Страны – как люди: относись к другим так, как хочешь, чтобы они относились к тебе. Россия, например, или Китай не репетируют уничтожение КНДР. Поэтому и не боятся, что в их сторону оттуда что-то полетит. А в спокойном состоянии и рассуждать легче.

И через сутки после тяжелого испытания эксперты обсуждают ракету Ким Чен Ына, а не международно-коллективный ответ на нее. Поскольку нет его – ответа этого. По-прежнему остаются только вопросы. Вот и Совет Безопасности ООН, хоть и собрался в чрезвычайном порядке, сумел лишь обнаружить новый смысл у своего сокращенного звучания. Потому что в этом случае Совбез значит – совсем «без». Без компромисса и без вариантов. Осудили, конечно, все. Но не подписался никто. Так как общее заявление даже не рассматривали. Собственно, его даже не формулировали.

И как это все ему понимать? Правильно, в силу своей испорченности. Иначе говоря, в свою силу. Она у него, как он объявил накануне, уже окончательно и бесповоротно ракетно-ядерная. И теперь никто уже не скажет, что хвастун. Потому как «Хвасон». Причем, 15. С доставкой на дом. На Белый дом. А коль ракетную часть он показал, стало быть и атомная на подходе. То есть, где-то там, во глубине корейских руд, планирует новый ядерный тест. Он же себя считает последовательным политиком. И плевать ему на всех, кто считает иначе. Потому как: «А что они мне сделают?».

Ведь даже сейчас, несмотря на то, что ждали и вроде бы готовились отразить, по сути, среагировали-то лишь в Сеуле. Да и те только через шесть минут после старта учебно как бы накрыли место старта. Но снаряд-то был уже в пути. Однако эти хоть что-то предприняли. А остальные, американцы там или японцы, как они сами признали, наблюдали за полетом. Может быть, они еще и пари заключили, в каком именно квадрате и через какое именно время эта штуковина упадет. А может, они потому и не мешают Пхеньяну все время что-то посылать, что оставляют себе возможность друг у друга отыграться.

Так это или нет, но мировое сообщество являет очевидную растерянность. Слова все сказаны, надо что-то делать. А что, если они не договорились даже о том, чего делать не надо. Именно потому, что далеко не все понимают, что страны – как люди. А у людей как: относись к другим так, как хочешь, чтобы они относились к тебе. Россия, например, или Китай не гонят к Корейскому полуострову свои флотилии, не пичкают его оружием и не репетируют уничтожение КНДР. Поэтому им и бояться нечего, что в их сторону отсюда что-то полетит. Это же не нас за янки держат. А в спокойном состоянии, когда нигде не жмет, и рассуждать легче.

Вот чего ради Трамп внес Северную Корею в список стран-спонсоров терроризма и ужесточил против нее санкции, если к этому моменту она уже месяца два, впервые так долго, ничего опасного не предпринимала? Соскучился? «Такое ощущение, что Соединенные Штаты специально все делают для того, чтобы Ким Чен Ын сорвался и предпринял очередное авантюрное действие», – более развернуто, чем они заслуживают, оценил Сергей Лавров IQ американских деятелей. И добавил: «Если США ищут предлог, чтобы уничтожить КНДР, пусть скажут об этом прямо».

Не скажут. Да и не уничтожат. Ничего же не изменилось в их отношении к Пхеньяну с появлением у того «Хвасон-15». Хотя нет. Есть новое слово. Даже два. «Сумасшедший щенок». Так Трамп своего визави еще не называл. Другой вопрос, чем же тогда тот страшнее «Бешеного пса»? Может быть, тем, что ему еще есть, куда расти.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik