Пентагон публично заявил, что в Сирии размещено большое количество американских войск, помогая местной коалиции очистить большинство районов от боевиков «Исламского государства» в Сирии

Официально заявление Пентагона гласит о том, что в Сирии насчитывается примерно 2 000 военнослужащих США, хотя еще совсем недавно, представители Пентагона уверяли весь мир о том, что численность американских военных в Сирии не превышает 500 человек.

Несмотря на то, что халифат «Исламского государства» уничтожен почти на 97 %, по данным Министерства обороны, военные силы Соединенных Штатов будут оказывать помощь местным группам, таким как Сирийские демократические силы, поскольку они стремятся стабилизировать страну.

Представитель пресс-службы Пентагона полковник Роб Маннинг заявил, что 5 200 американских военнослужащих служат в Ираке. Чиновники также сказали, что миссия администрации Дональда Трампа в Сирии, поддержанная возглавляемой США коалицией из 73 стран, не будет подвергаться заранее установленным срокам.

Официальные лица США отказываются устанавливать четкие сроки нового этапа борьбы с «Исламским государством».

Роб Маннинг заявил, что присутствие США в Сирии – это «условие», чтобы убедиться, что боевики «Исламского государства» не смогли вернуть утраченные позиции. Он добавил, что «предстоит еще много работы» с точки зрения разминирования и удаления взрывчатых веществ из зон, прежде чем многие мирные жители смогут вернуться в свои дома.

На прошлой неделе возглавляемая США коалиция объявила, что она выведет 400 американских морских пехотинцев из боевых действий, которые вели месячный артиллерийский обстрел против «Исламского государства» в Ракке. Согласно оценкам коалиции, между Ираком и Сирией по-прежнему располагаются порядка 3 000 боевиков «Исламского государства».

Министерство обороны не сразу разъяснило, как эти силы были учтены или как войска США будут размещены по всей стране в ходе усилий по стабилизации, которые будут продолжаться, поскольку администрация Трампа поддерживает переговоры под руководством ООН, чтобы решить политическое будущее Сирии.