Меркель учила русский язык. Шульц – книжник. Оба знают, чем заканчивается дружба Онегина и Ленского. Для одного плохо. Для другого – еще хуже. Осталось только распределить роли

Наверное, так и наступает политическая старость. В самом расцвете – ты решаешь, с кем быть. Ближе к закату – ищешь: с кем бы, с кем бы. Но решаешь уже не ты. Ангеле Меркель от великого до смешного потребовалось 12 лет. Не сказать, что совсем опустилась. Не скатилась же до заигрываний с ультраправыми или радикально левыми. Так что ее песенка еще не спета. И она вполне могла бы повторить героя Андрея Миронова из «Соломенной шляпки»: «Пусть с памятью что-то, не помню рецепт винегрета. Но знаю, что мне не хватает … ну, как его, это… Банкета? Привета? Билета? Предмета? О, дуэта. Как только он будет, клянусь, моя песня не спета».

Хотя она прежде так не краснела, когда нащупывала контакт с будущим партнером. И не только потому, что цвет СДПГ красный, а без него для ХДС совсем черные дни наступят. А потому что великая Меркель, многократно первая женщина мира и не счесть сколько раз Европы, вынуждена искать расположение вчерашнего библиотекаря и завязавшего алкоголика. Она, конечно, старается думать о нем только хорошее. Что лидер крупной партии, что экс-глава Европарламента, чтобы хоть как-то оправдать эту близость. Но настроение предательски наталкивает на брезгливость, как на углы, и раз за разом возвращает к одной и той же мысли: боже, до чего я дошла.

Возможно, именно с ней она и дошла накануне вечером до дверей резиденции главы государства. Франк-Вальтер Штайнмайер выступил в роли политического сводника. Более того, он даже отдал Ангеле Меркель и Мартину Шульцу для приватного общения апартаменты президентского дворца Бельвю. Он ведь так созвучен дежавю. Дословно – «уже виденное». А они это видели – большую коалицию – уже дважды подряд. И тут вдруг социал-демократы решили, что третий – лишний. Но все-таки они сошлись.

Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень. Это не про них. Они просто сошлись. Потому что прагматизм. Потому что так надо. Потому что если не сойдутся они, то разойдутся все остальные. И тогда сходиться уже будет кто-то другой. Известно, что Меркель пришла не одна. С верным политическим спутником – лидером ХСС и премьером Баварии Хорстом Зеехофером. Известно, что началось это у них в 20.00. К утру еще никто не знал, чем это закончилось. Чуть позже выяснилось, что разошлись в 22.30. И вроде бы как ни с чем. Дали друг другу лишь единственное обещание – хранить молчание. Не верность, конечно, но, значит, есть что хранить.

Хотя, может быть, только иллюзию, что все-таки способны договориться. Просто сейчас не стали портить людям настроение перед Рождеством. Если же решат продолжить, то им надо найти новое место для свиданий. С камином и трубой. И закрыть их там, чтобы дым пошел. Белый, конечно. Как флаг. Новая «большая коалиция», если случится, станет для Меркель самой маленькой. Во время ее первого союза с социал-демократами у них было 73%  мест в бундестаге, у последнего «черно-красного» альянса – почти 80. Теперь же на них придется чуть больше половины.

А может, и не придется. Или придется? Они ж сошлись. Не столь различны меж собой. Сперва взаимной разнотой они друг другу были скучны. Потом понравились; потом съезжались каждый день верхом. И скоро стали неразлучны. Вроде бы к этому идет. Другое дело, что Меркель учила русский язык. Шульц – книжник. Оба знают, чем заканчивается дружба Онегина и Ленского. Для одного плохо. Для другого – еще хуже. Осталось только распределить роли.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik