Михаил Саакашвили объявлен в розыск, палаточный городок его сторонников атакован полицией. А главное, прокуратура обнародовала «убойный компромат»: аудиозаписи, доказывающие связь мятежного бывшего одесского губернатора с человеком из окружения Виктора Януковича. Но продолжительную акцию, прозванную «Михомайданом» и направленную против президента Петра Порошенко, это пока не остановило.

Дорогая тога борца с коррупцией

Когда в ноябре сторонники Саакашвили начали митинги у стен Верховной рады, заявляя о новом Майдане, украинские эксперты, не связанные непосредственно с этим политиком или поддержавшим его партией «Самопомощь», оценивали перспективы победы новой революции, скажем так, скептически. Слишком много было деталей, которые свидетельствовали о том, что Михомайдан – это несерьезно. Смущали лозунги, под которыми вышли митинговать протестующие: требование создать антикоррупционный суд и изменить систему выборов в Верховную раду – это, мягко говоря, не то, что способно вдохновить украинцев на бунт против власти.

Здорово дискредитировал Михомайдан и его активный участник Семен Семенченко – человек не без актерского дарования и харизмы, но с длинным шлейфом из скандалов и обвинений в самых неблаговидных делах. Наконец, сам Саакашвили не походил на достойную альтернативу Порошенко.

Появление в украинской власти «грузинского десанта» (людей из окружения бывшего президента Грузии) поначалу было воспринято украинским обществом благосклонно. Но образ успешного реформатора, сумевшего навести порядок в своей стране и теперь приехавшего на Украину, чтобы сделать там то же самое, очень скоро померк. Люди из команды Саакашвили один за одним, с большим или меньшим скандалом, покинули коридоры украинской власти, не добившись ничего и запомнившись избирателям весьма странными идеями и инициативами. С тем же результатом ушел с поста губернатора Одесской области и он сам.

Саакашвили, к его огорчению, заработал репутацию не только гонимого за правду, но и заезжего популиста. Теперь, после того, как генпрокурор Украины Юрий Луценко обнародовал с трибуны Верховной рады аудиозаписи, свидетельствующие о контактах лидера Михомайдана с близким к Виктору Януковичу бизнесменом Сергеем Курченко, к этой репутации добавится еще и тяжкое обвинение в коррупции и предательстве.

Генпрокурор не стал прояснять вопрос, почему попытка ареста Саакашвили и обнародование убийственного компромата произошли именно сейчас. Ведь аудиозаписи переговоров политика с Курченко, а так же видео, где люди из их окружения говорят о финансировании акции у Верховной рады, дотированы ноябрем.

Режиссер не идет из-за кулис на поклоны

Конспирологическая версия, гласящая, что за протестами Саакашвили стоит сам Порошенко, гласит, что разоблачение Михомайдана было приурочено к обсуждению бюджета в Верховной раде, идущего как раз в эти дни. Медийный шум вокруг ареста несостоявшегося лидера не начавшейся революции, по идее, должен отвлечь внимание от ряда непопулярных положений правительственного законопроекта. Скажем, резкого повышения расходов на администрацию президента и парламент, и отказа увеличивать расходы на удешевление кредитов для сельхозпроизводителей.

Более простое объяснение: гепрокуратура ополчилась на Саакашвили тогда, когда Михомайдан стал более радикальным, выдвинув, наконец, понятное и ясно требование к власти – импичмент президенту Порошенко. Конечно, выполнение этого требования нынешним составом Верховной рады относится к области фантастики. Ведь пропрезидентское парламентское  большинство никуда не делось. К тому же, об импичменте очередному президенту говорилось чуть ли не в каждом составе Верховной рады. Но всякий раз инициативы такого рода разбивались об отсутствие закона, где была бы детально прописана процедура отрешения главы государства от власти. Нет этого закона и по сей день.

Однако привлечь лозунгом отставки президента широкие симпатии к Михомайдану было можно – вплоть до событий вторника. Теперь же есть компромат Луценко, да и просто кадры из обыскиваемой правоохранителями киевской квартиры Саакашвили, весьма шикарной для бескорыстного борца с коррупцией, а вдобавок и не задекларированной для налоговых органов. Лидеру протестов придется оправдываться, а его искренним сторонникам теряться в догадках, кто же стоит за новой версией Майдана? Курченко? Коломойский? Запад?

Как пишет латвийское издание Diena: «очень вероятной кажется версия, что «Михомайдан» это главным образом инструмент оказания давления на политическую элиту Украины во главе с президентом государства, интересы которой в последнее время начали не совпадать с пожеланиями и интересами западных стран, в особенности в вопросах, касающихся борьбы против коррупции». Не зря Саакашвили с таким энтузиазмом размахивает флагом борьбы с ней, отмечает издание. По мнению автора цитируемой статьи, вспышка протеста во вторник, когда Саакашвили был отбит сторонниками у полиции, принесла ему несколько дополнительных очков и даже нечто большее. «Однако нельзя забывать, что на Украине политическая ситуация может меняться очень стремительно», — замечает Diena.

Тест на насилие

В сложившейся ситуации надо отдать должное мудрости главного оппонента действующего президента. Юлия Тимошенко, поддержав было Саакашвили, довольно быстро отошла в сторонку. Михомайдан, а так же связанные с ним скандалы, обошлись без нее, во всяком случае, пока. Уличные протесты будут выгодны Тимошенко под выборы, которых пока не предвидится. Впрочем, может быть, когда дело дойдет до них, украинцы вовсе разочаруются в идее сменить власть путем уличных протестов. Такой исход Михомайдана Порошенко очень бы устроил.

Но пока перед ним стоит проблема действующего майдана, по поводу которого есть прогнозы, что дело закончится кровавым разгоном. В среду Порошенко впервые публично прокомментировал события, связанные с Саакашвили, написав в твиттере, что ошеломлен и шокирован событиями вторника, а затем обозначив свою позицию так: «Спасибо СБУ и ГПУ за профессиональную защиту интересов государства. Армия не для того держит фронт, чтобы враг орудовал в глубоком тылу», приписав авторство протестов Москве. Это высказывание говорит в пользу силовой версии развития событий. Пока, по-видимому, такой варинат только тестируется, чтобы проверить реакцию извне, и конечно, не из Москвы.

Геннадий Петров, «Expert Online»