Я не возьмусь их осуждать

Я не возьмусь их осуждать. Слишком уж хорошо мне известно, что такое толпа нацистов. Ты один, или, пусть вас даже целая футбольная команда, но против тебя звери, против тебя сотня, или две, или три или больше. И каждый из них, распаляясь безнаказанностью, доходит до такой степени осатанения, что желание ударить, желание дотянутся до тебя в толпе тебя же избивающей, и тоже, ну, хоть пнуть, хоть разок ударить, хоть как-то утолить свою жажду, это желание становится нестерпимым и меняет человека. Меняет их. Они и без того уже нелюди, а сбиваясь в стаи, они становятся совсем животными.

Противопоставить этому зверью сегодня мы ничего не можем. На их стороне полиция, государство, общественное мнение. Они убивают, и их за это выпускают из тюрем. Они убивают даже полицейских, даже молоденьких ребят, призванных во внутренние войска, и их за это делают «национальными героями».

Что этому могли противопоставить футболисты «Шахтера»? Ничего.

Тем более контракты, тем более деньги. Тем более деньги большие. Почему бы ради этих денег не подыграть нацистам? Ради того, чтобы можно было и дальше играть в футбол? Ведь это у вас там проблемы. Это вы не согласные. А наше дело – футбол. Нам деньги надо зарабатывать. И вот только не надо нам про «Киевское Динамо», про сорок второй год, про «Матч смерти». Это ведь не наши проблемы. Да и выхода, похоже, у тех футболистов «Киевского Динамо» не было. А у нас есть. Одень футболочку и играй сколько хочешь. Можно и «зигануть» если попросят. Подумаешь.

Не могу я их осуждать. И не буду.

Василий Волга