Что получила украинская власть в результате своих «титанических» усилий продвинуть через саммит Восточного партнерства собственные внутриполитические интересы?

Официальный Киев на саммите «Восточного партнерства» преследовал две стратегические цели: включение в итоговую декларацию пунктов о признании России страной-агрессором и перспективе Украины стать членом ЕС. Достижение обеих было с треском провалено. А могло ли быть иначе? В основе целеполагания украинской власти был заложен очевидный конфликт интересов. Более того, совмещение этих целей в одном пакете уже предполагает невозможность их публичного принятия в Европе.

Для Петра Алексеевича, который надеется переизбраться на второй срок, идти к избирателю сегодня не с чем. В стране разруха, нищета и обострение социальной напряженности. Обещать ощутимого улучшения положения обычных людей нет оснований. Сколько не рассказывай о росте ВВП, пенсионных выплат, пользы реформы госмедицины, обывателя не убедить, что завтра ему жить станет хорошо и комфортно. Цены в супермаркетах и цифры в коммунальных платежках, увы, говорят об обратном. А завтрашние больничные счета будут финансово самоубийственны для большинства. Остается одно – рассчитывать на электоральный актив русофобов и еврооптимистов. Собственно под них и пиарилась тема о перспективах еврочленства нашей страны и признания РФ страной агрессором. Иного мотива требовать от Брюсселя включения этих позиций в итоговую декларацию не было и нет. Осознавали ли это на Банковой? Конечно.

Разве президент или наш МИД настолько глупы, чтобы не понимать, что ЕС никогда и не при каких обстоятельствах не пойдет на включение в свой состав страны, на территории которой идет война и существуют территориальные споры с соседями? Более того вполне очевидно, что руководство страны блокирует любые способы и варианты разрешения этих проблем. Риторика о том, что Украина на своих восточных рубежах с оружием в руках отстаивает европейские ценности, в Брюсселе никого не убеждает и убедить не сможет. Во-первых, потому, что сам ЕС намного эффективнее способен позаботиться о своей безопасности с помощью НАТО или возможным созданием собственных европейских ВС. Во-вторых, смешно даже соотносить экономические возможности ЕС и Киева для такой защиты, в случае возникновения реальной угрозы с Востока. Таким образом, пока Киев не решит дома проблемы окончания войны и территориального спора с РФ в отношении Крыма, ставить вопрос о признании перспектив еврочленства – бессмысленно. Петр Алексеевич это прекрасно осознает. Но продолжает говорить о такой возможности исключительно в расчете на внутреннюю электоральную аудиторию, не отягощенную здравым смыслом.

Второе. А что, в контексте интересов европейского бизнеса полный разрыв торгово-экономических отношений с российским? Полное закрытие друг для друга всех рынков? Если бы это было так, то тогда признание РФ страной агрессором в отношении Украины имело бы шансы на принятие в Брюсселе. На самом же деле общеизвестно, что европейский бизнес от этой ситуации страдает не менее российского. Украинский рынок в принципе своей емкостью и низкой платежеспособностью компенсировать потери для европейцев на российском не способен. Потому в интересах ЕС скорейшее снятие санкций в отношении РФ. А Украина, признанием северной соседки агрессором толкает Брюссель на усиление санкционного режима. А значит и усиление позиций евроскептиков внутри ЕС. И на какой мотивационной основе в Киеве надеялись получить на саммите желаемое? Не надеялись. Понимали, что Брюссель будет против. Но трубили об этом опять исключительно для внутреннего потребления. Для мобилизации под Порошенко русофобской партии войны. С учетом падающего рейтинга гаранта, даже такая электоральная кроха уместна и за нее нужно бороться.

Естественно, что эти два невыполнимых требования Украины имели еще и иную цель. С позиции жертвы российской агрессии клянчить у ЕС экономическую помощь. Добился ли наш президент этой цели? По словам Петра Алексеевича – да. Ему вроде как обещали пару миллиардов евро в следующем году. Но официального подтверждения о факте такого решения в Брюсселе пока не последовало. А чего стоят победные реляции Порошенко о получении от ЕС финансовой поддержки известно по набившему всем оскомину «плану Маршалла» для Украины. О котором наш гарант с такой уверенностью, как о факте, вещал с острова Мальта после съезда там ЕНП. По планам Банковой, пункт о «плане Маршалла» для нашей страны должен был тоже включен в итоговую декларацию саммита ВП. Но, увы. И потом, на примере прежнего транша макрофинансовой помощи от ЕС в размере 1,8 млрд евро очевидно, что пообещать вовсе не означает реально выделить. Брюссель, после того, как часть этих денег выплатил в этом году Киеву под клятвенные обещания президента исполнить все требования ЕС в части реформирования страны и очевидного «кидка», едва ли расположен платить авансом. О чем говорит потеря последнего транша в 600 млн. евро из помощи 2017-го года.

Неожиданным «холодным душем» для Петра Алексеевича стал прием на саммите Европейской народной партии. Он состоялся за день до саммита ВП. Главной темой общения с украинской делегацией стало преследование в Украине соратников Михеила Саакашвили и незаконное лишение последнего украинского гражданства. Публичную порку нашему президенту устроили не представители грузинской партии Михо, которые входят в ЕНП и присутствовали на встрече, что было бы логичным. Петра Алексеевича «строила» перед всеми участниками «заклятый» друг по предвыборной президентской гонке – Юлия Владимировна. Но самое главное, что ее позицию поддержали присутствующие на партийной встрече еврокомиссары. Общеизвестно, что украинские лидеры в походе за президентской булавой всегда заручаются поддержкой в Европе и США. Факт публичной порки Тимошенко действующего президента говорит о том, что в Брюсселе, возможно, уже сделали ставку, как на следующего президента Украины, именно на нее. Ну а как к Петру Алексеевичу относятся в Белом доме, тоже общеизвестно. Ждут удобного случая для наказания за «украинский след» в тамошней президентской гонке. Так что, для украинской бизнес и чиновничьей элиты такой сигнал из Брюсселя может быть решающим в ставке на Тимошенко и отказе в поддержке президентских амбиций Петра Алексеевича.

Планы, озвученные в украинских СМИ о создании с ЕС единого цифрового пространства и введения бесплатного роуминга, как нашей инициативы и достижения, увы, мягко говоря, неправда. В том смысле, что инициативы это не украинские, а брюссельские. Для всех участников Восточного партнерства. Что же касается распиаренной идеи таможенного союза с ЕС, то в ее реализации публично отказано еврокомиссарами. Ассоциация с Шенгенской зоной наряду с уже полученным безвизом напоминает «масло масляное» и едва ли также получит поддержку Брюсселя, которому до политтехнологических изысков нашего гаранта на внутреннем электоральном рынке – глубоко «фиолетово».

Свою ложку «дегтя» в Брюсселе Киеву добавили Венгрия. Будапешт, в итоговую резолюцию продвинул пункт, который обязывает все страны-участницы не нарушать языковых прав, проживающих в них нацменьшинств. После того, как Украины поставила под ней свою подпись, она взяла на себя международно-правовые обязательства по исполнению. Если же теперь Киев не пойдет на редакцию нового закона об образовании в том виде, в котором его готовы принять венгры, то стране грозит очередной международный скандал с перспективой «вылета» из ВП по инициативе Будапешта. Или, в лучшем случае замораживании всех инициатив ЕС в рамках этого проекта по отношению к Киеву.

В контексте всех этих событий остается открытым вопрос: так что украинская власть, в результате своих «титанических» усилий продвинуть через саммит Восточного партнерства собственные внутриполитические интересы получила в сухом остатке?

Валерий Песецкий, «Корреспондент», Украина