Ответные меры России на ограничения, наложенные на телеканал RT, оказались неожиданно мягкими. Когда пишут, что Министерством юстиции РФ признаны иностранными агентами девять СМИ, — это не вполне верно. По сути дела под раздачу попали только «Голос Америки» и «Радио Свободная Европа» / «Радио Свобода». Все остальные медиа, перечисленные в списке, являются региональными или иными проектами «Свободы».

«Настоящее время» — это существующий уже три года, но при этом остающийся, мягко говоря, весьма несовершенным с профессиональной точки зрения теле- и интернет-канал. «Фактограф», запущенный всего пару месяцев назад, является попыткой краткой экспертизы заявлений российских политиков и чиновников на предмет соответствия сказанного реалиям. Здравое зерно в замысле прочитывается, но в типичном свободовском исполнении оно может и не прорасти.

Остальные департаменты, на которые легла совсем пока не тяжкая длань российского правосудия, куда интересней. Это редакции, вещающие от лица тех или иных российских регионов, перечислим их: Сибирь, Урал, Татарстан и Башкирия, Северный Кавказ, Крым. Таким образом разрезанная карта России стала нововведением последних двух-трёх лет — раньше за страну отвечала русская редакция, правда, татаро-башкирская служба получила автономию ещё в далёком 1953 году, но сейчас полностью ушла из вещания в интернет, как и открытая в 2002 году со скандалом северокавказская служба. У обеих есть сейчас только страницы в интернете, причём в северокавказской были распущены аварский и черкесский отделы, остался, по всей вероятности, как самый передовой и подающий надежды чеченский.

Любопытна сама концептуальная основа такой фрагментации карты России. В неявной, мягкой форме это членение наследует доктрине холодной войны, во время которой Запад (главным образом США) делал ставку на центробежные силы, которые в перспективе должны были помочь разрушить коммунистическую «империю зла».

Ещё в 1959 году в Америке был принят закон о порабощённых народах, в соответствии с которым американские власти брали на себя обязательство помогать угнетаемым этносам и территориям в их борьбе с коммунизмом.

В советские времена для России хватало двух служб, главный акцент поддержки национальных сепаратистских движений был сделан на работе с силами, ратовавшими за разрыв с Россией в союзных республиках, для вещания на каждую из которых была создана отдельная редакция. Героями и ньюсмейкерами для национальных департаментов были, конечно же, местные националисты, диссиденты, представители национальных диаспор за рубежом — в Европе, Америке, Канаде и т. д. Надо признать, что сама идея распада СССР по республиканским швам, рождавшаяся ещё в 30—40-е годы прошлого столетия, оказалась довольно точным предсказанием, но она не была просто прогнозом. Для того чтобы внедрить её в умы, легитимировать в культурном и политическом пространстве, чтобы сделать национальные движения привлекательными для местной интеллигенции, была проделана огромная работа. Национальные редакции трудились не покладая рук, оказывая из Мюнхена информационную помощь далёким и героическим борцам за независимость в Грузии, Прибалтике, на Украине — во всех советских республиках.

Эта же схема, но в несколько приглушённом варианте, как мы можем видеть по редакционной карте «Радио Свобода», выбрана сейчас и для России. Цель разорвать страну на отдельные регионы прямо не ставится, думаю, только потому, что подобные призывы являются уголовно наказуемым деянием. Разве что чеченская интернет-страница, редактор и сотрудники которой находятся в пражской штаб-квартире корпорации, вполне себе ичкерийская по духу и фигурирующим на ней персонам. Остальные редакции лишь фиксируют своё внимание на общественно-политических и социальных проблемах той местности, от лица которой ведётся вещание.

Тем не менее сам взгляд на страну как на сумму составных частей исходит из представления о том, что с путинской властью следует вести борьбу, укрепляя региональную идентичность, которая является маркером суверенности, особости, позволяет отодвинуться на спасительную дистанцию от недемократического режима. В случае с чеченцами, татарами и башкирами речь идёт о национальном самосознании, опоре на традиции, позволяющие выработать линию сопротивления унификации и формированию единой гражданской нации. В случае с регионами, такими как Сибирь, которая тоже получила свою редакцию, можно говорить о борьбе за богатства данной территории, полезные ископаемые, присваиваемые федеральным центром.

Сегодня, в отличие от советских времён, «Радио Свобода» имеет крайне малочисленную аудиторию, а концепты национального и регионального сепаратизма, бывшие популярными в 90-е годы прошлого века, вытеснены на маргинальную политическую периферию.

Свободовское вещание кажется хотя и малоприятным, но, скорее, комическим казусом, безнадёжно погрязшим в устаревшей политической доктрине, в которой место Советского Союза передано России. В случае с этой американской радиостанцией статус иностранного агента кажется не просто заслуженным, а точно отражающим характер её деятельности.

Цель РСЕ/РС, как оно само об этом объявляет, — «распространение ценностей демократии и гражданского общества», с которыми, по мнению Запада, Россия обращается весьма неудовлетворительно. То есть вы желаете установить у нас какой-то более справедливый и демократический порядок, изменить положение вещей. Так это как раз и называется вмешательство во внутреннюю жизнь государства, в нашем ситуации это — Россия.

Штаб-квартира корпорации расположена в Праге, многомиллионный долларовый грант на вещание выделяет конгресс США, редакционная политика, несмотря на то что, согласно уставу, радиостанция является независимой, определяется Госдепартаментом. Так чего стесняться? Носите с гордостью маркировку иностранного агента, выступайте от имени здравого смысла и так называемого свободного мира, учите Россию демократии, как и раньше. Закон об иноагентах не предусматривает никаких ограничений на контент и цензуру.

Эффективность вашей деятельности вызывает серьёзные сомнения, но статус иноагента кажется абсолютно безупречным.

Андрей Бабицкий, RT