Киев готовится к массовым судебным процессам с теми, чьё жильё разрушили каратели

Украина заняла девятое место в рейтинге ООН по числу внутренних переселенцев. Эксперты подсчитали, что свои дома вынужденно покинули 1 600 000 граждан страны. Подсчёт едва ли можно признать объективным – основан он на данных украинского министерства социальной политики, которое регистрирует лишь тех граждан, кто перебирается с востока страны на запад. Не учитывались те беженцы, кто перебрался в Крым (а таковых – от полумиллиона до миллиона) или в «материковую» Россию (от 2 до 3 миллионов).

Хитрости пересчёта беженцев позволяют Киеву существенно экономить на выплатах социальных пособий – тем, кто бежал из страны на восток, не перепадает ни копейки. Таким образом, компенсацию от украинского государства получает, по сути, лишь каждый четвёртый внутренний переселенец. Тем не менее, в минсоцполитики Украины уже бьют тревогу: средств на выплаты компенсаций всем нуждающимся не хватает.

Но главная проблема у Киева впереди – с ней придётся столкнуться, когда переселенцы станут подавать в суды иски, требуя компенсаций за разрушенное жильё. По словам Руслана Калинина, советника вице-премьера Павла Розенко, это будет «волна судов», ведь каждый третий официально зарегистрированный на Украине переселенец с Донбасса остался без крыши над головой. Логика простая: если государство ведёт «антитеррористическую операцию», расстреливая мирные города и сёла, то оно обязано компенсировать потери законопослушным гражданам, пострадавшим от разрушений. Но иски подадут и те, чьи дома пока не разрушены – как пояснил Руслан Калинин, многие покинутые жителями гражданские строения используют военные и добровольцы. Разумеется, они пользуются всеми коммунальными удобствами, но при этом не платят ни за свет, ни за воду. А владельцы жилья имеют все основания оспорить выставленные им счета и пени – ведь они проживают в других местах, и это документально признано их регистрацией в минсоцполитики.

«Конечно, это война, — поясняет Калинин, — и никто не будет спрашивать разрешения — военные попользовались и уехали, а счета приходят хозяевам дома». Кроме того, по словам чиновника, «есть много случаев, когда дом разрушен, переселенцы в спешке его покинули, а коммунальные платежи начисляются, но переселенцы об этом не знают».

До сих пор в стране нет механизма компенсации за разрушенное жильё – за три года ни один депутат Верховной Рады не предложил принять соответствующий закон. Ничего не говорится о компенсациях и в своде «законов о Донбассе», проталкиваемых администрацией Петра Порошенко. Скорее всего, майданщики рассчитывают, что с разрушениями и компенсациями разбираться доведётся не им самим, а их сменщикам.

Александр Артищенко, «Версия»