США не откажутся от ядерного оружия, поскольку главным принципом их политики является сдерживание устрашением. Об этом говорится в докладе «Ядерный обзор», который министр обороны направил Конгрессу США. В нем представлены взгляды политического и военного руководства страны на ядерную политику в перспективе на 20 лет, сообщает «Независимое военное обозрение».

В ближайшие годы американцы сделают ставку на создание нового поколения малых ядерных боезарядов. Опробовать эту концепцию они захотят в одном из подвернувшихся конфликтов. Такую точку зрения «Правде.Ру» высказал научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко.

— Американские военные не откажутся от ядерного оружия. Какой стратегии должна придерживаться Россия?

— В этих американских докладах о ядерном оружии никаких особенно разных направлений работы никогда не было. Они создавалось для видимости, чтобы привлечь СМИ, создать ажиотаж. Все это было прописано еще в обзоре Джорджа Буша от 2002 года. Так что нынешний доклад — переиздание идей Буша-младшего.

— Каковы могут быть перспективы продления договора о СНВ в 2021 году?

— Во-первых, договоры по СНВ выгодны прежде всего США, а не России. Они ставят своим приоритетом сокращение российского ядерного потенциала до максимально безопасного уровня. Чем больше у России будет боезарядов и носителей, тем в большей опасности будут себя чувствовать США. Поэтому угроза выхода из этого договора могла быть одним из наиболее эффективных российских инструментов по борьбе с санкциями. В качестве ответа, например, на всевозможные угрозы отключить нас от всего мира. Это первое.

Что касается договора о нераспространении ядерного оружия, то США, конечно, хотят его не просто сохранить, но и упрочить. И опять-таки создать новое положение, создать некий орган, который будет контролировать добычу урановой руды, а в идеале плутония из отработанного ядерного топлива. То есть ввести новую норму, а значит, не всем неядерным государствам можно будет иметь атомную энергетику. Так что вся работа по режиму нераспространения — это прежде всего выгода США.

Нераспространение — это болевая точка США. Достаточно только России поставить под сомнение ряд международных конвенций по обороту расщепляющихся материалов, и тогда количество желающих вести с РФ санкционную войну уменьшится на три порядка.

Для России я не вижу никакой угрозы от распространения ядерного оружия. Ну хорошо, получит Бразилия ядерное оружие. В чем проблема для России? Это проблема для США. Они себя объявили гарантами мирового режима нераспространения. Значит, это удар по ним в первую очередь, а не по нам.

И, наконец, третий момент. США шли и будут идти по пути создания нового поколения малых ядерных боезарядов. И думаю, что в одном из конфликтов они постараются опробовать эту концепцию.

— В целом будет ли корректироваться позиция России в вопросе ядерного сдерживания?

— Россия будет наблюдать. Проблема в том, что ядерное оружие до сих пор не состоялось как оружие. За 70 лет ни разу не было его применения как оружия. Нет ядерных трагедий. Есть философия ядерного оружия. Все концепции ядерного сдерживания — это пока игра ума. Рассуждения на уровне: «А что будет, если?…» Ну, давайте пофантазируем.

Хиросима и Нагасаки — это не было применением ядерных бомб, как оружия. Это была политическая демонстрация. То есть это не отработка каких-то конкретных деталей его применения. Я думаю, что американцы попытаются создать какой-то региональный конфликт, где, может быть, оно будет применено локально. Чтобы можно было посмотреть на ядерное оружие именно как на оружие.

России не страшны новые угрозы. Наше ядерное оружие остается главным компонентом обеспечения безопасности страны, считает ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований МГИМО, эксперт по ядерному разоружению Виктор Мизин:

— В предыдущем докладе, который был опубликован при Бараке Обаме, сделан акцент на то, что американцы снижают упор на ядерные силы, которые остаются только средством страшного последнего сдерживания, а сейчас все у них строится на современных вооружениях. Наши военные, конечно, в это не верят, потому что идет очень большая программа по совершенствованию именно ядерного оружия. Мы делаем его более компактным, более независимым от любых влияний.

Для России (и это в последней нашей стратегии национальной безопасности указано) ядерное оружие остается главным —  или критическим — компонентом обеспечения безопасности нашей страны.

На разных конференциях говорят, что вскоре появятся новые виды оружия: какое-то кибероружие, что-то другое. Мой хороший друг профессор Савельев на это говорит: «Да вы что угодно делайте». И я с этим согласен. Когда у нас есть ядерное оружие, смешно слышать какие-то угрозы.

Можно критиковать современное российское руководство. Действительно, 5% на оборону — это очень много. Но я считаю, что все делается правильно, и сейчас Россия показала, что обладает мощным военным потенциалом.

В НАТО со мной не соглашаются, но я говорю: «Ребята, ну не хотим мы на вас нападать». С той армией, которую сейчас имеет Россия, в моем представлении, если на нас нападут, мы за неделю выйдем, к примеру, к Ла-Маншу. Потому что нет стран, сопоставимых по боеготовности, по насыщенности современными вооружениями. В этом Россия превосходит НАТО.

Самое опасное, на мой взгляд, другое: мы начинаем приучать людей и в России, и на Западе к тому, что война может случиться. Эта мысль у нас звучит на многих идиотских ток-шоу.

Беседовала Лада Коротун, Правда.ру