Соединенные Штаты выступили против строительства новых российских газопроводов в Европу, Москва только рада таким протестам

По плану

Проекты строительства «Северного потока 2» (СП-2) и «Турецкого потока» (ТП) пусть и не гладко, но все-таки продвигаются. Шероховатости возникают из-за переговоров с Брюсселем. «Пока нет договоренностей с Европой о функционировании второй нитки «Турецкого потока» (первая идет в Турцию). Поэтому вторую строят специально медленнее, чтобы было время для диалога с европейцами. Возможно, ее даже бросят напрямую к берегу Болгарии» — сказал Sputnik ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Из-за проблем в турецко-европейских отношениях у маршрута через Турцию появились новые риски.

А с «Северным потоком» возникают дополнительные проблемы, связанные с получением разрешений на прокладку. Так, 30 ноября парламент Дании принял закон, который позволяет местному регулятору отказать в разрешении на прокладку трубы в территориальных водах страны по соображениям национальной безопасности и внешней политики. Ранее аргументом могла быть только реальная безопасность окружающей среде.

В Москве, впрочем, готовность Дании потерять доходы от проекта уважают, и не собираются как-то на датчан давить (например, указывать на то, что заявка была подана в 2017 году, и закон обратной силы не имеет). Территориальные воды страны попросту обойдут. А так во втором квартале 2018 года оператор проекта СП-2 компания Nord Stream 2 AG рассчитывает получить все разрешения на прокладку трубы. «В целом успешное завершение СП-2 остается высоковероятным. При этом сроки могут быть пересмотрены по причине возможной корректировки трассы маршрута. «Газпром» также может пойти на уступки в вопросе эксплуатации трубопровода, подчинившись положениям третьего энергопакета ЕС либо частично их имплементировав в отношении данного проекта», — пояснил сопредседатель украинского Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

И тут «Баба Яга» еще раз заявила свой протест. В Вашингтоне дали понять, что всеми силами будут мешать российским трубопроводным инициативам.

«Мы согласны со многими из наших европейских партнеров в том, что проект «Северный поток – 2» и многоканальный «Турецкий поток» могут усилить доминирование России на газовых рынках Европы, – заявила официальный представитель Госдепартамента Хизер Науэрт. – Они сократят количество возможностей для диверсификации природных ресурсов, создадут риски для безопасности и в без того напряженном Балтийском регионе и приблизят Россию к цели пошатнуть положение Украины, лишив ее роли транзитной страны при поставках российского газа в Европу, что вызывает у нас особое беспокойство».

Честный разговор

Эксперты не склонны преувеличивать значимость подобных слов. «Заявление – одно из множества, которые были сделаны представителями Госдепартамента за последние годы. Оно не первое и, очевидно, не последнее. Можно констатировать, что политика администрации Трампа в вопросе СП-2 полностью повторяет линию предыдущей администрации. Наибольшую угрозу представляют не заявления, а пакет санкций, которым может воспользоваться президент США. Однако в этом вопросе пока нет ясности», — считает Марунич.

Но заявление все-таки очень показательное и, как ни странно, выгодное Москве. Просто потому, что им Вашингтон сам себя дискредитирует лучше, чем это сделала бы сотня российских хакеров или агент «Рыжик», засевший в Белом доме.

Во-первых, оно противоречит математике. «Хизер Науэрт говорит о том, что газопровод приведет к увеличению зависимости Европы от российского газа, но это не так. Зависимость может увеличиться только от новых объемов поставки. А в реальности по потокам пойдет тот газ, который идет через Украину», — поясняет Игорь Юшков.

Смысл многомиллиардных трат России на постройку СП-2 и ТП был не в увеличении объемов поставки, а в изменении маршрута на более безопасный (транзит через Украину постоянно находится под угрозой срыва, как из-за действий отдельных украинских группировок или официального Киева, так и по причине колоссальной изношенности украинской газотранспортной системы) и более дешевый.

У того же, например, «Турецкого потока» есть четкое экономическое обоснование. «Да, российские расходы на проект составят 6 миллиардов долларов, однако они окупятся за 5-7 лет. Общие ежегодные расходы на транспортировку 31,5 миллиарда кубометров газа по южному направлению с использованием «Турецкого потока» составят около 338 милионов долларов. Затраты по украинскому маршруту при тех же объемах и конечных получателях — 1,2 миллиарда долларов с учетом контрактных тарифов и 1,5 миллиарда при новых ставках украинского транзита», — говорит Дмитрий Марунич.

Во-вторых, Хизер Науэрт дала понять, что ее беспокоят не столько рыночные вопросы (например, европейская энергобезопасность или стремление Москвы снизить свои транзитные расходы и риски), сколько политические моменты – интересы украинского бюджета. И дело тут даже не в том, что в либерально-рыночной экономике таких аргументов быть не должно (так американцы сами всех учили). А в том, что, по мнению американцев, ради сохранения в украинском бюджете 2 миллиардов долларов от транзита Москва (поставщик газа) и Европа (потребитель) должны брать на себя дополнительные риски. Россия не подписывалась быть спонсором постмайданной Украины, тем более за счет своих интересов. Европа тоже не горит таким желанием.

Наконец, в-третьих, заявления американцев представляют из себя акт нечестной конкуренции (которой тоже не должно быть в рамках навязываемого США либерального миропорядка). Строительство СП2 и ТП действительно сократит возможности для диверсификации поставок газа в Европу – ведь при таких дешевых и надежных вариантах сложно найти в себе силы и покупать гораздо более дорогой и сложный с точки зрения логистики поставок американский сжиженный природный газ (СПГ). На сегодняшний день, при нынешних ценах, целый ряд проектов по поставкам СПГ в Европу уже признаны нерентабельными. В Европе многие не понимают, почему они должны становиться спонсорами для американских газодобывающих компаний, почему за их счет должны окупаться американские вложения в сланец. И чем больше Европа будет этих вопросов задавать, тем лучше будет Москве.

Геворг Мирзаян,
доцент Департамента политологии Финансового университета

Sputnik