Для того, чтобы определиться с возможной ролью авианосцев в масштабном неядерном конфликте, попробуем разобраться с тем, каким количеством тактической авиации будут располагать РФ и НАТО в самом ближайшем будущем – скажем, к 2020 г. Автор не ставил себе задачи достичь абсолютной достоверности в подсчете ВВС, собирая их по открытым источникам, но в порядках цифр ошибаться не должен.

VKS-RF

ВКС РФ по 2020 г включительно должны располагать:

ПАК ФА – 12 шт. Это будут машины для опытной эксплуатации в войсках, так что вряд ли их стоит учитывать в общем количестве.

Су-35С – 98 машин ориентировочно. Контракт на 48 машин уже исполнен, сейчас выполняется второй, на 50 самолетов до конца 2020 г.

Су-30 М2/СМ – по слухам, планируется довести до 180 машин к 2020 г.

Су-33 – непонятно, оставим 14 машин.

Су-27 СМ/СМ3 – 61 машина. Вообще изначально говорили о том, что модернизацию продут как минимум 100 машин, но последнее время о Су-27СМ3 что-то не слышно. Быть может, программа свернута?

МиГ-35 – 30 машин

МиГ-29СМТ – 44 машины

МиГ-29УБТ – 8 машин

МиГ-29КР – 19 машин

МиГ-29КУБР – 4 машины

МиГ-31 – 113 модернизированных к 2020 г.

Кроме этого, предположительно в составе ВВС РФ сохранится некоторое количество не модернизированных машин: 78 Су-27, 69 МиГ-31 и 120 МиГ-29.

Что касается фронтовой авиации, то тут все сложнее:

Су-34 – 124 машины до 2020 г, но возможно, что их количество увеличат еще. С учетом того, что их сейчас производят по 16-18 бортов в год, вполне возможно доведение количества самолетов до 142 самолета. Так и посчитаем.

Су-24 – 0 машин. Увы, но по имеющимся планам, Су-24 к 2020 г должны быть полностью списаны из состава ВВС. С другой стороны, в случае обострения международной обстановки, это решение могут пересмотреть. Да и, собственно, даже в случае принятия решения о выводе, можно предположить, что модернизированные Су-24 будут законсервированы, а не уничтожены. Оставим примерно половину от сегодняшнего количества Су-24 в строю — 120 машин ориентировочно.

Су-25 – может быть до 200 машин.

Ту-22М3М – планируется модернизировать 30 машин. Строго говоря, это самолеты дальней ракетоносной авиации, а не тактической, но они, с высокой долей вероятности, будут использоваться для решения задач тактической авиации, поэтому учтем их здесь.

Разумеется, есть еще и Ту-95, и Ту-160, которые теоретически могли бы выполнять нестратегические функции, но практически, в случае конфликта с НАТО вряд ли будут выступать в этой роли.

Таким образом, мы насчитали:

Истребителей – 458 шт.

Перехватчиков – 113 шт

Тактических бомбардировщиков – 262 шт.

Дальних ракетоносцев – 30 шт

А всего, получается, 863 новых или модернизированных самолетов и, кроме этого, 267 не модернизированных истребителей и перехватчиков и 200 штурмовиков – всего 1 330 машин.

Понятно, что все эти машины не могут подняться в воздух одновременно, потому что необходимость техобслуживания и ремонтов никто не отменял. Но у нас сегодня отнюдь не 90-е на дворе, поэтому можно смело предполагать, что количество не боеготовых самолетов в каждый момент времени будет находиться в разумных пределах.

А что у наших противников? Посчитаем сперва европейские страны НАТО

Германия. Формально – на сегодня в составе ВВС насчитывается 125 «Еврофайтеров» и 93 «Торнадо». По факту – способны выполнять боевые задачи 55 «Еврофайтеров» и 29 «Торнадо». Вообще говоря, Германия планировала приобрести 180 «Еврофайтеров», но в течение какого срока, и сколько их будет «на крыле» к 2020 г? Вряд ли к той дате некогда могучие ВВС смогут похвастаться хотя бы сотней боеготовых или проходящих текущий ремонт самолетов.

Франция. 167 «Миражей-2000» различных модификаций, примерно 115 «Рафалей» в ВВС к 2020 г и 44 «Рафаля» в авиации ВМС. Всего – 326 самолетов. Вроде бы – большая сила, да только боеготовы из этого числа примерно 40% самолетов.

Англия – 141 «Еврофайтер» (заказано всего 232), 76 «Торнадо». График поставки «Еврофайтеров» автору неизвестен, допустим, дотянут до 160 машин — итого получится 236 самолетов. Но нет никаких оснований считать, что положение с боеготовыми самолетами много лучше, чем во Франции или Германии.

Италия – 83 «Еврофайтера», 68 «Торнадо» в варианте истребителя-бомбардировщика, 82 легких штурмовика AMX ACOL и AMX-Т ACOL

Испания – 86 F-18 и 61 «Еврофайтер».

Греция – 156 F-16, 22- Мираж-2000, 34 «Фантом II» и 34 штурмовика «Корсар»

Турция –260 F-16 различных (в том числе – вполне современных) модификаций, 51 «Фантом II», 35 старичков F-5

Норвегия – 57 довольно старых F-16.

Нидерланды – 63 старых F-16.

Бельгия – 68 старых F-16

Дания – имеющиеся на вооружении 30 старых F-16 должны быть списаны к 2020 г. Оставим их все же

Португалия — 30 старых F-16

Венгрия и Чехия – по 12 шведских СААБ, всего – 24

Болгария – 15 МиГ-29 и 14 Су-25

Румыния – 12 F-16 и 36 МиГ-21

Словакия – 12 МиГ-29

Хорватия – 16 МиГ-21

Польша – 48 F-16. Есть еще МиГ-29 и Су-22, но их как будто бы выводят из состава ВВС.

А всего, получается, 2 177 самолетов, из которых никак не менее 814 (скорее – существенно больше) – уже очень старые машины.

Поскольку 2 177 заметно больше 1 330, то вроде бы получается, что ВВС европейских стран – участников НАТО существенно сильнее ВКС РФ. Но если копнуть чуть глубже, то все становится совсем не так однозначно.

Первое – это, конечно, процент исправных машин в общем их количестве. К сожалению, этот показатель для новых самолетов ВВС РФ автору неизвестен. В то же время имеются данные по ВВС США, где уровень готовности самолетов F-15 и F-16 составляет 71-74% общей численности, а штурмовиков А-10 – даже 77% и нет никаких оснований считать, что у нас сегодня хуже.

Предположим, что % исправности ВКС РФ на уровне 70%. В то же время обладатели наиболее мощных ВВС Европы, оснащенных самыми современными самолетами – Германия, Англия, Франция – имеют крайне низкие проценты исправности на уровне примерно 40%.

Получается интересно. Если сопоставить общую предположительную численность наиболее современных самолетов РФ (Су-35/30, МиГ-35/29СМТ/К), каковых, даже не принимая в расчет модернизированные МиГ-31БМ, к 2020 г должно насчитываться порядка 383 машин с самыми современными машинами НАТО (440 «Еврофайтеров» максимум, плюс 159 «Рафалей», а всего – 599 машин), то получается, что у европейских стран НАТО более чем полуторакратное преимущество. Но если сопоставить количество боеготовых машин (при 70% для ВКС РФ и путь даже 50% для НАТО), то получается 268 против 299, т.е. практически паритет.

Если предположить, что процент исправных машин в среднем по европейским странам НАТО не превосходит 50-55% против 70-75% РФ, то соотношение боеготовых самолетов составит 1 088 – 1 197 самолетов НАТО против 931-997 самолетов РФ, то есть превосходство европейских стран НАТО минимально.

Но и это еще не все. Ведь мало иметь самолеты, ими надо еще и управлять. И если ВКС РФ подчиняются единому командованию и способны с самого начала конфликта действовать как единое целое, то ВВС европейских членов НАТО (мы перечислили ВВС 19 (!) стран) ничего подобного из себя не представляют. А ведь это очень важно. Безусловно, страны НАТО проводят совместные тренировки своих ВВС, но вряд ли они достаточно интенсивны и массовы, чтобы обеспечить такое слаживание и взаимодействие авиации, которое возможно в рамках ВВС одной страны.

Вспомним также, что подготовка пилотов НАТО весьма неоднородна. Автор не располагает точными данными на тот счет, но вряд ли подготовка турецких или болгарских пилотов эквивалентна французским или английским.

Следует учитывать также и взаимоотношения стран в самом НАТО. Не так-то легко поверить, что в случае возникновения серьезного локального конфликта, европейские страны НАТО, как один, вступят в войну монолитной силой. Весьма непросто представить себе вооруженные силы Греции, до последней капли крови сражающиеся за интересы Турции.

Опять же, крайне сложно ожидать, что даже те страны, которые все-таки ввяжутся в конфликт, бросят в бой всю свою авиацию. Можно быть уверенным едва ли не наверняка, что при каком-то масштабном столкновении, допустим, в Восточной Европе, ни Англия, ни Франция не бросят в бой всю мощь своих ВВС, а ограничатся отправкой «ограниченного контингента». Безусловно, у РФ та же проблематика, потому что полностью обнажить Дальний Восток и южные границы нельзя, но в целом процент от общего числа боеспособной авиации, которая способна будет ввести в дело РФ в каком-либо конфликте, вполне может оказаться выше, чем у европейских стран НАТО.

Вопросы логистики. Нет, безусловно, аэродромная сеть Европы очень велика и насчитывает свыше 1800 аэродромов с твердым покрытием. Но дело в том, что по завершении холодной войны европейцы сильно экономят на своих военных бюджетах, что создаст для них определенные проблемы при попытке сконцентрировать мощь своих ВВС, скажем, поближе к Восточной Европе. Не то, чтобы у РФ не было подобных сложностей, но справиться с ними в пределах одной страны проще.

Все вышесказанное приводит нас к тому, что несмотря на списочное превосходство в воздухе европейских стран НАТО над РФ, фактическое соотношение сил во внезапно разгоревшемся конфликте может оказаться для европейцев совсем не таким блестящим, каковым оно выглядит на бумаге.

А если выйти за пределы собственно воздушных сил, и вспомнить столь важный фактор как ПВО?

Вооруженные силы РФ обладают очень сильной наземной ПВО, значительно превосходящей таковую у европейских стран НАТО. Не то, чтобы у НАТО совершенно нет наземных компонентов противовоздушной обороны, но раньше, во времена

Холодной войны, они традиционно делали ставку на свое превосходство в воздухе. А после того, как СССР распался и в Европе стали повсеместно урезать военные бюджеты, конечно на разработке и обновлении средств противовоздушной обороны изрядно экономили. Да и так ли нужны были в то время странам НАТО новые версии тех же ЗРК? В «замечательные» 90-е годы, если бы вдруг случился военный конфликт с РФ, вопрос был не в том, как разбить ВВС РФ, а в том, как их найти.

Однако всякая политика разоружения хороша лишь тогда, когда противник еще слабее, если же он вдруг начинает усиливаться, то… Безусловно, никакая наземная ПВО, сколь бы мощной она ни была сама по себе, не в состоянии противостоять современным ВВС. Но в качестве одного из компонентов сбалансированных вооруженных сил страны она способна сильно затруднить действия авиации противника и серьезно увеличить ее потери.

До недавнего времени авиация НАТО имело определенное превосходство в тактическом управлении, ракетном оружии и средствах РЭБ, а кроме того – в подготовке летчиков. Но общеизвестно, что в ГПВ 2011-2020 гг. очень большое внимание уделено вопросам связи и управления войсками, так что можно рассчитывать на то, что если мы и не уравнялись по данному вопросу, то хотя бы сократили отставание. В части ракетного оружия ситуация также постепенно стабилизируется, так, например, к 2020 г следует ожидать поступления в войска заметного количества РВВ-СД. Что же до средств РЭБ, то здесь отставание полностью ликвидировано, и можно с большой долей вероятности предположить, что сейчас в догоняющих оказалось НАТО. По вопросу боевой подготовки ситуация также существенно улучшилась – мало того, что ВКС РФ стали расходовать на обучение значительно большие ресурсы, так еще и война в Сирии позволила многим пилотам приобрести боевой опыт. И хотя «бармалеи», конечно, не являются серьезным противником для ВВС, но все же, как минимум, можно говорить об «учениях, приближенных к боевым условиям».

С учетом всего вышесказанного, автор настоящей статьи может сделать вывод, что ВКС РФ (при наличии достаточного количества подготовленных пилотов) в самом ближайшем будущем может получить не просто паритет с ВВС европейских стран НАТО, но даже неплохие шансы на завоевание превосходства в воздухе на начальном этапе гипотетического военного конфликта.

Разумеется, все это верно ровно до того момента, пока мы не вспомним о ВВС США. Даже не беря в расчет F-35, которые, скорее всего, по состоянию на 2020 г так и останутся в полубоеспособном состоянии, ВВС США располагает 1 560 истребителями (184 F-22; 449 F-15 и 957 F-16 различных модификаций) а также 398 штурмовиками, включая 287 А-10 и 111 AV-8В. И это не считая 247 F-18, и 131 AV-8В авиации морской пехоты, и 867 F-18 палубной авиации. США имеет в своем распоряжении 3203 самолета тактической авиации, и по части воздушной мощи США, пожалуй, превосходит европейские страны НАТО и ВКС РФ вместе взятые.

Таким образом, можно говорить о том, что США в воздухе обладают подавляющим превосходством. Но… как говорит одна очень мудрая пословица: «если Ваш пистолет лежит на миллиметр дальше, чем Вы можете дотянуться, то пистолета у Вас нет».

В настоящее время США разместили на европейских базах 136 боевых самолетов F-15 и F-16, не считая транспортной и разведывательной авиации. Эта авиагруппа не может принципиально повлиять на соотношение сил в Европе. Обеспечение превосходства в воздухе целиком будет зависеть от скорости переброски американских ВВС с территории США в Европу.

Казалось бы, а что тут такого – заправился, сел за штурвал, да и перелетел через Атлантику… Но такое бывает разве что в третьесортных боевиках. Даже самые неприхотливые боевые самолеты требуют обслуживания из расчета 25 человеко-часов на один час полета. Нужны люди, нужно оборудование, нужно прикрытие аэродромов, на которых будут разворачиваться перебрасываемые авиакрылья, нужно топливо, боеприпасы и многое, многое другое. И проблема заключается в том, что ничего этого сейчас у американцев в Европе нет. И у европейцев, кое-как поддерживающих процент исправных машин на уровне 40-50%, нет тоже. А доставить все это из США в Европу – совсем не такое простое дело, как может показаться.

Вспомним операцию «Щит пустыни».

Перевозки продолжались с начала августа 1990 г по середину января 1991 г. Было переброшено 729 самолетов тактической авиации и 190 самолетов корпуса морской пехоты, а всего – порядка 900 самолетов тактической авиации сухопутного базирования (729+190 = 919 самолетов, но часть «Харриеров» морской пехоты действовала с палуб десантных кораблей), а также 5 дивизий, 4 бригады и 1 отдельный полк сухопутных войск и морской пехоты. К началу «Бури в пустыне» данный контингент был обеспечен всеми необходимыми припасами на один месяц ведения боевых действий. Это, вне всякого сомнения, выдающийся результат. Но на создание этой группировки ушло больше пяти месяцев – переброски шли в период с 7 августа 1990 г по 17 января 1991 г!

Конечно, речь идет не только о переброске авиации, но и о крупных контингентах сухопутных войск, но ведь в случае какого-то масштабного конфликта эти самые сухопутные войска крайне понадобятся США на континенте. Дело в том, что с сухопутными войсками у европейских стран НАТО примерно та же проблема, что и с ВВС – вроде бы на бумаге и много, а пока сосредоточишь в нужном месте, война уж трижды закончится успеет. Мы уже упоминали состояние некогда грозного бундесвера, имеющего сегодня всего три дивизии при 95 боеспособных танках. У Франции – две танковых дивизии при трех полках сил специальных операций и еще – иностранный легион, но в случае внезапного конфликта очень проблематично будет извлечь его части из Таити, Джибути и аналогичных мест. Тремя дивизиями располагает Италия, двумя (и несколькими бригадами) – Великобритания… В совокупности европейские страны НАТО располагают весьма внушительными по меркам XXI века сухопутными силами, но лишь при одном условии – если собрать их все в одном месте, а с этим в случае внезапного военного конфликта будут очень большие проблемы.

Если изложенные выше резоны верны, то в обозримом будущем Российская Федерация может добиться паритета в воздухе с НАТО в случае внезапного широкомасштабного конфликта. И США понадобятся даже не недели, а месяцы, чтобы реализовать свое военно-воздушное превосходство. Совсем другое дело, если конфликту будет предшествовать длительный (несколько месяцев) период обострения отношений – в таком случае война может начаться с полутора-, а то и двукратного преимущества НАТО в воздухе.

Источник