности он будет отлучен от церкви через анафематствование.

В 1995 году умер Романюк. При крайне загадочных обстоятельствах, как уверял Роман Зварыч, тоже прибывший на Украину из США. Тогда Филарету (Денисенко) и достался «патриарший куколь».

С 1995 года «филаретинг» Денисенко стал полномасштабной политической идеологией, которую поддерживали все без исключения президенты Украины, именующие себя «православными прихожанами».

Конечная ее цель – вытеснение с Украины, канонической территории РПЦ, составной частью которой является УПЦ, канонического православия и замена его никем не признанной структурой, самоутверждающейся за счет госресурса, что тоже является уникальной характеристикой «филаретинга», хотя его основа — ложь!

В 1997 году РПЦ предала его анафеме. Вот выдержка из Акта об отлучении от церкви монаха Филарета (Денисенко):

«Освященный Архиерейский Собор вынужден ныне со скорбью констатировать, что монах Филарет не внял обращенному к нему от лица Матери-Церкви призыву к покаянию и продолжал в межсоборный период раскольническую деятельность, которую он простер за пределы Русской Православной Церкви, содействуя углублению раскола в братской Болгарской Православной Церкви и принимая в общение раскольников из других Поместных православных Церквей; преступно пренебрегая обоснованным прещением со стороны законной церковной власти — лишением сана, он продолжал совершать святотатственные «богослужения», в том числе и кощунственные лжехиротонии; не имея священного сана, монах Филарет, к соблазну многих, дерзнул наименовать себя «патриархом Киевским и всея Руси-Украины», в то время как древнюю Киевскую кафедру правомерно занимает канонический Предстоятель Украинской Православной Церкви в сане митрополита; монах Филарет не прекратил возводить хулы на епископат, духовенство и верных чад Украинской Православной Церкви, пребывающей в каноническом общении с Русской Православной Церковью и через нее со всей Вселенской Православной Церковью, продолжая наносить своими преступными деяниями урон Православию на Украине.

Ввиду вышесказанного Освященный Архиерейский Собор на основании 28 Апостольского правила, гласящего: «Аще кто епископ, или пресвитер, или диакон, праведно за явныя вины изверженный, дерзнет коснутися служения, некогда ему порученнаго, таковый совсем да отсечется от Церкви», — а также правил Сардикийского Собора 14-го, Антиохийского Собора 4-гр, святого Василия Великого 88-го, единогласно определяет: Отлучить монаха Филарета (Михаила Антоновича Денисенко) от Церкви Христовой. Да будет он анафема пред всем народом».

* * *

Михаил Антонович Денисенко в XXI веке стал аналогом Пауля Йозефа Геббельса, и уж кого Порошенко должен был назначать главой «Министерства правды», так это не Стеця, а циничного Денисенко.

Как субъект не духовной, а политической жизни, он использует все административные и карательные средства для захвата храмов, травли канонического священства. Особенно характерно это стало после «революции гидности», где одним из революционеров был «глава КП».

Однако пользующийся поддержкой власти Денисенко не достиг и части своих целей, что показал огромный и резонансный крестный ход летом 2016 года во имя мира на Украине, молитвенно объединивший православных верующих восточной и западной Украины.

После этого «филаретинг» вступил в стадию модернизации. Запрет УПЦ МП стали готовить на законодательном уровне, выделяя её в некую заграничную церковную организацию, занимающуюся подрывной деятельностью.

На недавнем Архирейском соборе РПЦ по просьбе Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия в Устав РПЦ были внесены изменения и дополнения, в котором отдельная глава посвящена УПЦ, как независимой и самостоятельной в управлении.

Тогда и появляется широко обсуждаемое сегодня письмо «собрата Филарета» на имя патриарха Кирилла и епископата РПЦ.

Оно, похоже, стало апофеозом «филаретинга».

* * *

Из заявлений, размещенных на сайте Московского патриархата, следует, что оно было воспринято как «просьба о восстановлении евхаристического и молитвенного общения с христианами, состоящими в украинском церковном расколе». Учитывались просьбы «собрата Филарета» об отмене «всех решений, в том числе о прещениях и отлучениях» и о «прощении во всем, чем согрешил словом, делом и всеми моими чувствами».

Архиерейский собор принял определение «Об обращении бывшего митрополита Киевского и всея Украины Филарета» и создал комиссию для «дальнейших переговоров с отделившимися от церковного общения».

О письме узнали в СМИ. И они, некомпетентные в церковных тонкостях, превратили его в сенсацию, направив внимание на отлученного от церкви политикана с кровавыми замыслами Дракулы.

В сознании миллионов неосведомленных верующих и атеистов доселе непризнанного Денисенко (Филарета) попытались поставить на одну ступень с признанными миром иерархами РПЦ.

4 декабря Денисенко в эфире телеканала «1+1» (что свойственно только циничному политику) согласился встретиться с патриархом Кириллом, предстоятелем РПЦ, хотя ему пока этого никто не предлагал. В структуре, которую возглавляет то ли Денисенко, то ли Зоря («архиепископ» Евстратий) уж даже начали искать место для встречи, называя Ригу или Вильнюс.

* * *

1 декабря в Киеве была устроена пресс-конференция Денисенко.

Она стала началом целой информационной бомбежки.

Денисенко заявил, что не был инициатором письма, попросили, мол, в Московском патриархате, вот и написал просьбу о примирении.

И написал письмо о «примирении» только потому, что, дескать, пообещали начать диалог об автокефалии.

О прощении, по его словам, он никого не просил, эта фраза произносится при литургии, вот, мол, я процитировал, не более того.

Зато заявил: «Ради автокефалии мы и пошли на это примирение, но примирения не произошло, потому что Архиерейский собор РПЦ, воспользовавшись моим обращением, направил его на то, что будто бы мы хотим вернуться к Московскому патриархату. Так вот я хочу заявить твердо: никакого покаяния в том, что я выбрал путь автокефалии Украинской православной церкви, – не было, нет и не будет никогда».

Заявляя, что им отказали, Денисенко и его подручный Зоря сознательно лгут, ибо они знают, что собор даже в обход канонических правил, запрещающих общаться с анафемой, все же создал комиссию для «дальнейших переговоров с отделившимися от церковного общения». Не для переговоров с Денисенко, а с «отделившимися от церковного общения».

Определение Архиерейского собора Денисенко тоже оценивает исключительно своими трактовками, очерняющими РПЦ.

Заявил, что ему якобы было обещано, что собор снимет все «прещения и ограничения», а потом начнется диалог об автокефалии.

И ничтоже сумняше поведал: «Собор направил письмо не на решение вопроса автокефалии, а на то, что якобы мы хотим вернуться к Московскому патриархату. Никакого покаяния в том, что я выбрал путь автокефалии не было, нет и не будет. Бог дал нам государство, а в этом государстве должна быть и независимая православная церковь», — глаголил Филарет, уверяя, что основой примирения он считает «молитвенное единение» и «совместную молитву».

Он не только повторял это к месту и не к месту, он попытался использовать это для внесения раздора уже внутри РПЦ.

Присутствующие на пресс-конференции услышали, что структура Денисенко стремится «иметь мирные братские отношения с епископатом, духовенством и верующими Московского патриархата».

Денисенко, забыв все выпады в отношении Московского патриархата, говорил, что это нужно для того, чтобы верующие переходили в «киевский патриархат». Его спросили, а как же с захватами храмов, насилием в отношении верующих УПЦ? Это Денисенко объяснил очень просто: «Принципиальная наша позиция – храмы не захватывать». После «революции гидности», по его словам, могли «запросто взять Киево-Печерскую лавру, но мы отказались и не разрешили лавру захватывать». Почему? Можете не верить, но было сказано: «Мы должны иметь мирные братские отношения».

Лжепастырь при этом утверждал, что только на местном уровне, дескать, идёт борьба, но эта борьбы идёт исключительно между «верующими Московского патриархата»: «Не между Московским и Киевским патриархатами, а между верующими Московского патриархата». А, мол, нехорошие «средства массовой информации этой церкви, и вообще Русской церкви, подают, что это есть «насильственный захват» Киевским патриархатом храмов Московского патриархата». «Это неправда», — на голубом глазу твердил Денисенко.

«Этой церкви» — это единственное упоминание о УПЦ МП за все время пресс-конференции Денисенко 30 ноября, он только твердил «мы хотим с Московским патриархатом на Украине жить в мире и согласии». Почему? Есть «надежда, что мы со временем создадим Поместную украинскую церковь».

В своих характеристиках Денисенко каноническую УПЦ даже не упоминает, так как демарш направлен и против нее, доказавшей абсурдность обвинений в работе на «государство-агрессор».

Письмо «собрата Филарета» позволило врагам православия нанести несколько ощутимых ударов, направленных не на воцерковленных, а на политических украинцев, готовых праздновать и католическое Рождество, и Пурим, и Курбан-байрам.

Это к ним обращался Филарет: «Автокефалия у Украинской церкви всё равно будет… Москва не имеет никакого права вето… Мы можем получить автокефальный статус и от Константинополя… Вселенский Патриархат считает Украину своей канонической территорией».

Последовал вопрос: «Зачем тогда вести переговоры об автокефалии с Москвой, если её может дать патриарх Константинопольский?»

И тут Денисенко заявил о том, что если на Украине будет «украинская православная церковь», то по численности она будет второй в мире после Русской православной церкви.

Как у него не сорвалось с языка укорить Константинопольского патриарха Варфоломея в том, что у него-то во всем мире наберется полтора миллиона прихожан, можно лишь догадываться. Впрочем, ответ очевиден. Вопрос не в ПРАВОСЛАВИИ, вопрос во влиянии и власти Михаила Антоновича Денисенко.

Сказал же: «Київської кафедри я не зречуся до смерті» («От Киевской кафедры не отрекусь до смерти»).

Политические украинцы не знают деталей, они лишь верят в перемогу и скачут. Даже в такт проповедям и «филаретингу». Они не знают, что «филаретинг» – особая форма лукавства и наглого обмана, исполняемого в виде ритуалов.

Дмитрий Самойленко, «Одна Родина»