На этой неделе геополитический хедлайнер вновь — Северная Корея, которая запустила очередную ракету и в очередной раз «на деревню дедушке». Пролетела она 960 км и упала в воду. Недалеко, зато высоко: ракета поднялась на высоту в 4500 км.

Южнокорейские эксперты тут же всполошились и заявили, что с такими характеристиками это вполне может быть межконтинентальная ракета. Да и вообще каждый запуск КНДР вызывает истерию со страхом угрозы всему миру и прогнозы о скором начале ядерной войны. Но так ли страшен чёрт, как его малюют? Мы все умрем, или это, может, просто такая северокорейская своеобразная манера вести переговоры?

С одной стороны, признаем, поводов для забот не мало: в последнее время испытания ракет и ядерного оружия в КНДР, действительно, участились. Если в 2006 году первые подземные испытания ядерного оружия в Северной Корее сильно всех удивили и возмутили, в 2013 году также вызывали повсеместное недовольство, то сейчас ко всему этому уже несколько попривыкли. Корея запускает ракету, США, как по расписанию, через пару часов осуждают и грозят полным уничтожением КНДР в случае нанесения ударов по территории Америки. Схема отработана и доведена почти до автоматизма.

На первый взгляд складывается впечатление, что КНДР сейчас кого угодно может завалить своими ракетами с ядерными боеголовками – так сильна паника в зарубежных СМИ. Но велика ли вероятность начала ядерной войны? Едва ли. Давайте разграничим Третью Мировую и ядерную. Люди сейчас прекрасно понимают, насколько смертоносна и разрушительна атомная война. Одно дело — борьба с террористами на ближнем востоке вокруг контроля за добычей и транспортировкой сырья, и совсем другое – затея мирового апокалипсиса. Во время Первой мировой войны человечество узнало об опасности распространения химического оружия, а во время Второй войны — и про опасность применения ядерного оружия.

Руководство КНДР ведёт себя, мягко говоря, странно. Но для запуска ракеты с ядерной боеголовкой по США, давайте признаем, нужно быть совсем уж сумасшедшим суицидником. В США сейчас есть 741 развёрнутая платформа для пуска с 1735 ядерными боезарядами. Для КНДР этого будет более, чем достаточно. У Северной Кореи же по разным оценкам есть от 80 до 200 ракет разной дальности, однако большинство из них не может достигнуть берегов США, разве что до Южной Кореи и Японии дотянутся.

Также есть большие сомнения и по поводу технической возможности осуществления угроз. Тестовые взрывы под землёй ещё не гарантируют создание ядерной боеголовки для ракеты. Да и полноценные испытания ракеты на максимальную дальность КНДР провести не может – для этого как минимум необходимо иметь специализированный флот для мониторинга места падения, а ещё лучше иметь полигон на суше на достаточном отдалении. Советский союз в конце 50-х столкнулся с большими проблемами именно с доставкой боезаряда на финальной стадии. Он просто разрушался в атмосфере.

В любом случае, развязывание полноценной войны невыгодно для Северной Кореи. Это всё равно, что плюнуть в колодец, из которого пьёшь. Отношения КНДР, США и Южной Кореи простираются куда дальше взаимных угроз. Дело в том, что так называемые враги Ким Чен Ына всё ещё кормят его народ. КНДР до сих пор продолжает получать гуманитарную помощь в рамках ООН, и США всё ещё принимают участие в этой программе. Так, за прошлый год гуманитарная помощь Северной Корее составила 49,3 млн долларов, что на 13% больше, чем годом ранее. Половина этой помощи ушла на продовольствие. А в сентябре этого года Южная Корея решила оказать помощь северному соседу на 8 млн долларов. Вот такая политика: подразнил ракетами – получил вагон еды.

В последнее время в КНДР ситуация с продовольствием несколько улучшилась. Экономические реформы по образу и подобию китайских, усиление роли частной собственности, возможность создавать «малые звенья» (объединения нескольких семей для пользования землёй), изъятие у крестьян не всей, а только части продукции (раньше после сбора урожая выдавали только скромные пайки) дали неплохие результаты. Сборы урожая резко возросли, поставив 25-летний рекорд. Прямо сейчас тотальный голод, как в середине 90-х годов, когда умерло порядка 600 тыс. человек, Северной Корее явно не грозит. Но сама себя страна не обеспечит – это факт. Экономические реформы в КНДР уже сбавили свои темпы, а вместе с ними провалилось и общее развитие. Плюс ещё самая сильная за последние 16 лет засуха. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) пришла к выводу, что Северной Корее в скором времени придётся значительно увеличить импорт продовольствия. А как это сделать? Просто закупать – дорого, пойти по миру с протянутой рукой – не соответствует позиции Ким Чен Ына. Вот и приходится прибегать к проверенной тактике шантажа.

В 2012 году Ким Чен Ын уже соглашался обменять свою активность в военной и ядерной сферах на продовольственную помощь от США. Тогда руководство страны формально отказалось от испытаний ядерного оружия. Понятно, что второй раз такой трюк не пройдёт, а текущей поддержки может не хватить. Выход – повышать ставки и продемонстрировать, что на этот раз никаких шуток. Если специалистов и не получится запугать ракетами с неизвестными реальными возможностями, то на большинство обычных людей эта мера уж точно произведёт впечатление.

Вот только так сложилось, что в мире накаляется геополитическая обстановка, идёт формирование новых блоков и центров влияния. Просто так оказывать поддержку КНДР, которая исторически имеет тесные связи с Россией и Китаем, желающих поубавилось. А то ещё того гляди неправильно поймут. Ким Чен Ыну просто ничего другого не остаётся, как настаивать на своём, и пускать в море ракеты. Без расчёта на развязывание ядерной войны.

Но всем этим своеобразным попрошайничеством одиозного лидера КНДР могут легко воспользоваться в своих целях те, кому война (пусть не ядерная, но все же) нужна. Это, например, те же американцы, которые любители, как коршуны, поживиться добычей на руинах чужих поражений и побед.

Поэтому традиционные вооружённые конфликты у берегов Северной Кореи или на границе с Южной вполне возможны. По крайней мере, тогда будет возможность привлечь средства на ликвидацию последствий. Надежда на такой небольшой «план Маршалла».

История показывает, что любая война приводит к перезагрузке экономики. Она активизирует и правительство, и промышленность. После такой встряски намного проще забыть старые неэффективные устои, и начать все с чистого листа. К тому же, общий экономический упадок в военное время даёт дополнительный стимул к решительным действиям в экономике.

Печально, но это работает.

Никита Исаев, «Комсомольская правда»