После отстранения сборной России от участия в Олимпийских играх в Пхенчхане болельщики, чиновники и спортсмены усердно ищут виноватых. А еще спорят о том, должны ли наши выступать под нейтральным флагом. В Кремле посоветовали не поддаваться эмоциям. Тем не менее сгоряча уже высказались многие тренеры, депутаты и спортсмены. И эта реакция чуть ли не страшнее решения МОК, считает Платон Беседин.

Самое страшное после решения МОК – раскол нашей страны. Одни решили, что нас безосновательно давят, значит, необходимо сплотиться и достойно ответить. Другие, наоборот, впали в истерику, допустив хамские высказывания не только в адрес наших спортивных чиновников, но и по отношению к России в принципе.

Первые лично мне, несомненно, ближе. Однако и вторых, напрягшись, понять можно. Удар от МОК и ВАДА вышел болезненным, горьким. В этой истории слишком много двойной правды.

Спорт давно уже стал одним из видов войны за право доминировать в мире, и на Олимпиаде в Сочи Россия одержала победу, доказав: как минимум здесь мы по-прежнему сверхдержава. Запад же в принципе болезненно реагирует на наши удачи, а в сочетании с Крымом и Сирией олимпийские чудеса стали для него уж совсем чересчур. Нас решили наказать, хуже – унизить.

Хорошо, пусть допинг у некоторых наших спортсменов действительно обнаружили. Но, во-первых, как быть с другими странами, где, например, женщины-атлеты больше напоминают мужиков-бодибилдеров? А во-вторых, почему санкции коснулись всех наших спортсменов? Если Марадона в 90-х употреблял кокаин, то что – надо было унизить и отстранить всю сборную Аргентины по футболу?

Действия ВАДА и МОК – это позорное тщеславное лицемерие и фарисейство. Точно сифилитики собрались толпой и тыкают в другого пальцем: «Смотрите, у него прыщ на носу! Фу, какая гадость! Изгнать, изолировать!» Хорошо, прыщ, но ваши-то носы давно уже отвалились.

Есть серьёзные вопросы и к нашим спортивным чиновникам. Во многом Россию отWADили от Олимпиады благодаря им. Что в принципе делал в системе спорта такой человек, как Родченков, попавшийся на коррупции и лечившийся от шизофрении? Теперь каждой гниде будем доверять ответственные дела? Почему оперативно и внятно не отреагировали на расследования и доклады? Почему не потребовали сделать засекреченный доклад публичным? Почему не организовали массовые судебные иски в международные суды?

Теперь же мы стоим перед выбором – ехать на Олимпиаду-2018 под нейтральным флагом или не ехать вовсе. Под нейтральным флагом нашим, конечно, предложили выступить не от доброты душевной, а чтобы не потерять деньги. Отсюда, кстати, и перестраховочный иск к нашей стране на 15 миллионов долларов.

Во многом эта олимпийская ситуация – проверка на сплочение нации, её единство. Первое желание, конечно, послать всех – МОК, ВАДА, Запад – подальше и остаться дома. Более того, выйти из МОК в принципе. Достаточно взглянуть на то беснование, с коим встретили решение МОК в мире. Плясали на костях.

Однако есть и другая правда. Для спортсмена Олимпиада – это вершина, к которой он, без преувеличения, идёт всю жизнь. Всё, что он делает, – как тренируется, как спит, как питается – ради этого момента. И тут – его лишили. Мы не можем – даже с самым мощным воображением – представить, что происходит со спортсменом в таком случае. Раздавлен, убит – эти слова не выразят всю полноту трагедии.

Да, государство на протяжении всей карьеры – чаще всего так – вкладывало в спортсмена деньги и логично хотело получить отдачу в виде спортивных достижений как доказательства мощи страны. Не поспоришь.

Но правы и хоккеисты российской сборной, говоря: мы остаёмся русскими. И, возможно, данная ситуация, как то свойственно русскому человеку, лишь разозлит наших спортсменов, усилит их самоотдачу. Тем ценнее будет победа. И она – при таких-то раскладах – заткнёт рот всем клеветникам России. А заткнуть, честное слово, надо.

Российские спортсмены в любом случае должны поехать на Олимпиаду в Пхенчхан, – так заявил вице-премьер Аркадий Дворкович.

Но если бы он заявил обратное, то реакция была бы точно такой же. Согласных и несогласных оказалось бы примерно поровну.

Потому что, как я писал в начале, в данной олимпийской хоррор-истории не может быть единственно верного решения. Что ни говори, что ни предпринимай – мы уже проиграли. Да, это решение единовременное, мосты, залатав, ещё можно будет восстановить, но это серьёзный прецедент на будущее.

Однако знаете, в русской истории всегда присутствовала очень странная связь поражения и победы. Как, например, Бородино, когда Москва французу отдана, но в конечном итоге Наполеон бит. Как Севастополь, который два раза оставляли врагу, но возвращались и забирали назад. И сейчас этот город – символ нашей воинской славы.

Победу от поражения ты и сам не должен отличать, – писал Пастернак.

И важно, как мы переживаем не победу, а именно трагедию, поражения. Ведь победы все переживают примерно одинаково. Что гордый норвежский викинг, что суровый челябинский парень: «Да на Олимпиаде вертели вас!» И фонтанирует, искрит гордостью за страну.

Но вот как реагировать на поражение? В этом – тонкость и в этом – искусство. Объединиться ли и биться до последнего, зная, что ты обречён, или сразу поднять кверху лапки, сдавшись? Русская история – от Чудского озера до Севастополя и Сталинграда – свидетельствует первое, единственно для нас верное. «Русские не сдаются!» – больше, чем просто мем.

Потому величие России, её народа на самом деле проявляется именно сейчас, в трудное время, а не на Сочинском торжестве побед. Именно сейчас мы должны ответить себе, кто мы на самом деле и что для нас наша страна?

И если, дай Бог, Илья Ковальчук и Александр Овечкин размажут по бортику канадскую сборную, то уверен, они вытащат на площадку российский флаг и на лицах их будет торжество русской победы. И победа эта будет чуть больше, нежели олимпийская (олимпийский спорт закончился в Сочи в 2014 году – и закончился нашей победой, так что пусть завидуют лузеры). Нет, это будет победа правды и справедливости над лицемерием и ложью. Очень русская победа. Наша.

Платон Беседин, RUPOSTERS