Литва надеется на тесное сотрудничество с Китаем, инвестиции из Поднебесной и совместные логистические проекты, но пока литовское руководство продолжает генерировать антироссийскую истерику – эти надежды тщетны

Литва рассчитывает на китайские грузы. Официальный Вильнюс надеется на вереницу железнодорожных вагонов из Поднебесной, которые пойдут через территорию прибалтийской республики в Клайпедский порт. Сквозь литовские морские ворота китайские грузы должны уходить дальше в Европу, наполняя казну прибалтийской республики транзитными доходами.

Руководство Литву регулярно повторяет мантру об экономической экспансии Китая, рассчитывает ухватить от этого свой кусок. На днях очередные надежды на Поднебесную озвучил премьер Саулюс Сквернялис, выступая 27 ноября на встрече руководства КНР с лидерами стран Центральной и Восточной Европа (ЦВЕ) в Будапеште. «Литва ценит платформу 16+1 (региональная инициатива Китая, направленная на сближение со странами Центральной и Восточной Европы – Sputnik) как дополнительный стимул, который помогает укреплять партнерство и развивать более тесные экономические и торговые связи. Я бы выделил следующие приоритеты Литвы в сфере сотрудничества Центральной и Восточной Европы и Китая – в первую очередь это сектор транспорта и логистики, во-вторых, сельское хозяйство, в-третьих – сферы финансовых услуг и e-коммерции», – сладко рассказывал Сквернялис.

А чего бы и не рассказывать, если платят китайцы… Пекин намерен раскошелиться на два миллиарда евро ради логистического развития региона.

Соревнуясь с другими восточноевропейскими соседями за внимание Китая литовский премьер не жалел красивых слов:  говорил об особой роли Клайпедского порта, который «находится на оси транспортных потоков Европы и Азии»; о перспективах сотрудничества с Поднебесной не только в экономической сфере, но и по направлению культуры, «на уровне людей»; приглашал всех участников встречи в гости на столетие Литвы. В общем, Остапа понесло.

Главу литовского правительство нисколько не смущает «кормить» китайцев байками о перспективах сотрудничества «на уровне людей и культур», хотя в его собственной стране коммунизм приравнен к нацизму, а компартия «забанена»; не смущает брататься к красными китайскими функционерами. Транзитные деньги не пахнут.

Правда, пока заискивание литовской дипломатии на китайском треке не дает ощутимых плодов. Достаточно вспомнить сагу о покорении необъятного рынка Поднебесной товарами из Литвы.

В начале 2017 года среди трех стран Прибалтики именно Литва наиболее активно пыталась работать с китайцами. В январе прибалтийская республика снарядила в Поднебесную морской контейнер с моцареллой производства компании Vilkyskiu pienine. Спустя два месяца число литовских молочников на рынке КНР выросло до двух: компания Rokiskio suris повезла в Китай лактозу.

Попасть в КНР прибалтийской молочке было непросто. Порядка трех лет Литва околачивала двери китайского рынка, пытаясь получить необходимые лицензии и сертификаты. Лишь в 2016 году литовским экспортерам был дан зеленый свет.

Но сколь-либо заметной активизации торговли с Поднебесной так и не произошло. Пара тестовых грузов – на этом ограниченные успехи литовской экспансии в Китай заканчиваются.

Не наблюдается и осязаемой обратной связи. Литовцам удалось лишь «переобуть» три китайских состава на колеса для другой колеи. Грезы об инвестициях, которые рассчитывал привлечь Вильнюс для строительства внешнего глубоководного порта в Клайпеде, пока не продвинулись дальше аморфной проектной идеи. Та же ситуация с проектом центра распределения изделий в Каунасе.

Отбросив дипломатический пафос и декларации о благих намерениях видно: успехи Литвы по работе с Китаем пока исключительно символичны. Китайским рынок не стал и не станет заменой прикрывшемуся для местных экспортеров рынку российскому: доля КНР в структуре литовского экспорта не достигает и одного процента. Кроме того в привлекательности для Пекина литовцы уступают свои северным соседям – латышам. Так в 2016 году Рига удостоилась чести принимать саммит «16+1». В латвийской столице также был создан Координирующий секретариат в области логистики.

Вильнюс и Рига толкаются, пытаясь обратить на себя внимание Поднебесной, конкурируют между собой. И тем не менее тащатся в самом хвосте стран Центральной и Восточной Европы по объему привлеченных из КНР инвестиций. Китай же пока «забрасывает удочки» по всем направлениям: приценивается, взвешивает риски; тестирует разные маршруты.

Литовцам, желающим откусить хоть что-то от транспортных мегапроектов Поднебесной, однако, надо иметь ввиду. Сама по себе Прибалтика для «Красного дракона» не более чем территориально-статистическая погрешность. Регион интересен Пекину лишь в связке с Россией, в треугольнике ЕС – ЕАЭС – Китай. Пока же литовское руководство продолжает генерировать антироссийский психоз, разговоры китайцев об инвестициях и совместных проектах точно останутся лишь разговорами. Какой смысл вкладываться в страны со дня на день ожидающую внешней агрессии и военной интервенции? Разбираться так ли это на самом деле, копаться в литовских комплексах и исторических фобиях у Пекина нет ни времени, ни желания, ни интереса.

Андрей Стариков, Sputnik