Украинские власть имущие неоднократно давали собственные трактовки Минских соглашений, которые резко контрастируют с самим текстом договоренностей. C активизацией усилий международных игроков вокруг реализации «Минска‑2» влиятельная киевская «партия войны» ясно дает понять, что всячески будет препятствовать имплементации этого документа. Более того, последние скандалы в украинско-белорусских отношениях косвенно указывают, что часть украинских «верхов» намерена дискредитировать Минск в качестве переговорной площадки, добившись переноса переговорного процесса на другую территорию.

21 ноября в СМИ появилось заявление нового генсека ОБСЕ Томаса Гремингера о том, что урегулирование конфликта на Донбассе зашло в «политический тупик». По мнению генсека, «любая инициатива, которая сможет преодолеть тупик и улучшить безопасность на местах, только приветствуется и стоит тщательного рассмотрения». При этом Гремингер подчеркнул, что в конечном итоге всё должно свестись к реализации Минских соглашений.

В то же время собственное видение реализации «Минска‑2» имеется у главы МВД Украины Арсена Авакова, фактически второго человека по влиятельности внутри украинской власти, сконцентрировавшего в своих руках колоссальный силовой ресурс, в том числе уличный. Будучи, наряду с секретарем Совета национальной безопасности и обороны Украины Турчиновым, признанным лидером «партии войны», Аваков в ходе экспертного форума «Украина: в стремлении к равновесию» заявил, что «Минские соглашения мертвы и говорить об этом уже не стоит». По мнению Авакова, возникла необходимость подписания новых соглашений: «Я думаю, что должны быть следующие соглашения. Почему “минские”? Должны быть “венские”, “парижские” или любые другие».

В принципе, это типичная практика украинских «верхов»: поставить «галочку» под каким-либо договором, затем заявить, что договор не исполняется, и требовать его переподписания. Так и хочется спросить: «Вы действующие договоренности хотя бы пробовали исполнять?!»

Заметим, что Аваков не первый, кто заявляет о необходимости заключения новых соглашений и переноса переговорной площадки в другую столицу. К примеру, украинский олигарх и депутат Верховной рады Сергей Тарута, резко нарастивший медийную активность в последние месяцы, не так давно предлагал перенести переговоры по Донбассу в Вену. Впрочем, никто так и не может дать конкретный ответ, в чём польза такого шага.

Представляется, что перенос переговорной площадки всего лишь попытка затянуть время. Видимо, этого и добивается значительная часть киевской власти, эскалируя напряженность в украинско-белорусских отношениях.

Отношения с Беларусью обострились после того, как в ноябре в Третьем комитете Генассамблеи ООН Минск проголосовал против украинской резолюции под названием «Положение в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополь». Ситуация усугубилась «шпионским скандалом», выплеснувшимся в прессу с подачи околовластных украинских журналистов, хотя подобные инциденты в межгосударственной практике принято решать в тишине (именно на этом акцентировал внимание президент Лукашенко, комментируя произошедшее).

Но не будем отвлекаться. Аваков является противником прописанного в рамках Минских соглашений особого статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей: «Никаких народных милиций, никаких своих дополнительных судов, всё исключительно на законодательном и юридическом поле Украины». Глава МВД также подчеркнул, что предусмотренная «Минском‑2» амнистия не должна распространяться на комбатантов ЛДНР и политических деятелей непризнанных республик. Что касается гипотетической миротворческой миссии, то министр видит ее как расположение миротворческого контингента вместе с украинскими подразделениями на неподконтрольном Киеву участке границы с РФ.

В общем-то, это недвусмысленный намек участникам переговоров: «партия войны» костьми ляжет, но не позволит выполнить пункты Минских соглашений. И, безусловно, сигнал лично Петру Порошенко, который, с одной стороны, пытается перетягивать на себя праворадикальный электорат, а с другой, наверняка попробует заполучить определенные электоральные бонусы в случае реального прогресса в выполнении Минских соглашений под давлением внешних игроков до плановых выборов в 2019 году.

В целом отношения между командами Порошенко и Авакова — Яценюка, представляющих партию «Народный фронт», нельзя назвать безоблачными: проведенный недавно съезд «фронтовиков» продемонстрировал, что они не согласны на поглощение партией «Блок Петра Порошенко — Солидарность», а также не намерены сдавать принадлежащие им «вкусные» посты людям Петра Алексеевича.

Примечательно, что заявления Авакова идут вразрез с последними заявлениями Курта Волкера, спецпредставителя Госдепа США по Украине, и Мари Йованович, американского посла в Киеве. Так, Волкер сказал о том, что Киев должен быть готов предоставить особый статус Донбассу, а также амнистировать участников конфликта. А Йованович призвала киевские власти восстановить социальные выплаты жителям неподконтрольных Киеву территорий.

Пускай это всего лишь пересказ Минских соглашений, но подобные заявления зачастую в штыки воспринимаются значительной частью киевского политикума.

А пока единственным пунктом «Минска‑2», который худо-бедно выполняется, является пункт номер шесть, т. е. обмен пленными и незаконно удерживаемыми лицами. 29 ноября, после очередного заседания трехсторонней Контактной группы в Минске, пресс-секретарь представителя Киева на переговорах Леонида Кучмы Дарка Олифер сообщила, что стороны договорились в кратчайшие сроки согласовать процедуру и дату обмена пленными исходя из стремления осуществить этот обмен до новогодних и рождественских праздников. К этим датам в свои семьи могут вернуться 380 человек: дело в том, что 15 ноября спецпредставитель Украины по вопросам гуманитарного характера в трехсторонней Контактной группе в Минске Виктор Медведчук, будучи единственным украинским политиком с контактами на высшем уровне в Кремле, договорился о решении задачи по обмену пленными на наивысшем уровне, проведя переговоры с президентом и премьером России в присутствии патриарха Кирилла.

Задействовать контакты на столь высоком уровне пришлось ввиду того, что усилиями влиятельной киевской «партии войны» процесс обмена пленными «стоит на паузе» с сентября 2016 года, когда украинцев Жемчугова и Супрун обменяли на четырех сторонников ЛДНР.

Хотя после освобождения Надежды Савченко в мае 2016 года, которое стало возможно благодаря разработанной Медведчуком юридической формуле (помилованную Савченко обменяли на россиян Александрова и Ерофеева), казалось, что дальнейшие обмены будут осуществляться беспрепятственно.

Словом, «будем посмотреть»: быть может, обмен пленными станет тем первым шагом, который поможет сдвинуть с мертвой точки «Минск». А одна из главных интриг ближайшего полугодия заключается в том, какие инструменты задействуют международные игроки для принуждения сторон к реализации Минских соглашений и задействуют ли их вообще.

Денис Гаевский, RuBaltic.Ru