Охота на «русских хакеров» в Америке ведется не только из русофобии: еще неизвестно, кого боятся больше, — нас или китайцев. Историй с китайскими хакерами, «угрожающими США», сколько угодно, просто мы в России по понятным причинам этого не замечаем — зато на них обращают внимание в КНР.

Например

Вот рядовой, в сущности, материал из американского журнала Foreign Policy. Прокуратура США раскрыла нечто «похожее» на группу хакеров, связанных с китайским государством, и предъявила подозреваемым обвинения. Их фирма «Боюйсек» уже закрыта.

Три компьютерных гения (их фамилии — У, Дун и Ся) якобы взломали системы американского подразделения Siemens, рейтингового агентства Moody’s и еще Trimble, занятой GPS-навигацией. С кем не бывает — может, и взломали, но тут зазвучали знакомые мотивы. Дословно так: «Накопленные улики и расследования частной фирмы по безопасности подсказывают, что компания является филиалом могущественного китайского Министерства госбезопасности и, видимо, оперирует как прикрытие для кибершпионажа».

Неназванная частная фирма «подсказывает», что ей что-то такое «видимо»… А поточнее фактов не нашлось? И если таковых нет, то зачем на них намекать? А затем, что так страшнее. Примерно как с «русскими хакерами», которых, как покемонов, ловят уже почти год в конгрессе США, и там то же самое: кто-то «подсказывает» и «видимо».

История даже слегка обидная — мы-то думали, что у русских монополия на хакерство в США. А оказывается, у нас ее отбирают китайцы.

«Китаефобия», кстати, трясет не только Америку. Есть еще дальняя провинция мировой политики — Австралия. Пекинское издание Global Times рассказывает о том, как в Австралии сейчас разворачивается примерно такая же, как в США, история, причем на высоком политическом уровне. Покинул свои посты в тамошнем конгрессе сенатор Сэм Дастиари. Он (опять же, «как утверждают») сообщил китайскому бизнесмену по имени Хуану Сянмо, что за тем следят австралийские спецслужбы. Доказательств опять ни у кого нет, но раз «утверждают», то сенатору одна дорога — в отставку. И особенно радостно на это реагирует премьер-министр Малькольм Тернбилл, который раньше, «как утверждают, обедал с китайским инвестором», и СМИ подняли по этому поводу громкий крик.

Да, главное я не сказал: Хуан Сянмо, не просто бизнесмен, а «подозревается в связях с Компартией Китая».

Это же как — «подозревается»? Речь о правящей в его стране партии, как можно не иметь с ней никаких связей? Не говоря о том, что значит партия вообще, в ней ведь, напомним, состоит чуть не 90 миллионов человек. Но тут мы возвращаемся в США и вспоминаем, что там страшным обвинением стала любая встреча американца с послом России или вообще любым россиянином.

И таких историй в США и странах-сателлитах сколько угодно.

В общем, дело вовсе не только в России. И предварительный диагноз явлению в целом понятен: паранойя. Остаются только вопросы, почему она возникла именно сейчас и какие у нее особенности. В деталях, как всегда, самое интересное.

Уточним диагноз

В упомянутом выше китайском материале насчет австралийских скандалов приводится давнее высказывание одного из прежних премьер-министров Австралии Тони Эббота. А именно: австралийской политикой в отношении Китая движут две эмоции — страх и жадность. Жадность потому, что без китайских инвесторов и торговых партнеров Австралия будет выглядеть очень бледно. Страх — по той же самой причине.

Но и в США то же самое. Вот факты: одни только китайские туристы, студенты и прочие посетители Штатов дали этой стране еще в 2015 году около 30 миллиардов долларов. По данным на 2016 год, торговля товарами достигла 510 миллиардов, услугами — 110 миллиардов, а взаимные инвестиции доросли до 170 миллиардов.

Это означает, что с 1979 года (когда Китай, каким мы его сегодня знаем, только начинался) торговля с Америкой выросла в 207 раз. А еще это значит, что Китай — первый торговый партнер США, а Штаты — вторые для Китая (ЕС в целом на первом месте).

И здесь у нас серьезный контраст с ситуацией Россия — США, где деловые связи в десять раз слабее. Поэтому о «русских хакерах» можно орать в голос, а с китайскими все как-то неоднозначно — жадность сталкивается со страхом.

При этом, когда китайские инвесторы хотят купить на корню что-то для Штатов важное и стратегическое, то страх побеждает. А в других случаях, как с недавним визитом президента Дональда Трампа в Пекин, подписавшим там множество экономических соглашений, побеждает жадность (и желание «сделать Америку снова великой»).

Заметим и то, как китайские власти и СМИ реагируют на очередные припадки американской китаефобии — как большая собака на истерично лающую шавку. Китайцы терпеливо объясняют: лайте сколько угодно, это не отменяет того факта, что экономически мы связаны намертво.

И это не говоря о том факте, что Китай (как и Россия) вовсе не предлагает на глобальном уровне уничтожить Америку. Как заметил один из авторов лондонского «Экономиста», китайские идеи «альтернативы Западу» звучат эффектно, но формулируются расплывчато и непонятно что на практике означают. То есть бояться особенно и нечего.

…Простыми и антинаучными словами — пусть специалисты меня простят — паранойя означает неумение общественно активного человека правильно оценить свое место в обществе: ему все время кажется, что все вокруг то ли его обожают, то ли ненавидят и преследуют. Шизофреник — это, наоборот, мечтатель, уходящий от общества в свой иллюзорный мир. Но бывает еще и параноидальная шизофрения, сочетающая обе крайности.

Так вот, истерики США и Запада из-за русских и китайских хакеров (да и вообще по поводу своего меняющегося места в мире) выглядят, скорее, как параноидальная шизофрения. С одной стороны, хочется жить в иллюзиях собственной исключительности, да еще и хорошо, развивая с другими державами торговлю и инвестиции. А с другой — есть постоянные подозрения, что эти «другие» тебя ненавидят и хотят уничтожить.

В общем, жадность и страх.

Дмитрий Косырев, МИА «Россия сегодня»