Главные новости энергетики Украины за период с 9 по 21 ноября 2017 года

Нафтогаз

Согласно данным компании «Укртрансгаз» (оператор украинской газотранспортной системы), запасы природного газа в украинских подземных хранилищах газа (ПХГ) по состоянию на 2 декабря составляли порядка 16 млрд кубометров. Таким образом, запасы природного газа в ПХГ с 25 ноября по 2 декабря сократились на 2%, или на 320 млн кубометров. С начала отопительного сезона Украина «сожгла» порядка 800 млн кубов топлива.

Всего же, как уточняют в «Нафтогаза Украины», за январь — октябрь этого года Украина закупила 19 млрд кубометров газа, из которых 11,8 млрд пришлось на импорт из Европы (7,8 млрд кубометров за аналогичный период 2016 года). Основная доля импорта, как и в прошлом году, импортирована из Словакии — 7,4 млрд кубометров. Остальной газ «Нафтогаз» приобрёл на внутреннем рынке.

Между тем в планах официального Киева — стать экспортёром газа (!).

«Наша цель — международный газовый хаб. Это идеальная перспективная модель газового рынка Украины. Восточноевропейских газовый хаб открывает перед Украиной чрезвычайные перспективы. Это, прежде всего, 35 млрд кубометров в год добычи украинского газа, загруженность подземных газовых хранилищ — 30 млрд кубов в год, загруженность украинской ГТС для обеспечения потребностей потребителей в ЕС — 150 млрд кубометров в год, экспорт газа для нужд потребителей ЕС из собственных ресурсов — 5 млрд кубометров в год. Мы сохраним свои позиции стратегического транзитера газа для ЕС и откроем возможности для экспорта собственного газа», — такую сладкую будущность обрисовал на последнем заседании Кабинета министров вице-премьер-министр Владимир Кистион.

Этими планами прикрывается неприглядное настоящее, о котором в своём блоге для ЛИГА.net пишет член наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук:

«В 2017 году «Нафтогаз» поставит антирекорд, и объем поставок для промышленности составит ориентировочно 700 млн кубометров. И это позор и катастрофа для государства. В 2015 году «Нафтогаз» продал только 2,7 млрд куб. м из 11,2 млрд. куб. м газа потребляемого промышленностью. В 2016 году менеджмент «Нафтогаза» не остановился и продолжил свою преступную политику — поставки для промышленности упали более чем вдвое и составили 1 млрд. куб. м из 9,6 млрд. куб. м, которые получили предприятия. Закономерно, что «Нафтогаз» получил меньше прибыли от продажи газа промышленности: в 2015 — 4,1 млрд грн., в 2016 — 2,1 млрд грн., в 2017 г. (прогноз) — 1,4 млрд грн. В случае, если бы «Нафтогаз» приложил усилия и занимал бы государственную энергетическую позицию по сохранению позиций на рынке газа, то мог бы сохранить как минимум 70% рынка газа (7—8 млрд куб. м), поставок газа для промышленности. В денежном эквиваленте это составляет ежегодно прибыль 12—14 млрд грн при нынешних ценах. Суммарно за три последних года «Нафтогаз» потерял — и руководство приняло такие решения сознательно — около 30 млрд грн.».

В правительстве проблему признают. Скажем, премьер-министр Украины Владимир Гройсман во время заседания Кабмина согласился, что «Нафтогаз» в настоящее время контролирует только 7% рынка коммерческого газа. Однако, похоже, в правительстве не увязывают этого результата с т.н. демонополизацией рынка газа. Более того, Гройсман отчего-то считает, что она должна была привести к снижению стоимости газа для конечных потребителей.

В пресс-службе госкомпании «Укргаздобыча» (крупнейшая газодобывающая компания Украины) незначительно снизили прогноз добычи на 2018 год.

«Сокращение плана связано с блокированием Полтавским областным советом выдачи новых лицензий на разработку месторождений на протяжении 2,5 лет. Также на прогноз добычи отрицательно влияет отсрочка принятия законодательных актов, цель которых — упростить разрешительные процедуры для добычи газа. Эти сложности ставят под угрозу выполнение стратегии 20/20 [наращивание добычи до 20 млрд кубометров к 2020 году — Ред.] и правительственной Энергетической стратегии до 2035 года», — говорится в сообщении.

«Нафтогаз», в свою очередь, заявил, что успел вложить в месторождения 0,8 млрд грн. и в текущем году собирался вложить ещё 1,1 млрд грн.

Всего же упомянутая стратегию предусматривает увеличение внутренней добычи в 2020 году до 27,6 млрд кубометров. Однако эксперты в реальность этих планов не верят.

«Я думаю, что потолок для внутренних игроков на рынке газодобычи достаточно ограничен, они могут до 2020 года максимум нарастить до 23 млрд куб. м. Для того, чтобы более эффективно использовать наши ресурсы, нужно, чтобы были нормальные инвестиционные условия, чтобы сюда пришли крупные игроки мирового уровня», — рассказал директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко в комментарии корреспонденту «Апостроф».

Крупные игроки, что характерно, на Украину не спешат. Если на поставки газа и на хранение газа в подземных хранилищах выстраивались очереди, то о планах развивать на Украине газодобычу из европейских компаний заявила пока только французская Engie, обеспечивающая до 20% импорта газа на Украину. Однако об этих планах известно только по итогам встречи её главы Изабель Кошер с Владимиром Гройсманом в конце октября, на которой об этом было заявлено. Никаких конкретных предложений от французов, насколько можно судить, пока не поступало.

Согласно официальной информации, в рамках реорганизации НАК «Нафтогаз Украины» завершен первый этап отделения от этой госкомпании функции оператора газотранспортной системы.

«Завершен первый этап отделения функции оператора ГТС — создан и начал работать «Оператор ГТС Украины» (ОГТСУ), как филиал в структуре ПАО «Укртрансгаз», — говорится в сообщении.

Как отмечают в «Укртрансгазе», теперь «Оператор ГТС Украины» — это полноценный и единственный центр принятия решений относительно управления украинской газотранспортной системой.

Руководитель Госагентства по энергоэффективности Сергей Савчук заявляет, что с 2014 года Украина сэкономила 7,2 млрд газа за счёт альтернативной энергетики и проведения работ по повышению энергоэффективности. Правда, тут же выяснилось, что альтернативную энергетику в Госагентстве трактуют довольно вольно, относя к ней, скажем, котельные на отходах деревообрабатывающего производства.

С 2014 года таких котельных появилось примерно на 1650 МВт, — приводит информацию чиновника интернет-ресурс «Минпром». Стимулируют появление таких котельных на Украине законодательно. Скажем, в этом году законодатели позволили продавать тепло не из газа по тарифу, который привязан к цене газа.

Минэнерго Украины снова начало задерживать информацию по запасам угля. Последняя доступная информация — на 22 ноября. На этот день запасы угля на ТЭС Украины составляли до 1,318 млн тонн, из которых 800 тыс. тонн приходится на угли газовой группы и 518 тыс. тонн — на дефицитный антрацит.

Впрочем, есть данные непосредственно от министра энергетики Игоря Насалика. Запасы угля на складах энергогенерирующих компаний на 2 декабря составляют 1,59 млн тонн — по сравнению с 1,384 млн тонн на конец октября, — рапортует чиновник. Он отдельно подчеркнул, что Украине было не просто компенсировать поставки антрацитовой группы угля с из Донбасса.

«40% от общего количества топлива для тепловых генераций, или 10,5 млн тонн, поставки, которые одномоментно были остановлены из зоны ОРДЛО. Чтобы заместить такой объем, необходимо было бы принимать в портах Украины через день в течение года морские суда объемом в 60 тыс. тонн, что само по себе возможно, но малореально», — жалуется Насалик.

Нацкомиссия по регулированию энергорынка и коммунальных услуг намерена увеличить долю угля в тарифе электроэнергии для ТЭС почти на 25% — с 66 до 82,4 долл. за тонну. Ещё почти 19 долл. за каждую тонну в тарифе будет предусмотрено на фрахт и перегрузку угля в портах. Любопытно, что несмотря на активный импорт угля для украинской тепловой генерации, морем на Украину завозится ничтожная часть угля. В этом году — менее 1 млн тонн из порядка 25 млн, потребляемых ТЭС. Т. е. эта составляющая в тарифе на самом деле является скорее скрытым повышением доходности тепловой генерации, своего рода подушкой безопасности на случай резких колебаний стоимости импортного и украинского угля.

Всего же НКРЭКУ установила, что потребность тепловой генерации в будущем году составит 26,8 млн тонн угля, 4,38 млн тонн из них — антрацит, который предполагается импортировать (на 22% меньше, чем в текущем году). Повышение тарифа из-за увеличения стоимости угля в тарифе в годовом выражении составит примерно 0,5 млрд долл. Примерно ¾ от этой суммы получит «ДТЭК-Энерго» Рината Ахметова. Впрочем, по словам главы комиссии Дмитрия Вовка, населению нет причин беспокоиться: поднимать бытовой тариф пока не планируют.

Сокращение импорта — момент, конечно, позитивный, отмечает эксперт Юрий Корольчук. Однако эффективно сократить импорт можно, лишь наращивая собственную добычу. А с этим могут возникнуть проблемы, и озвученная коррекция тарифа как раз о них свидетельствует:

«…уже сейчас официальная цена угля из США — 110 долл. за тонну, из ЮАР — 100 долл. за тонну, по индексу API2 (Роттердам) — 91,73 долл. за тонну. Собственно, минэнерго предусмотрело цену угля для государственных шахт уже с 1 ноября 2017 на уровне 91,58 долл. за тонну. И это выше, чем предлагаемый НКРЭКУ тариф на уровне 89 долл. Поэтому тариф в 2017 году, так и прогнозируемый тариф на 2018 год, не покрывают необходимые затраты на импорт угля, а также не будут давать возможности осуществлять полноценные инвестиции в добычу угля. При таких условиях говорить о наращивании добычи украинского угля довольно проблематично».

Производство электроэнергии на Украине в октябре значительно упало. Электростанции произвели всего 13,1 млрд кВт•ч, что на 9,2% меньше, чем в октябре прошлого года. С начала года было произведено 128,3 млрд кВт•ч (-3% к аппг).

Видимо, такие результаты принуждают задумываться об импорте.

«Есть некоторые часы в сутках, когда электроэнергия в Европе дешевле, чем электроэнергия в Украине. И как раз в эти часы, вполне возможно, имело бы смысл импортировать электроэнергию из-за границы», — заявила в эфире радио «Голос Столицы» аналитик энергорынка Яна Лях.

К сожалению, аналитик не уточнила, что это за загадочные дешёвые часы, поэтому есть подозрение, что речь о ночном времени, когда электроэнергия стоит дешевле не только в Европе, а и на Украине. Но есть нюанс: ночью Украине нет смысла ничего импортировать, поскольку атомные станции обеспечивают достаточный, даже избыточный уровень производства.

Турецкая компания турецкой компании Eko Yenilenebilir Enerjiler A. S собралась строить солнечную электростанцию в Николаевской области мощностью 15 МВт.

В Славутиче (Киевская область) половину потребностей города в электроэнергии теперь покрывает запущенная недавно котельная на биотопливе мощностью 10,5 МВт (в основном опилки и щепа от расположенных в области пилорам).

Согласно данным минэнерго, ТЭС и ТЭЦ Украины в январе-сентябре снизили потребление угля до 17,567 млн тонн (-23,3% к аппг). Добыча же энергетического угля угля на Украине в январе-сентябре снизилась до 20,2 млн тонн (-16,4% к аппг). При этом в октябре угледобывающие предприятия выдали на-гора только 2 млн тонн (-26,9% к аппг), т. е. падение производства ускорилось. Импорт за тот же период составил свыше 15 млн тонн.

Не исключено, что в последние месяцы года добыча снизится ещё сильнее — на Западной Украине снова бастуют шахтёры.

«Шахтеры [шахты] «Бужанской» из-за задолженности по зарплате отказываются подниматься на поверхность. Горняки 2-й и 3-й смены шахты «Бужанская» ГП «Волыньуголь», отработав в забое, остаются под землёй, отказываясь подниматься на поверхность. Они находятся на глубине 470 метров, на расстоянии полутора километров от шахтного ствола. Таким образом шахтеры протестуют против невыплаты зарплаты. Горнякам «Бужанской» в полном объёме не выплачена зарплата еще за август, всего лишь 10% — за сентябрь и ни копейки за октябрь. А работникам непромышленной группы, у которых совсем мизерные должностные оклады, задолжали еще за июль», — описывает состояние дел в отрасли глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

Раскручивается негативная спираль: госшахты меньше добывают=> частные шахты вынуждены наращивать добычу=> импорт также увеличивается. Можно ли будет восстановить объёмы добычи на госшахтах?

«…Практический опыт показывает, что отыграть такие падения за два года, нужно инвестировать 3—4 миллиарда гривен [эксперт имеет в виду курс 8 грн./долл.]», — говорит Юрий Корольчук в эфире радио «Голос Столицы».

Между тем, как видим, денег нет даже на зарплаты шахтёрам, куда уж тут говорить о вложениях в угольную отрасль в размере 0,5 млрд долл.

Частная генерирующая компания «ДТЭК-Энерго» сообщает, что в январе-октябре увеличила закупку угля у госшахт до 595 тыс. тонн (+9,8% к аппг). Дополнительная потребность компании в угле марки «Г» (около 80 тыс тонн в месяц) вызвана переводом двух блоков Приднепровской ТЭС с антрацитового на газовый уголь.

23 ноября СМИ сообщили о прибытии в МТП «Южный» очередной партии угля марки «Г» из США. Это уже четвёртая поставка для государственной «Центрэнерго» за последние 2,5 месяца. Таким образом, компания получила из США около 280—290 тыс тонн угля.

«С начала года ГП «Морской торговый порт «Южный» обработало четырнадцать судов с импортным энергетическим углем для государственных и частных предприятий. Общий объем превысил 900 тыс. тонн. К концу 2017 года предприятие готовится разгрузить еще несколько балкеров», — уточняет пресс-служба порта, цитируя и.о. директора порта Виталия Жуковского.

«Америка открыла для себя украинский рынок: Киев, пытающийся завоевать расположение США, готов покупать у них топливо на крайне невыгодных для себя условиях. Сейчас украинские власти этого не понимают, но со временем подобный импорт окончательно разорит и без того нищую Украину. Британские, норвежские и датские аналоги гораздо дешевле американских. Кроме того, их транспортировка обойдется в разы дешевле», — комментирует эти поставки европейский экономический эксперт Янис Пападонис для «Голос.UA».

Довольно любопытный пост появился в Facebook владельца компании Мироновский хлебопродукт» (один из крупнейших производителей зерна, куриных яиц и курятины на Украине) Юрия Косюка.

«В порты Одесской области отгрузили очередную партию американского угля, а к концу года в Украину прибудут еще несколько судов. Это хорошо, что зимой украинцам будет тепло, но закупка угля решает проблему здесь и сейчас, однако откладывает реализацию глобальной стратегии энергетической независимости страны», — пишет он.

— Нужно начинать уже закладывать фундамент и думать категориями на 30—50 лет вперед… Открываются новые предприятия, расширяются существующие, создаются рабочие места, а значит, растет потребление внутри страны. Это означает, что в ближайшие несколько лет нагрузка на энергосистему Украины будет только расти. Мы в МХП это понимаем и поэтому инвестируем в возобновляемую энергетику и биогаз».

Иными словами, аграрный барон мягко выступает против морского импорта угля, но почему? Скорее всего, дело в конфликте интересов. Одесское направление сегодня сильно перегружено, экспортёры зерна сталкиваются с серьёзными задержками при доставке в порты Одесской области. Поэтому, конечно же, в их интересах — разгрузить железную дорогу и порты от этих перевозок.

Украинский авиарынок на подъёме, об этом свидетельствует рост импорта авиационного топлива. За январь-октябрь его ввезли 263 тыс. тонн (в 2,8 раза больше, чем за аппг). Однако директор «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн указывают, что причиной роста импорта стали не только авиаперевозки.

«…импорт [керосина] в порт Николаева выше, чем последующие отгрузки из порта. Учитывая, что только 25% импортированного через Николаевский порт керосина поставляется на аэродромы для заправки самолетов, рост рынка авиатоплива вызван не только объективным фактором, то есть увеличением авиаперевозок, а частично объясняется возможным использованием низкоакцизного керосина для смешивания с ДТ, акциз на который в 7 раз выше (21 евро/тыс. л против 139,5 евро/тыс. л)», — приводит его слова портал UAenergy.

Подтверждением этой версии может быть также то, что в январе-октябре на Украину было импортировано почти 196 тыс. тонн сырья и компонентов для производства топлива (без учета нефти), т. е. на 17,6% меньше, чем за аппг.

Впрочем, тот же Сергей Куюн, выступая на Petroleum Ukraine 2017, заявил, что динамика теневого рынка, особенно по бензинам, за последние годы очень серьезно снизилась.

«За 3 квартала 2017 г. мы оцениваем теневой рынок в 140 тыс. т, что в 4 раза меньше, чем было еще 3 года назад», — подчеркивает аналитик.

Андрей Стеценко, ИА Regnum