Америку сотрясает непрекращающаяся череда скандалов о харассменте. Женщины обвиняют популярных актеров, уважаемых режиссеров, видных журналистов в том, что те вели себя неподобающе и домогались их. Дело не обошло стороной и политический истеблишмент США. Одному за другим сенаторам, конгрессменам, губернаторам приходится защищаться от критики и оправдываться за свое поведение. Малек Дудаков рассказывает, кого коснулись претензии, и объясняет, почему политикам удается выйти сухими из воды, в то время как в Голливуде творческие люди лишаются всего.

Похождения Клинтона

Сексуальные скандалы не новы для американской политики. Многим сразу вспоминается поведение Билла Клинтона, который не только принуждал к оральному сексу свою помощницу Монику Левински, но и обвинялся в интимных связях со многими другими женщинами. Еще в 1992 г., во время первой предвыборной кампании Клинтона, бывшая модель Дженнифер Флауэрс во всеуслышание заявила, что в течение 12 лет она спала с Клинтоном. Кандидат в президенты долгое время отрицал наличие связей с Флауэрс, однако в 1998 г. был вынужден признать, что он действительно с ней встречался, будучи губернатором Арканзаса и женатым мужчиной.

Затем бывший волонтер штаба Клинтона Хуаннита Бродеррик обвинила Клинтона в том, что тот её изнасиловал в номере в отеле: дело происходило в конце 1970-х. А сотрудница администрации штата Арканзас Пола Джоунс и вовсе подала в суд на Клинтона, утверждая, что он завлек её в отель, разделся и попытался принудить к сексу. Собственно, её иск в 1998 г. и последующие слушания привели к началу импичмента Клинтона. Именно во время этого расследования разразился скандал с Моникой Левински:  судьи спросили Клинтона, имел ли он связи со своей ассистенткой, и тот сказал, что между ними ничего не было. Уже через несколько месяцев стало очевидно, что Клинтон солгал под присягой, нарушив федеральное законодательство, и это дало возможность республиканцам в Конгрессе заняться импичментом президента, который, впрочем, им не удалось довести до конца.

Братья Кеннеди

Подобные истории имели место и до Клинтона. Например, хорошо известны любовные похождения Джона Кеннеди, заводившего романы с Мэрилин Монро и с несколькими сотрудницами своей администрации. А младший брат Джона – Тед Кеннеди, долгое время занимавший пост сенатора от Массачусетса — в 1969 г. оказался в центре вопиющего скандала со смертью своей секретарши Мэри Джо Копечне. Многие считают, что Тед состоял с ней в романтических отношениях. Однажды после вечеринки они ехали вместе в его машине на большой скорости, в какой-то момент Кеннеди не справился с управлением и вылетел с моста в воду неподалеку от острова Чаппакиддик в Массачусетсе. Кеннеди удалось выбраться из машины и добраться до берега, в то время как Мэри не смогла покинуть автомобиль и утонула. Кеннеди, опасаясь скандала, пытался скрыть происшествие и в течение 10 часов не сообщал ни о чем полиции. Лишь на следующие сутки в воде была найдена его машина и труп девушки, после чего он был вынужден признаться, что был за рулем разбившегося автомобиля.

Однако, пожалуй, еще ни разу в истории эти скандалы не затрагивали сразу многих политиков одновременно и не вызывали такую единодушно негативную реакцию общественности, как сегодня.

Обвинение сенатора Роя Мура

Первой жертвой новой череды скандалов о сексуальных домогательствах стал кандидат в сенаторы от Алабамы Рой Мур. Бывший сенатор Джефф Сэшнс стал генпрокурором в администрации Дональда Трампа, и в Алабаме были назначены досрочные выборы. На праймериз республиканцев победил Рой Мур – бывший председатель Верховного суда Алабамы и крайне консервативный политик. В свое время он дважды лишался поста судьи: в первый раз за то, что отказался убрать христианскую символику из здания суда, которая, по мнению вышестоящих инстанций, нарушала конституционную поправку о разделении церкви и государства, а во второй раз – за отказ соблюдать решение  Верховного суда США о легализации гей-браков.

Мур неоднократно выражал довольно радикальные идеи – например, однажды он высказался за возвращение уголовной ответственности за гомосексуализм. В другом интервью он объявил, что сенатором или конгрессменом в США по Конституции может быть только верующий христианин, но никак не атеист или, скажем, мусульманин.

Политик с такими консервативными взглядами имел бы большие проблемы на выборах в каком-нибудь более-менее типичном американском штате. Однако дело происходит в Алабаме – столице американского юга, где живет много консервативных избирателей, им нравится идеология Мура. Согласно опросам, он обходил своего конкурента, кандидата от демократов Дага Джонса, более чем на 10%. Но менее чем за месяц до выборов разразился неожиданный скандал. Журналисты Washington Post опубликовали объемное расследование о любовных «похождениях» Мура в прошлом. Интервьюируя жителей города Гадсден (родины Мура), они узнали, что он, будучи 32-летним помощником прокурора, активно интересовался несовершеннолетними девушками. Журналисты обнаружили четырех женщин, которые утверждали, что Мур пытался их домогаться, когда им было 14-16 лет. Возраст согласия в Алабаме — 16 лет, и половые отношения с несовершеннолетними — уголовное преступление. Впрочем, ни одна из женщин не обвиняла Мура в том, что он пытался ее изнасиловать. В основном Мур он устраивал свидания, заставлял напиваться вином и целовал. Одну из девушек, которой как раз было 14 лет, Мур отвез к себе домой, раздел, обнимал, но не стал принуждать к сексу.

Действия Мура, вероятно, не нарушали закон, что и помешало женщинам обратиться в полицию. Тем не менее их родители несколько раз планировали придать огласке эти истории — особенно после того, как Мур начал свою политическую карьеру в конце 1990-х гг. Однако в итоге по разным причинам отказались от подобной затеи. То, что эти истории не были известны до текущего дня, — главный аргумент в защиту Мура, который активно используют представители его кампании:

Почему за 40-летнюю карьеру юриста и политика этот скандал ни разу не всплывал, а теперь в критический момент — за месяц до выборов — он внезапно появился?

Допустимо предположить, что за ним может стоять кампания его конкурента, хотя журналисты Washington Post утверждают, что ни одна из опрошенных ими женщин не имеет явных связей с соратниками Дага Джонса.

Так или иначе, эта история уже успела ударить по рейтингам Мура в преддверии выборов. Пусть он и не нарушил закон, но для такого убежденного консерватора, как Мур, иметь подобные любовные пристрастия, конечно, недопустимо. Он всё же может победить — выборы проходят в Алабаме, самом консервативном штате Америки, где за последние 25 лет республиканцы побеждают по умолчанию. Мур, понятное дело, отрицает все обвинения. Доказать их — дело сложное и вряд ли осуществимое. Законодатели от республиканцев — лидер большинства в Сенате Митч Макконел, спикер Палаты Представителей Пол Райан и многие другие — наперебой требуют от Мура выйти из гонки, но только если «обвинения подтвердятся». Истеблишмент партии предусмотрительно отказался от дальнейшей финансовой поддержки Мура. Теперь ему приходится собирать все средства на кампанию в одиночку. На Капитолийском холме идут обсуждения, что будет, если Мур все-таки победит. Республиканцы большинством голосов попробуют лишить его сенатского кресла или хотя бы исключить из партии. Они опасаются того, что из-за Мура за ними закрепится слава защитников педофилов или, как минимум, тех, кто готов их терпеть в своих рядах.

Мур надеется на то, что ему удастся пересидеть скандал, а через несколько недель он может и вовсе утихнуть. Пока что кампания Мура спешно отменила участие кандидата в дебатах с Джонсом: чем меньше политику придется сталкиваться с журналистами в ближайшее время, тем лучше.

Мальчики Хастерта

Если Мур все-таки выиграет сенатскую гонку и обвинения против него подтвердятся, то он станет уже не первым видным политиком среди республиканцев, уличенным в педофилии. В прошлом году похожие обвинения предъявлялись бывшему спикеру Палаты Представителей Деннису Хастерту, руководившему нижней палатой Конгресса в течение 8 лет. Прокуроры считают, что Хастерт занимался сексом как минимум с четырьмя несовершеннолетними мальчиками, которым он позже обещал крупные суммы за то, чтобы те молчали. Как раз таинственные переводы Хастерта в несколько миллионов долларов и заинтересовали ФБР, начавшее расследование его финансовых схем. Уже позже удалось установить, что эти средства перечислялись семьям тех детей, с которыми бывший конгрессмен имел близкие связи. Сейчас дело Хастерта рассматривается в суде Вашингтона.

Грубые шутки сенатора Франкена

Демократы активно пользуются скандалом с Муром, обвиняя республиканцев в том, что те ставят партийную принадлежность выше чего-либо другого. Однако они сами не готовы отказываться от поддержки политиков своей партии, уличенных в сексуальных домогательствах. Буквально через несколько дней после начала истории с Муром в харассменте был обвинен уже действующий сенатор – представитель Миннесоты Ал Франкен. Франкен в прошлом работал комиком на кабельном телеканале Saturday Night Life, а сегодня он сенатор, который считается одним из самых видных прогрессивных активистов Америки.

В 2006 году, будучи комиком на SNL, Франкен по приглашению Пентагона участвовал в туре по Ближнему Востоку, выступал перед американскими солдатами. Перед одним из своих выступлений он начал приставать к спортивному комментатору Fox Sports Лиэнн Туиден, которая с ним сотрудничала. Специально для нее Франкен изменил текст в одном из своих шоу, добавив туда сцену с поцелуем, и предложил Туиден попрактиковаться. Туиден отказалась и попыталась обратить ситуацию в шутку, однако Франкен продолжал настаивать и в итоге набросился на Туиден, силой заставив её поцеловаться. Она его оттолкнула и пригрозила ему обвинениями в домогательствах. Вероятно, обидевшись на Туиден, Франкен чуть позже сделал фотографию, на которой он тянет руки к её груди.

Две недели назад Туиден решилась обнародовать эту историю и выложила свою фотографию с Франкеном. Скандал быстро стал главным инфоповодом на Капитолийском холме: лидеры республиканцев воспользовались моментом и призвали начать этическое расследование действий Франкена. Несколько опешившие демократы, не ожидавшие обнаружить в своих рядах такой неприкрытый сексизм, согласились с тем, что проступок Франкена должен быть изучен этическим комитетом Сената, но не стали требовать от него отставки. Сам Франкен отрицает все обвинения в свой адрес и называет фотографию с Туиден «грубой и неприличной шуткой», за которую он извиняется.

Тем не менее, даже если Франкен будет вынужден уйти в отставку, это вряд ли станет для демократов серьезной головной болью. Он представляет Миннесоту — крайне либеральный штат, губернатором которого сейчас является демократ Марк Дейтон. Он назначит на место Франкена временного сенатора и объявит о дате проведения выборов где-нибудь в следующем году. Среди политической элиты штата начались разговоры о том, что новым сенатором вместо Франкена может стать Кейт Эллисон — конгрессмен от 5-го округа Миннесоты, бывший кандидат на должность главы Демократического национального комитета и еще более прогрессивный политик. В таком случае, кстати, он станет первым в истории США сенатором-мусульманином.

Далеко не факт, что Франкен вообще уйдет в отставку. Остается открытым вопрос, должен ли он нести политические последствия за действия, совершенные им еще до участия в сенатских выборах. Некоторые либеральные колумнисты поспешили встать на сторону Франкена и начали заверять общественность в том, что ему не следует покидать свой пост. По их мнению, извинений Франкена вполне достаточно, чтобы забыть про эту историю, а его уход из Сената может навредить демократам, которые стараются поддерживать права женщин. Несмотря на то что Франкен вел себя неприлично по отношению к некоторым, его работа в Сенате в целом помогает защите женских прав. Однако история с Франкеном усугубляется тем, что еще несколько женщин обвинили его в домогательствах в ходе его первой предвыборной кампании в 2007-2008 гг. Впрочем, они поделились своими историями с журналистами лишь анонимно, что позволяет Франкену отмести эти обвинения как вымышленные.

Секретные компенсации Конгресса

Но, вероятно, самым шокирующим разоблачением последних дней стали подробности юридической практики, принятой в стенах Конгресса. Стало известно, что внутренний устав Конгресса дает возможность законодателям «закулисно» решать все вопросы с обвинениями в сексуальных домогательствах. Таким образом, если какая-то женщина обвиняет конгрессмена или сенатора в домогательствах, то он непублично выплачивает ей компенсацию через юридический комитет Конгресса, не доводя дело до суда. При этом юридический комитет не разглашает имена законодателей, обвиняемых в домогательствах – он лишь собирает статистику по количеству таких дел и выплаченных суммах.

Журналисты возмутилась тем, что законодатели таким ловким приемом избегают публичной критики и уходят от политической ответственности за поступки. Республиканцы в Конгрессе пообещали изменить правила ответа на обвинения в харассменте в будущем. Их заставляет ускориться то, что в скандале с выплатой компенсаций оказался замешан их коллега от демократов – конгрессмен от Иллинойса Джон Коньерс.

Конгрессмен Коньерс и его помощницы

Репортеры издания BuzzFeed выяснили, что Коньерс, которому в этом году исполнилось 88 лет, в 2015 г. домогался до одной из своих молодых помощниц. Она сообщила о его выходках в этический комитет Конгресса, из-за чего Коньерс был вынужден выплатить ей компенсацию в 27 тысяч долларов. При этом он заплатил эти деньги не из своего кармана, а из публичных средств Конгресса, выделенных на обслуживание его офиса.

Руководство демократов вступилось за Коньерса и потребовало для начала разобраться в ситуации, а до того не вынуждать конгрессмена уйти в отставку. Вслед за публикацией в BuzzFeed еще несколько девушек, работавших в штабе политика в конце 90-х гг. в Детройте, также обвинили Коньерса в харассменте. Конгрессмен не признает своей вины и отказывается уходить в отставку. Хотя под давлением критики он все же покинул свой пост в юридическом комитете Сената.

Вполне вероятно, что эта лавина обвинений в харассменте будет нарастать: больше женщин будет готовы объявить о том, что те или иные политики до них домогались. Пока что ситуация с обвинениями носит полностью внепартийный характер: обвиняют и деятелей от республиканцев, и от демократов. Но здесь наблюдается очевидное отличие политической сферы от всех остальных: если для актеров или журналистов обвинения в харассменте становятся концом карьеры, то политикам удается всеми правдами и неправдами усидеть на своих постах. Во многом им в этом помогает их же партийное руководство, которое готово громогласно критиковать случаи харассмента в стане оппонентов, но закрывать глаза на проявление подобного поведения среди своих.

Малек Дудаков, RUPOSTERS